Владимир Ягличич "Джезва" и другое. Цикл.

Дата: 04-11-2016 | 04:36:31

Владимир Ягличич Джезва
(С сербского).

Вода в неистовом бурленье.
Повсюду волны аромата.
Внутри у турки нет смиренья,
пока она с огня не снята.

Вода вскипает, пышет паром,
доходит до больших градаций.
И мне бы под напором ярым
до сути собственной добраться !

Ах, турка ! Дивная посуда,
в броне из прочного металла.
Вот и меня б, с поддержкой чуда,
как в сказке, силой напитала.

Но стоит некой властной длани
ту джезву наклонить над чашкой -
и вновь на нашем поле брани
мне уготован жребий тяжкий.

Не лучше ль мне, под той рукою,
терпеть весь век земную пытку,
смакуя аромат покоя
и вкус волшебного напитка ?
------------------------------
Джезва
 
Собама мирис мира шири,
а вода у ньој - ко је гони? -
хоhе ван себе, па се смири,
кад је са рингле шака склони.
 
Проври ли - вода и продише.
И ја бих, грудва крви и меса,
постао нешто друго, више,
да бих остао то шта јесам.
 
А джезва - чека, обла, с дршком
металном, оклоп, предмет стран -
ко да не можеш ни подршком
божијом, из нье, никуд ван.
 
Ал кад је брижна рука нека
нагне над шольу, лине течност:
то је судбина и човека -
неко преспе сву нашу вечност.
 
Да пристанем на своје кости,
и може ли се, све до краја,
ширим арому смирености
и укус питког садржаја.


Владимир Ягличич   Пиломатериалы
(С сербского).

У озера, у городского пляжа,
годами сложены бруски и балки -
они - как часть природного пейзажа,
как безнадёжность нам привычной свалки.

Их ветры лупят вечно без пощады,
вода их мочит из огромной крынки,
как будто ей прогнать их с места надо.
Десятки лет их жадно жрут личинки.

Никто не знает, кто, в какое время,
сложил их здесь, какого дела ради.
Они лежат осмеянные всеми
к всеобщей несмолкаемой досаде.

Выходит, в спешке, что была вначале,
сложили лес для нужной новостройки.
Потом благие планы растеряли,
и лес лежит как мусор на помойке.

Лишь детвора соседняя, бывало,
играя лезла в те нагроможденья,
и куча в эти дни как оживала
и обретала смысл и назначенье.

Граджа
 
Украј језера, уска градска плажа.
Ту, годинама, стоји дрвна граджа.
Ко да је део природног пејсажа,
или на пејсаж свикнутог безнаджа.
 
Покушавају буре руком хладном,
каплье таласа који воду мрви,
да је помере, и узалуд, гладно,
деценијама веh, глоджу је црви.
 
Нико веh не зна ко ју је, због чега,
ту оставио, труне ко зна откад -
hути и трпи, сред кише и снега,
и претрајава ко ругло и отпад.
 
Нешто, у хитньи брзо изнурено,
хтело се, било попут идеала,
али је онда све то отурено -
граджа за градньу што је изостала.
 
Ал каткад деца, из кварта другари,
крену, у игри, на греде, и као
да их оживе, и да мртвој твари
налазе сврху, и тајни смисао.


Владимир Ягличич  Зависть
(С сербского).

Внимаю полевому шуму.
Сверчки без умолку стрекочут.
И вдруг задумался угрюмо:
нас вещий дух наставить хочет:

все достижения людские
стоят над прорвою опасной,
над бездной, где царят стихии,
грозящей гибелью ужасной.

Внимаю горькой правде поля:
"О гордые ! Вы все - тупицы.
Не нам решать. Не в нашей воле,
что с нами далее случится.

Иных влекут и власть, и слава -
но в рабстве складывают кости,
хоть громко предъявляют право
на пай крупней, чем на погосте.

Жезлы, и золото, и троны

для вас ценны и вам приятны,
но похоронные трезвоны
вы заслужили троекратно".

Я видывал людей немало:
и самых знатных, и из голи,
но, если зависть возникала,
то только лишь к сверчкам на поле.
----------------------------------
Завист
 
Ово је полье. Ја ту слушам
како зрикавци вас дан зричу.
Ко да скривена моја душа
наставльа, отуд, дивну причу.
 
У уредженом льудском друштву
покорица је над безданом.
Не излаз - пропаст видим сушту,
у свету сушто нам незнаном.
 
На све то пристах, скоро немо,
ви, горди, збринути и пресити.
Ми ништа не одлучујемо,
чак ни шта hе се с нама десити.
 
Са свешhу да се силом влада,
колики се веh заробише?
Откуд та свест, да им припада
од метра землье ишта више?
 
Жезло и злато, и трон, или
и зајемчено мртво трупло -
и све сте ви то заслужили,
да је по мени, и тродупло.
 
Шта сам све чуо, шта видео,
завештавши тај свет больима...
Ако сам ком и завидео,
онда зрикавцу у польима.


Владимир Ягличич  Пьяница
(С сербского)

Дождь, а свод небес - не хмурый.
На торгу синеют лужи.
Пьяный с мокрой шевелюрой
там улёгся неуклюже.

Будто крендель на салфетке,
на позоре, в неудоби;
весь скрутился, словно детка
у родильницы в утробе.

Уж не стал ли бездыханным ?
Нет. Он губы лижет с жаром:
спутал дождь с небес с желанным
сладким Гебиным нектаром.

С завыванием натужным
мчит карета что есть мочи:
хочет помощь всем недужным
оказать ещё до ночи.

У пьянчуги взор всё шире.
Смотрит людям прямо в лица.
Как никто в подлунном мире
лютой бездны не страшится.

Он решил, что смерть - во благо,
и встречает без опаски.
Он готовно даст присягу
в том, что ангелы - лишь в сказке.

И на носилках, не грубя,
возлёг спокойным тихим комом
и с облегчением себя
уже считает невесомым.
------------------------------
Пијанац
 
Киша, и небо плаво,
и трг капима засут.
Он спава, мокром главом
ослоньен на свој странпут.
 
Ко перек на салвету,
належе, свом јачином.
Скврчио се ко фетус
у утроби мајчиној.
 
Дише ли, ил не дише?
Мљацка у сну, забректан.
Да ли му се од кише
причиньа Хебин нектар?
 
Веh кола хитне помоhи
завијају, сиреном.
Да помогну, пре поноhи,
свакоме несмиреном.
 
Миран је, сред свог бездана.
Зенице му се шире,
и гледа лица незнана
што радознало вире.
 
И мисли: смрт је, добрано,
веh обавила своје.
А заклети се могао -
анджели не постоје.
 
Ко да се брецну, трже,
ал на носила приста,
приправна да подрже
осеhај бестежинства.



Владимир Ягличич    Скворечник
(С сербского).

Наш сад заполонён цветами -
хоть пей нектар, засунув нос.
Не все из птиц ужились с нами,
зато скворцов укрыл от гроз.

А зяблики гнездились сами
вблизи полей, клюя овёс.
Но, нагрузившись червяками,
их каждый зяблик детям нёс.

Привольным птахам нет преграды.
Туда-сюда - крылатые полёты.
Обзор - без края и концов.

И мне б такие же услады
и годы жертвенной заботы
о светлом будущем птенцов !

Куhица за птице
 
Уселише се, али једва.
Поверенье не ули доба,
у башти, макар била медна,
кльун с цвета ма и нектар проба.
 
Али сви гнездо зеба. Вредна,
по польу стално зрнад зоба,
храни глистама пилеж редна
посета - кад је улов добар.
 
Постоји птица лет над прошhем.
Оду, врате се - крилат простор
постане, видик да на дар.
 
И ја сам тамо био гошhен,
примивши бригу за потомство
ко наджртвени, дубльи мар.



Владимир Ягличич Арена
(С сербского).

Пугает мир магических чудес,
манят неисполнимые задачи,
новинки возбуждают интерес:
трушу за ними, как хромая кляча.

Какой калейдоскоп вестей с экрана !
Немею от трагической возни:
убийства, грабежи и ураганы -
пронизанные ужасами дни.

А личный опыт ? - Хуже, чем цунами:
сломалось что-то и потребен фонд.
Смотрю в кошель голодными глазами,
не нахожу в нём денег на ремонт.

Душа парит меж тем и этим светом.
Желаешь в высь, а с места - никуда.
Всю жизнь прикован к низменным предметам.
Не улетишь, а на Земле - нужда.

Вот так и жарюсь, будто на плите.
Всю ночь болят расшатанные кости.
Нет смысла состязаться в быстроте
с бедой, пока не лягу на погосте.

А между тем без отдыха стремлюсь
к желанной цели, к славной перемене
и сам себе всегда твержу: "Не трусь !
Стань бегуном на жизненной арене".

Моя мечта и близким-то чудна.
На что я буду годен на ристанье.
Надежда - на другие времена.
Расчёт - на вдохновенье и дерзанье.

Нет ! Нынче состязаться я не стану.
Я сердцем отыскал иных вождей,
иную красоту, сменил все планы
и верю в вечность избранных идей.
------------------------------
Арена
 
Заостао сам. И не стижем. А ти?
Ко да досегне сва чудеса мага?
Новотарије не могу да пратим,
каскам за ньима као хрома рага.
 
Ко да избистри вести са тевеа?
Убиства, пльачке, земльотрес, вулкани.
Пред трагедијом уста занемела,
пакленим ткани ужасима дани.
 
А ситни удес? Беспарица, кад ми
у домаhинству цркне каква ствар,
по новчанику тражим оком гладним
којим hу новцем поправити квар.
 
И тако лебдим измеджу светова.
Нечем бих вишем, а сама до себе
да допре, каткад, не зна душа ова:
због нужде земне, ил висине небне.
 
Ко на шпоретској рингли да ме прже,
ни сном да смирим расклимане кости.
Очито, зло се шири много брже
од одбрамбених мојих могуhности.
 
То није првом кретньом замаштано,
ни покренуто ка суштој намени,
да, ма где био, ма где се нашао,
постанем тркач у мрачној арени.
 
Ближњима далек, политици стран,
да л иком ишта у тој трци вредим?
Једина моја шанса, нови дан -
одустајанньем да и ја победим.
 
Ал сишао сам намерно са стазе,
и потражио срцем друге водже -
као лепоту када очи спазе
с вером у оно што не зна да продже.

Владимир Ягличич  Головня
(С сербского).

Жар скрыт лишь только головнёй.
Весь мир, сгорев дотла,
стал нынче тенью ледяной,
где нет для нас угла.

Остуженный простор родной
тьма смерти облекла.
Я б рад вернуть любой ценой
чуть света и тепла.

Так пусть до непроглядной тьмы,
где горько прозябаем мы,
примчится к нам по зову

привольный свежий ветерок,
чтоб вновь раздул наш огонёк
и жар разжёгся снова.
---------------------------------
Угарак
 
Ватра, на главньу сведена.
И свет је догорео:
сад је он - сена ледена,
А некад - беше врео.
 
Смркава се, сред предела.
Неко је сјај помео.
Можда није ни вредела
светлост, пред судньом променом.
 
Али нек само пирне
из таме непрозирне
лак дах ветриhа, пропет.
 
Друкчу hе коб досудити,
из смрти ме пробудити
да се разгорим опет.

Влвдимир Ягличич  Сельцо
(С сербского).

Сельцо. В нём школа, клуб, управа.
Боярышник - колючки как штыки.
Ручьи и влажные густые травы,
в которых вечно мокли башмаки.
Тракт выглядел намотанным на вал.
Авто на нём сновали, будто чудо.
Наш мир был ограничен, очень мал.
Мы ничего не ждали ниоткуда...

За много лет сельцо из памяти ушло,
и лишь во сне, когда смежатся веки
вновь вижу ту запущенность и тишь.

И сам себя кляну теперь презло.
Вот есть такое свойство в человеке,
что и себе забвенья не простишь.
------------------------
Сеоце, избе, мали дом културе,
мала општина, невелика школа,
потоци, влати што квасе кондуре,
бодльица што се у дланиh забола,
друм ко намотан на сивкасти калем,
на ауто се, ко чудо, вребало.
Наш свет је био тако сушт, и мален,
ништа ван ньега није нам требало.
 
Ал успех да га рашијем из коже,
тек стазом сна да сад му иштем приступ,
напуштености поверим, и трави.
 
Издао сам га - то тек човек може -
учествовао у једном убиству,
а сад не могу да га заборавим.


Владимир Ягличич  Красота
(С сербского).

Любой из нас бывает очарован
сначала тем, что взор наш увлечёт.
Не ведаем, на чём эффект основан,
и ищем ярче блещущих красот.

А лучше разглядев искомый плод,
никто не хочет быть обескуражен:
быть может, впрямь он сладок, будто мёд,
и суть его сравнима с антуражем.

Та красота, что прячется в укладке,
сама попасть на свет бывает рада
и не желает пропадать безвестно.

Вот собрались студентки на площадке:
они все бредят звёздами эстрады,
а сами даже более прелестны.
-----------------------------
Лепота
 
Очарани смо, ал ретко суштином,
спольашньим нечим што заплени поглед.
И ја, спопаднут својом ватруштином,
лепоту ценим тек спазив је, поред.
 
Мало је што је има, веh мој посед
треба да буде, жельом неучтивом.
Не да је слатка у саhима ко мед:
веh да у медну сласт се упустимо
 
Но и лепота, изадже л из шкринье,
тежи с околним нечим да се стопи -
да и твар мртва с ньом чудесно живне.
 
Окупльене на тргу студенткинье -
све знају оне о Кишу и Попи,
али знају ли колико су дивне?




 

Блестяще и очень живописно.

Только оборот "ту турку" лучше заменить, например, на: "чуть наклонить ее"

С уважением

А.В.

Александру Флоре.

Большое спасибо за оценку и полезное замечание.

ВК

Ваш Ягличич мне гораздо больше по душе, чем другие современные авторы, которых Вы стали активно переводить. Вот и этот перевод стихотворения замечательного сербского поэта зацепил. Да ещё жена только что сварила кофе!:)

Всё отлично. Но смутила следующая строка:


Вода вскипит и пышет паром...


Почему бы не   


Вода вскипает, пышет паром...

?

С Праздником, Владимир!

С БУ,

СШ   



Сергею Шестакову

Сергей !   Спасибо за поздравление с праздником. Тут дело такое,

что можно воздать честь хорошему кофе, но одним кофе не обойдёшься !  Ваше предложение немного поправить текст с удовольствием принимаю. Постоянное сотрудничество с избранным автором из близкой по духу славянской страны

доставляет  мне большую радость, тем более, что он имеет возможность немедленно проконтролировать итог моей

работы, чтобы внести нужные поправки. Но мир обширен, и

оставлять совсем без внимания другие страны тоже не хочется.

Спасибо за Ваш отзыв.

ВК