Мари Понсо "Эндокса" и другое. Цикл.

Дата: 25-10-2016 | 00:35:35

  1. Мария Понсо  Эндокса, иначе авторитетные мнения.
    (Аристотель, Бахтин, Т.Берри).
    (Фантазия на тему английского стихотворения).

    Портной-обманщик был в ажиотаже,
    пока малыш-смельчак, в опроверженье блажи,
    не крикнул: "А король-то гол !"

    Диалектическим путём
    любые мнения итожа,
    мы можем заключить, что кожа,
    для всех, - естественный камзол.
    Король повсюду в нём, куда бы ни пошёл.

    Так Аристотель, говоря о том,
    отметил: "Философская поклажа,
    добытая взыскательным умом,
    софисту неподъёмна даже".

    Что мне фиктивный тот король ?

У мира мрачная юдоль.

Ведь я не так, как Аристотель, -

во взглядах не диалектична.
Волнует леденящий тезис:


повсюду хаос, взорванная косность;
не мирный космос - взвихренный генезис.
------------------------------------------------
Marie Ponsot Endoxa, or, reputable opinions
(Aristotle, Bakhtin, T.Berry).

The tailor's sophist power grows
till young philosophy speaks, and shows
the emperor has no cloths.

Dialectic's spiral spins
beyond mere opinion, to propose:
the emperor's skin
is the emperor's cloths,
the dress the emperor's always in.

Boy Aristotle mapped these minds:
"What philosophy knows
and dialectic probes,
no sophist can find".

I unlike Aristotle watch
the world I reach disclose
what dialectic misses:

Where I live is shiftier
than that fictive emperor is.

There is no cosmos
just a cosmogenesis.

Примечания.
Мари Понсо (урождённая Мэри Бирмингэм, родилась в Нью-Йорке, в 1921 г.) - американская поэтесса, неоднократно отмеченная почетными поэтическими наградами. Автор нескольких сборников стихов. В течение трёх лет после 2-й мировой войны жила в Париже. Переводила на английский французскую детскую поэзию и басни Лафонтена. Была супругой французского художника Клода Понсо. Мать дочери и шести сыновей. Училась и преподавала в нескольких университетах. В 2010-2014 гг. занимала пост ректора  (a Chancellor) Академии американских поэтов.



Мари Понсо Venus Callipygus
(C английского и французского).

Когда-то в Греции у двух сестёр,
не просто так, а вящей славы ради,
смутив страну, возник серьёзный спор:
какая всех милей при взгляде сзади.
Знаток, судивший множество ристалищ,
изрядно смысля в красоте седалищ,
дал старшей приз и сердце ей отдал,
а брат судьи - как преданный товарищ -
увидел в младшей дивный идеал.
Две свадьбы - и на том конец интриге.
Сестрицы, в честь Венеры Каллипиги
ей благодарно выстроили храм.
Благое в храмах ценится и ныне.
И в этом - ко всему, что чтится там,
я подхожу с почтеньем как к святыне.
------------------------------------------------------------------
Marie Ponsot A Tale Told by Atheneus (Venus Callipygus)

Two sisters of ancient Greece both laid claim
To the finest, fairest rear of their time.
Which tail forged ahead ? Which bottom's true fame
Topped ? Which back was in front, which terce most prime ?
A judge chose the elder girl's back matter;
Her finish was more fine and far matter.
She got the prize, and his heart; soon they wed.
"But the younger's sitter's not a smatter
Less meet; I'll marry her," his brother said.
It went so well, their joys were so perfected,
That after them a temple was erected
In honor of Venus Callipygus.
No other church - though I don't know its rite -
Could so, from head to epididymis,
Move me with deep devotion to its site.
1966
----------------------------------------------------------------
Jean de La Fontaine Conte Tiree d'Athenee (Venus Callipyge).

Du temps des Grecs, deux soeurs disaient avoir
Aussi beau cul que fille de leur sorte ;
La question ne fut que de savoir
Quelle des deux dessus l'autre l'emporte :
Pour en juger un expert etant pris,
A la moins jeune il accorde le prix,
Puis l'epousant, lui fait don de son ame ;
A son exemple, un sien frere est epris
De la cadette, et la prend pour sa femme ;
Tant fut entre eux, a la fin, procede,
Que par les soeurs un temple fut fonde,
Dessous le nom de Venus belle-fesse ;
Je ne sais pas a quelle intention ;
Mais c'eut ete le temple de la Grece
Pour qui j'eusse eu plus de devotion.

Примечание.
Здесь приведёны текст французского стихотворения Жана де Лафонтена и его перевод английский, сделанный Мари Понсо. Общеизвестен перевод этого французского стихотворения на русский язык, сделанный Вильгельмом Левиком.



Мари Понсо "Qu'ai-je a faire en paradis ?"
("Что бы я делала в раю ?").


Одет был Александр не так, как бог. Всё вспоминал
о македонских яблоках и о ручных питонах.
А я в котурнах мирных, в облачении любви
взываю к душам павших, неуёмным в стонах.

Царь чресла шкурой леопарда обвязал.
От смеха трясся зал - поди останови !
Всех персов донял там, коленопреклонённых.
А как бы я всем на смех стала, отбросив меч в крови ?

Marie Ponsot   "Qu'ai-je a faire en paradis ?"

Alexander did not in god's costume recall more
Disquietly Macedonian apples and tame snakes than I,
Fantastically shod with peace and cloaked with love,
Evoke old names for bitterness and hear harsh ghosts cry.

The Persians mocked though they knelt, his leopard and golden
Skirts and slotted crown that claimed the holy stood
After voyages among their halls. What kneelers laugh
To see me upright here, having castoff sword and blood ?
1956


Мари Понсо  A la une (Прежде всего).
(С английского)

Страсть и тягу к поцелуям
в нём словами не уймёшь.
Обнимаемся - не дышим.
Он - упрямец и пригож.

Я хочу, чтоб он в восторгах
выбрал тот из всех путей,
что прямей ведёт к итогу
без предательских затей.


Чтобы быть нам вместе,

будь достоин чести.

Marie Ponsot A la une

Let no word with its thinking treat
Thrust betwixt our kissing touch;
The most tenuous shaping breath
Were here too much.

I seek within your single pulse
The golden diametric, whence
Suppress all plural way to truth,
Suspend all duple evidence.

You do match me. I set
You free. We may yet
Be.

Мари Понсо Недвижимость
Kripplebush, New York
(С английского).

Всё точно сверив, оглядев все склоны,
все вешки и приметы на холме,
посредник продал всё (блюдя законы).
Нотариус прочёл, составил резюме,
отныне (без препоны) всё передано мне.

Гляжу и я. Участок мой - зелёный.
Над вечной зеленью - небесный балдахин.

Листву и хвою клонит бриз неугомонный,
и слышится капель, что падает с вершин,
шуршит, лепечет, продолжает литься.

Тот звук не описать - таков лишь он один.
Скажу попроще - неуёмная водица.

И я иду обозревать мои границы.

Marie Ponsot Real Estate
Kripplebush, New York

Having measuring all the edges and seen
the dry-ridge landmarks of the property,
the salesman sells it (whatever that means).
Lawyer search title, convey deeds, decree
(whatever that means) it belongs to me.

I search too. True titles of this place are: Green
(evergreen) and Sky (fluency, canopy).
Low among leaves and needles, winds careen
with rushed sounds of water - and cross the sky
lisping like water changing its ground.

These deeds are unconveyed, and simplify
beyond all measure into moving sound,

I wake to walk here, walk to learn my bounds.
2002

Мари Понсо Последний довод
(С английского).


Весёлый розыгрыш, хотя на вкус солён.
С ватагой озорной, без мыслей об угрозе,
встав возле чужака в забавной позе,
так извернусь, что будет затенён.

Тот извиниться будет принуждён,
что рад бы чуть отпрянуть, если можно,
чтоб не ушиблась вдруг неосторожно,
не то, пока цела, откатит на газон.

И я, своей души сомненьями не муча,
сочла себя неуязвимою вполне.
Как рыба, что живёт на океанском дне,
ищу себе противников покруче.

Успех мой был всегда определён,
а злобный неприятель обречён:
le requin qui me mord s'empoisonne.

(С французского:
Акула, что меня куснёт, отравится).


Marie Ponsot    The Title's Last


Here's the best joke, tough its flavor is salt:
the bad company I've kept, the bad risks I've run
have left me standing (a la figure of fun
but) one at whose shadow some strangers halt.
 
I've been pole when some asked, so they could vault
supported high as they like, letting me drop
intact, and roll safe to a grassy stop.
We've gone our ways with pleasure and without fault,
they to the next race, I to the next use
poles are put to by the great competitors.

Self-schooled I've been fish, ocean floors
wrinkling my shadow, flashing free, loose,
in my long survival of all I've done -
for sharks that bite me eat death by poison,
le requin qui me mord s'empoisonne.
1998


Мари Понсо Мы - одно.
(С английского).

Сердце, задира ! Я - в шоке, разбита.
Ты себя мнишь полновластным, как боги,
но в заточении - в клетке сокрыто,
нет в ней живому к свету дороги.
В стенки колотишься, плен ненавидя.
Что там с тобой, я не знаю толком.

Я тебе верю, но ты в обиде.
Глохну и слепну, как взвоешь волком.
Ты - узник, а склонен и сам к произволу.
Меня ты знаешь, но злишь, пугая.
Упрямо рвёшься петь только соло.
К чему намёки, что есть другая ?

Мы будем вместе. Верь и знай, дружок.
И радость явится - и подведёт итог.


Мarie Ponsot One Is One

Heart, you bully, you punk, I'm wrecked, I'm shocked
stiff. You ? - you still try to rule the world - though
I've got you: identified, starved, locked
in a cage you will not leave alive, no
matter how you hate it, pound its walls,
and thrill its corridors with messages.

Brute. Spy. I trusted you. Now you reel and brawl
in your cell but I'm deaf toy our rages,
your greed to go solo, your eloquent
threats of worse things you (knowing me) could do.
You scare me, bragging you're a double agent

since jailers are prisoners' prisoners too.
Think ! Reform ! Make us one. Join the rest of us,
and joy may come, and make its test of us.

1998


Мари Понсо Раундстонская бухта
(C английского).

Ветер поднялся над морем туманным,
в месте, от пляжей родных удалённом,
где ни гуляк, ни песка, ни солнца -

утёсы и днём заслоняли солнце !
Лишь усмешка луны над туманом.
Я там бродила с непраздным лоном,

в пальто, ослеплённая капюшоном.
С давней поры я всё помню то солнце -
попытки его совладать с туманом.

Туман был накрыт капюшоном солнца.
------------------------------
Marie Ponsot Roundstone Cove*

The wind rises. The sea snarls in the fog
far from the attentive beaches of childhood -
no picnic, no striped chairs, no sand, no sun.

Here even by day cliffs obstruct the sun;
moonlight miles out mocks this abyss of fog.
I walk big-bellied, lost in motherhood,

hunched in a shell of coat, a blindered hood.
Alone a long time, I remember sun -
poor magic effort to undo the fog.

Fog hoods me. But the hood of fog is sun.

1998

Примечание.
*Roundstone - круглый камень. Раундстонская бухта находится на западе Ирландии.
Привлекательное для туристов место.

Мари Понсо    Анализ
(С английского).

Возьмём объект, чтоб, вникнув, разобрать:
бассейн в горах, но лучше без артерий,
без всплесков, - и не с тем, чтобы нырять
в него без платья. Нет ! Ищи критерий.
Исследуй все причалы чередом,
проникни в тайны, камни все обмеряй,
пока поверхность не застынет льдом,
сияя блеском снеговых феерий.

Когда ж анализ расколотит лёд
и размельчит всю прочную систему,
так весь "бассейн", проснётся и вспоёт.
Твой мысленный резак раскроет тему.

Туман рассеется. Спускай на воду шитик
и вновь решай задачи, аналитик.

Marie Ponsot Analysis

Analysis prefers mountain lake
without tributaries to account for.
It can't stand random splashing, can't just take
its clothes off and jump in. Its designs score
by degrees: first in looks, till its seizes
the sense of the whole; then it stares some more,

Its bubbles flatten hard and rim the shore.

And now analysis cuts the ice to bits,
tens or the thousands, each a telling device
flashing "lake" in part-song true in how it fits
the cutter's visionary set for ice.

Patterns laps in a bliss of signal mist
which concludes in the swim of the analyst.
1998



Мари Понсо   Естествоиспытатели в слезах,  не разобравшись
(С английского).

То был последний в мире дикий уголок:

ущелья, где теней не разгоняло солнце.
Мне нужно было изучить там всё до донца.
Рассудок мой там напоследок изнемог.

Куда б ни шла, всё сзади двигалось иначе:
менялись формы поведенья биомасс.
Хоть каждый шаг я совершала наудачу.
Когда ж себе сначала ставила задачу,
так позади был тот же самый результат:
кусты и муравьи тревожились вдоль трассы.
Причин не поняла, и в том моя беда:
пришла к придуманному мною объясненью,
так дикари, что навязали словопренье,
махнули - вроде: "Нет !" Хотя, возможно: "Да !"

Marie Ponsot Explorers Cry out Unheard

What I have in mind is the last wilderness.

I sweat to learn its heights of sun, scrub, ants,
its gashes full of shadows and odd plants,
as inch by inch its yields to my hard press.

And the way behind me changes as I advance.
If interdependence shapes the biomass,
though I plot me next step by pure chance
I can't go wrong. Even willful deviance
connect me to all the rest. The changing past
includes and can't excerpt me. Memory grants
just the nothing it knows, and my distress
drive me toward the imagined truths I stalk,
those savages. Warned by their haunting talk,
their gestures, I guess they mean no. Or yes.
1998 "The Bird Catcher".



Интересное стихотворение и весьма творческий и хорошо по-русски написанный перевод. То, как Вы не перевели, а прокомментировали финальные строки, не вызывает возражений.

Я не знаю, правда, что такое "несоосность", но доверяю Вашему пониманию текста.

Александр Владимирович !

Большое Вам спасибо за одобрение и высказанное мнение.

Суть дела, однако, не в этом, случайно выбранном мною стихотворении. Это просто ещё один намёк на то, что существует

огромный мало известный русскому читателю пласт современной

поэзии, который в силу разных причин осваивается недостаточно

и неохотно. Есть масса достойных внимания имён, но и ряд препятствий и активных противников, мешающих ознакомлению  с ними.

"Несоосность" - в данном случае рифма к слову "космос";

имеется в виду его хаотическая неупорядоченность, рассогласованность, непостижимость для примитивного

логического мышления.

С уважением

ВК

Хорошо, хорошо, Владимир. Вы один из последних могикан Наследников. Продолжайте в том же духе, и с тем же талантом:)

Александру Лукьянову

Александр !   Мне очень дорого и приятно постоянно чувствовать

Ваше внимание и поддержку (и очень полезна Ваша строгая критика).  Постараюсь и впредь, по прежнему опыту, постоянно

следовать Вашим советам.

ВК