Г. Гоццано. Другая воскресшая

Дата: 19-10-2016 | 19:52:28

Гвидо Гоццано

 

Другая воскресшая

 

Подобно тем, кто шествует уныло,

я шел один, пути не разбирая.

Вдруг слышу — поступь за спиной глухая;

явилась тень — и в жилах кровь застыла...

Но обернулся я, набравшись силы, —

и предо мной стоит она: седая.

 

Была печальной, но не скорбной встреча.

Мы парою под золотом аллеи

по Валентино побрели. И речи

её лились легко, мой слух лелея,

о прошлых днях, о том, что стало с нею,

о том, что будет, и о мире вечном.

 

«Ноябрь чудесный! На весну похожий —

насквозь фальшив! Как вы, когда с рассветом,

уединясь от всех, бредете где-то,

как праздный замечтавшийся прохожий...

Работать нужно. Жизни всею кожей

желать и принимать судьбы заветы».

 

«Судьбы заветы... Зряшные заботы!

Лишь в стороне от общего бедлама

я предаюсь мечтам своим упрямо

и верую душой полудремотной...

Живу в деревне, с дядей-идиотом,

отцовой теткой и больною мамой.

 

Я счастлив. Жизнь моя подобна раю

моей мечты, моей извечной дрёме:

я проживаю в загородном доме,

без прошлого, скорбей отбросив стаю,

я мыслю, я здесь свой... Я воспеваю

изгнанье, неучастие в содоме».

 

«Ах, мне оставьте это неучастье,

оставьте мне, невольнице, забвенье,

уже приговоренной к отреченью,

внесенной в список Времени злосчастный...

Где разум ваш сияет беспристрастный,

туда, мой друг, я опускаюсь тенью».

 

Она ль со мною заводила споры,

из вечного воскреснув заозерья,

проникнув в наше зимнее преддверье?..

Была красива в сорок лет, но взоры,

как у сестры, светились без укора,

лучились, как у матери, доверьем.

 

И молча я смотрел на профиль нежный,

любуясь грациозною картиной:

и серебром прически белоснежной,

и юной свежестью изящных линий

запрошлого столетия богини...

«Что ж вы молчите, друг мой безмятежный?»

 

«Лаура забралась к Петрарке в сны,

как вы — вошли в мои...». Но надо мною

смеялась тень, сверкая белизною

зубов... «Лаура? Я? Цветок весны?

Какая дерзость!.. Стала я седою...

Но с той поры мне краски не нужны».

 

30 декабря 2012 — 1 января 2013

 

 

 

Guido Gozzano (1883-1916)

 

Unaltra risorta

 

Solo, errando così come chi erra

senza meta, un po’ triste, a passi stanchi,

udivo un passo frettoloso ai fianchi;

poi l’ombra apparve, e la conobbi in terra...

Tremante a guisa d’uom ch’aspetta guerra,

mi volsi e vidi i suoi capelli: bianchi.

 

Ma fu l’incontro mesto, e non amaro.

Proseguimmo tra l’oro delle acace

del Valentino, camminando a paro.

Ella parlava, tenera, loquace,

del passato, di sé, della sua pace,

del futuro, di me, del giorno chiaro.

 

«Che bel Novembre! È come una menzogna

primaverile! E lei, compagno inerte,

se ne va solo per le vie deserte,

col trasognato viso di chi sogna...

Fare bisogna. Vivere bisogna

la bella vita dalle mille offerte».

 

«Le mille offerte... Oh! vana fantasia!

Solo in disparte dalla molta gente,

ritrovo i sogni e le mie fedi spente,

solo in disparte l’anima s’oblìa...

Vivo in campagna, con una prozia,

la madre inferma ed uno zio demente.

 

Sono felice. La mia vita è tanto

pari al mio sogno: il sogno che non varia:

vivere in una villa solitaria,

senza passato più, senza rimpianto:

appartenersi, meditare... Canto

l’esilio e la rinuncia volontaria».

 

«Ah! lasci la rinuncia che non dico,

lasci l’esilio a me, lasci l’oblìo

a me che rassegnata già m’avvio

prigioniera del Tempo, del nemico...

Dove Lei sale c’è la luce, amico!

Dov’io scendo c’è l’ombra, amico mio!..».

 

Ed era lei che mi parlava, quella

che risorgeva dal passato eterno

sulle tiepide soglie dell’inverno?..

La quarantina la faceva bella,

diversamente bella: una sorella

buona, dall’occhio tenero materno.

 

Tacevo, preso dalla grazia immensa

di quel profilo forte che m’adesca;

tra il cupo argento della chioma densa

ella appariva giovenile e fresca

come una deità settecentesca...

«Amico neghittoso, a che mai pensa?»

 

«Penso al Petrarca che raggiunto fu

per via, da Laura, com’io son la Lei...».

Sorrise, rise discoprendo i bei

denti... «Che Laura in fior di gioventù!..

Irriverente!.. Pensi invece ai miei

capelli grigi... Non mi tingo più».

Красивый стих. Женские рифмы всегда прекрасно звучат.  Выучили итальянский, я смотрю?

Правильно, конечно, ЛАура, имя от слова лАвр. ЛаУра - это такой разговорный вариант.

Спасибо, Александр. Насчет Лауры Вы, конечно же, правы, но такова русская традиция. У того же Шекспира фигурируют Ро́мео и Джу́льетт. В одном советском фильме про Нормандию-Неман французский летчик говорил - Отелло́.

Превосходно.


Но


"запрошлое" - что это?


" судьбы обеты" - судьба не дает обетов, это мы их даем, а она над ними смеется; обет - это обещание усилия, как правило, самоограничительного (обет верности, обет молчания). А "воскресшая"  говорит наоборот о необходимости действия (fare bisogna), о прекрасной жизни, в которой тысяча (заманчивых) предложений.  Нужно бы что-нибудь другое для la bella vita dalle mille offerte.    


Вот это


Dove Lei sale c’è la luce

Dov’io scendo c’è l’ombra


У Вас получилось умопомрачительно глубоко и красиво, но она не это говорит, к сожалению...


Может быть, последним замечанием можно пренебречь.



Спасибо, Санна! "Запрошлый" - это прошлый.


"Лелька оказалась терпеливее: выдержала с мамой до запрошлого года, когда кончила девятилетку". [В. В. Вересаев. Сестры (1928-1931)]
"Оказалось, что, начиная с осени запрошлого года, то есть с начала мултанского дела и до осени прошлого ― ко мне незаметно подкрадывалось довольно-таки сильное нервное расстройство, как результат переутомления". [В. Г. Короленко. Письма (1897)]
"По за лето. Запрошлого года. Намедни". [Л. Н. Толстой. Записные книжки (1873-1879)]


Судьбы обеты - это действительно пробел. Не знаю, чем заменить.


Насчет прочего... Санна, Вы бы договаривали до конца. Что там говорит "воскресшая"? Я всегда до конца высказываю все, что думаю, когда делаю замечания.


Поменял обеты на заветы. Получилось гармоничнее: "Судьбы заветы... Зряшные заботы". Спасибо.


"Впрочем, не дамское дело разбирать законы провидения или заветы судьбы". [А. А. Бестужев-Марлинский. Вадимов (1834)]

1. ОК

2. С "заветами" и проч. стало лучше.

3. После последней цитаты ( А. А. Бестужев-Марлинский. Вадимов (1834) ) даже не знаешь, продолжать или нет. Пожалуй, продолжу, раз Вы попросили, хотя Вы и сами знаете, наверное, что она говорит: "Куда Вы поднимаетесь - там свет.  Куда я спускаюсь - там тьма" . Это о разных "местах". Но такая вольность, как в Вашем переводе, может быть и допустима.

Спасибо, Санна. Я, наверное, соглашусь с Вами. Пусть остается, как есть.