Р. Бернс. Любовь и Бедность

Дата: 08-11-2016 | 16:25:28

Роберт Бернс

 

Любовь и Бедность

 

Любовь и Бедность день за днем

бегут за мной вдогонку!

Согласен быть я бедняком,

но жаль мою девчонку! *

 

        Зачем, Судьба, желаешь ты

        любви расстроить струны?

        И почему любви цветы

        в руках слепой Фортуны?

 

Кто приобрел богатства груз,

тому живется сладко —

но проклят тот ничтожный трус,

кто стал рабом достатка!

 

Сияет у девчонки взор,

когда мы с нею вместе,

но скажет слово — слышу вздор

о разуме и чести!

 

При чем тут разум, если я

наедине с любимой

и счастлива душа моя

любовью нерушимой?

 

Прекрасен бедный Жребий наш

и в счастье, и в раздоре,

и глупой Роскоши мираж

нам не приносит горя.

 

        Зачем, Судьба, желаешь ты

        любви расстроить струны?

        И почему любви цветы

        в руках слепой Фортуны?

 

7-8 ноября 2016

 

*Более точный вариант:

 

Любовь и Бедность разорвать

меня готовы ныне!

На Бедность мне бы наплевать,

не будь любимой Джини!

 

Бернс посвятил это стихотворение ослепительно красивой девушке Джин Лоример, которая вышла замуж за молодого фермера, а три месяца спустя бросила его, потому что тот задолжал кредиторам и был вынужден бежать за границу. Уехать вместе с ним Джин отказалась. По словам Бернса, у нее были длинные белокурые локоны, очаровательные ямочки на щеках и вишневый рот.

 

Но когда я начал петь эту песенку (кстати, на мотив бетховенского «Мармота»), то обращение автора к Джини показалось мне не слишком уместным. Пришлось немножко отойти от оригинала. Что ж, не я первый, не я последний. Но более точную версию строфы я сохранил. Авось пригодится.

 

 

 

Robert Burns (1759 — 1796)

 

O Poortith Cauld

 

O Poortith cauld and restless Love,

Ye wrack my peace between ye!

Yet poortith a’ I could forgive,

An ‘twere na for my Jeanie.

 

        Chorus.

        O, why should Fate sic pleasure have

        Life’s dearest bands untwining?

        Or why sae sweet a flower as love

        Depend on Fortune’s shining?

 

The warld’s wealth when I think on,

Its pride and a’ the lave o’t —

My curse on silly coward man,

That he should be the slave o’t!

 

Her een sae bonie blue betray

How she repays my passion;

But prudence is her o’erword ay:

She talks o’ rank and fashion.

 

O, wha can prudence think upon,

And sic a lassie by him?

O, wha can prudence think upon,

And sae in love as I am?

 

How blest the simple cotter’s fate!

He woos his artless dearie;

The silly bogles, Wealth and State,

Can never make him eerie.

 

1793


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!