Джейн Хиршфилд "Китай и др. Цикл.

Дата: 05-10-2016 | 23:04:27

Джейн Хиршфилд Китай и др
Джейн Хиршфилд Китай
(С английского)

Киты плывут
дорогами китов,
а гуси
по магнитным направленьям.
Для одоления большого расстоянья
потребна точность.
Но как же часто
сердце,
направившись в Перу,
является в Китай.
Рулить не просто.
Необходимо по пути
сверяться с картами.

Jane Hirshfield  China

Whales follow
the whale-roads.
Geese,
roads of magnetized air.
To go great distance,
exactitudes matter.
Yet how often
the heart
that set out for Peru
arrives in China.
Steering hard.
Consulting the charts
the whole journey.
2011


Джейн Хиршфилд Эй, вор, входи !
(С английского).

Китайское молчание окошек перед входом,
они, как стража, что кивает всем гостям:
"Войдите !"

"Эй, вор, входи !" -
проход сквозь двери разрешён.

Огонь мечтает о своём большом пожаре.
Так при рождении; так и в любви -
твердят всё время до конца: "Входи, желанный !"
 
Jane Hirshfield Come, Thief

The mandarin silence of windows before their view,
like guards who nod to every visitor:
“Pass.”

“Come, thief,”
the path to the doorway agrees.

A fire requires its own conflagration.
As birth does. As love does.
Saying to time to the end, "Dear one, enter."


Джейн Хиршфилд Размышленье под шум дождя.
(С английского).

Когда в конце концов утихнет
мой громкий холодильник,
и в то же время всё ещё тепло -
я слышу этот звук
и просыпаюсь.
Как будто кошка ночью чистит шкурку,
не то собака разевает
и закрывает пасть,
как делают по временам собаки
в своих раздумьях,
и, вроде, пробуют какую-то новинку.

Jane Hirshfield  Rain Thinking

When it is finally quiet -
the loud refrigerator
still at the same time the heat is -
I hear the sound
and awaken.
Like a cat cleaning herself in the night,
or a dog opening
and closing his mouth
the way they do at times
when thinking,
as if tasting something new.
2011


Джейн Хиршфилд  Часовня
(С английского).

Луна творит свою холодную часовню,
раскалывает светом темноту.
Твердит: "Входите, кто с ушами и руками.
Не нужно даже обувь отряхивать от снега !"
Потом берётся за другие блоки и высекает
Киото, Перт, Владивосток, Пекин, Чикаго, -
и, большерукая, работает в молчанье вокруг тебя..
Так кошка ищет тихое местечко, где вовсе нет собак.

Jane Hirshfield Chapel

The moonlight builds its cold chapel
again out of piecemal darkness.
You who have ears and hands, it says, come in;
no need to stamp the snоw-weight from yor shoes.
It lifts another block and begins to chisel:
Kyoto, Vladivostok, Chicago, Beijing, Perth.
Huge-handed, working around you in silence,
as a cat will enter the silence where no dog lives.
2011.


Джейн Хиршфилд Тёмный час
(С английского).

Настал почти что чёрный час,
настал среди ночи и замурлыкал возле уха.
Поднялся выше бархат мхов
снаружи, под дождём.
Бескрайний час, безмерный час.
Открыв окно, он в нём выкрикивает собственное имя.

Jane Hirshfield The Dark Hour

The dark hour came
in the night and purred by my ear.
Outside, in rain,
the plush of the mosses stood higher.
Hour without end, without measure.
It opens the window and calls its own name in.
2011


Джейн Хиршфилд  Вопрос
(С английского).

Я пыталась спросить у моих мертвецов,
и они мне ответили как всегда.
Обратилась к искателям-муравьям.

А секвойи качали
ветвями в медовом свету.
Лодки с пристани прятались друг за дружку.

Окна зданий блестели,
упрямо купаясь в воде.
Славный мерин дышал мне в руку.

И пришлось мне опять обратиться к тебе,
вечно плачущая печаль.
Посмотреть, как откроешь глаза. И ждать.

Jane Hirshfield  The Question

I tried to ask my dead -
they answered as always.
I tried to ask the black resourceful ants.

The redwoods swayed
in the honeys of branch-light.
The moored boats shuffled their hulls.

Across the water, the city's windows glittered,
a fastness.
The gelding's breath passed over and out of my hand.

And so I came to turn again to you,
my mineral sadness.
To look you eye to open eye. To wait.
2011.


Джейн Хиршфилд  Весь день в тяжёлом ожиданье.
(С английского).

Весь день в тяжёлом ожиданье.
"Будь постоянной" - повторяется в ушах,
как глас про выбор.

Как будто села с "Анною Карениной" в руках,
и это Левин, затяжной весной, читает и томится,
поскольку он не может спокойно пережить
того, что прочитал и перенёс.

Посадки и косьба не помогают.

В сердечных настроеньях -
ни обвинений, ни успокоенья.

Чертополох с солёным сеном поверх холодного гранита,
и кто-то из пернатых без удержу распелся для подружки.

Jane Hirshfield All Day the Difficult Waiting

All day the difficult waiting.
"Continuance" repeating itself inside the ears,
as if a verb, or choice.


As if Levin during his long spring in Anna Karenina -
reading and suffering
because he could not understand what he read or suffered.

Planting and mowing what was outside him.

The heart's actions
are neither the sentence nor its reprieve.

Salt hay and thistles, above the cold granite.
One bird singing back to another because it can't not.
2011.


Джейн Хиршфилд Моя удача.
(С английского).

Моя удача
лежала на дороге -
медяшка сверху,
медяшка снизу.
Они сияли,
а я шла мимо.
Я повернулась
и собрала.
Тряхнула чашкой
для подаяний,
довольно полной.
И там поставила,
чтоб вновь наполнить.
Я нагибалась
и разгибалась.
Медяшка снизу,
медяшка сверху -
меж небом
и землёй.
Осталась там и собирала
мою удачу.


Jane Hirshfield My Luck

My luck
lay in the road
copper side up
and copper side down
It shone
I passed it by
Iturned around
I picked it up
I shook
my beggar's cup
quite full
I left it there
to be refound
I bent down and
I unbent up
copper side down
copper side up
between the air
and ground
left there picked up
My luck
2011


  Джейн Хиршфилд Искусственные показные выкрутасы
  (С английского, попытка интерпретации).
 
  Искусственные показные выкрутасы -
  в строю, в курилке,
  за столом.
 
  Всё вытворяемое
  совершает тело.
  Что можно прекратить,
  то прекращает тело.
 
  Безгрешные лодыжка и кулак,
  нога и локоть
  касаются безгрешных же хребта и плеч,
  груди и ануса и прочих мест.
 
  Язык при разговоре
  невинно лижет невинный воздух,
  давая приказание рукам,
  которые должны очистить персик.
 
  Невыносимо громкий ад
  живым огнём пытает
  ошеломлённый дух
  и бедра вместе с ним, и скулы.
 
  Но нет.
  Дурное озорство всё длится
  и кончится, когда диктатор-голова уляжется на пуховой подушке.

Jane Hirshfield The Inventive, Visible Hobbles.

The inventive, visible hobbles,
the cigarette, the battery,
the board.

What is done
is done through the body.
What can be stopped
is stopped with the body.

Yet innocent elbow and fist,
ankle and foot,
touch the innocent shoulders and spine,
anus and breasts of others.

An innocent tongue,
licking innocent air as it speaks,
gives orders to hands
that could be slipping the skin from a peach.

Loud beyond hearing,
a hell where physical flames
might interrogate an apprehendable spirit,
its thighbone and cheekbone.

But no.
The crime goes free.
It dies with the dictator's head on a downy pillow.
2011.


Джейн Хиршфилд  "Haofon Rece Swealg"
(С английского).

Аккумуляторы,
платформы с всякой дрянью,
ампициллин, напалм.

Потом, взамен всего,
изобретут иное - сверх нашего воображенья.

Замолкнут дизели,
затихнут
паровые агрегаты
с ослиным рёвом.

Зато поэзию старинного Шумера
мы станем понимать легко -

насилие,
великий гонор,
резню
и рубку высочайших кедров -

не устареет лишь премудрость "Беовульфа":

изменятся приёмы производства,

"Весь дым поглотят небеса"

Jane Hirshfield  "Haofon Rece Swealg"

Batteries,
yellow trucks haulings garbage,
ampicellin, napalm.

These too will be
replaced by the-not-imagined.

The engines of diesel
will silence,
joining the engines of steam,
the brayings of mule.

And still the poetry of ancient Sumtria
will be understood with ease -

humiliation,
ambition,
slaughter,
the cutting down of the tallest cedar -

and Beowulf's verdict yet hold:

Technologies alter.

Heaven swallows the smoke.
2011


Джейн Хиршфилд Широколистный клён
над отражением в воде.
(С английского).

Для пса
важна и интересна любая новость, что приносит ветер.
А лодка в прошлогодних волнах не плывёт.

Почти что схваченная мысль, угасшая потом -
как ночью светлое окно в большой дали.

"А сколько нужно футов снятого молока,
чтобы накрыть фонарный столб ?" -
спросил у друга моего учитель.
"Так молния, при случае, хоть где достанет" -
ответил друг.

Внимательное сердце не утомится от таскания балласта.

В сибирском племени о важном
беседуют всегда метафорично:

там нам любезно скажут о богах: "Они завистливы, но глупы".

Озёрная вода, когда послушаешь, научит.
Малейший ветер теребит листву на ближнем клёне,
потом уносит листья  -

не знаю: на страданье, не то от муки прочь.
трудней ответить, на страданье, не то от муки прочь.

Jane Hirshfield Big-Leaf Maple Standing
over Its Own Reflection

For a dog,
no news the wind brings is without interest.
A boat's hull does not travel last year's waves.

A lit window at night in the distance:
idea almost graspable, finally not.

"How many feet of skim milk does it take
to shingle a lamppost ?"
my friend's teacher would ask him.
"Lightning, like luck, lands somewhere",
my friend would reply.

The feeling heart does not tire of carrying ballast.

The members of one Siberian tribe
spoke of good thing in metaphor only:

"The gods are jealous, but stupid", they kindly explained.

A lake-water's listing, this knowledge.
Small winds disturbed the leaves of a nearby maple,
then turned them away -
whether toward suffering or from it, harder to say.
2011

Верлибр, Владимир, вроде как легче переводить (нет рифм), но, с другой стороны, тоже сложно, надо русские строки сделать такими же ёмкими и красивыми как в оригинале.


Удачи,

Александр !   Переводы из Джейн Хиршфилд сделаны не сейчас, а несколько лет раньше. Переводил не спеша. Отсутствие рифм с одной стороны облегчало дело, с другой - только затрудняло. Англоязычная поэзия сейчас в корне переменилась.  Рифмоваееых стихов с равными строками почти не встретишь.  Сотни и тысячи авторов за морем и за океаном плодят совершенно новую поэзию, а читатели, знающие
только русский, не имеют возможности с ней знакомиться. Весь
массив современной поэзии, если следовать некоторым грамотным
критикам, находится как бы под запретом.  Я вовсе не претендую
на мастерство и не имею обширных знаний и опыта. Просто читаю
что-то из нового и, как у меня получится, знакомлю с прочитанным
других.  Надежда на то, что знатоки вникнут и тоже займутся не
запретительством, а делом: налаживанием связей и переводами.
ВК

Владимиру М. Корману.


Читаю с большим радостным чувством. Очень по вкусу мысли и образы Автора. М о ё. ))

Что можно добавить в адрес Переводчика, кроме признательности и благодарности за столь щедрое, уместное и своевременное просветительство? - разве что пожелать здоровья, здоровья, и здоровья... !

НЕ.

маленькие недоумения:

1. Огромными руками работает вокруг тебя в молченье.  (?)

2. трудней ответить (?) на страданье, не то от муки прочь.

Нине Есипенко !

Нина ! Я очень надеялся, что стихи Джейн Хиршфилд будут кому-то интересны и нужны.  Радуюсь, что не ошибся. И благодарю за указанные недоуменные места.  Теперь они ставят в тупик и меня самого - это старые переводы.  Немедленно займусь проверкой и редактированием этих мест.

ВК

Владимиру Корману


Вообще-то я не люблю верлибры, но мимо Ваших пройти не смог!

И не пожалел. Я чётко ощутил, что это поэзия! А вот во многих русскоязычных верлибрах поэзия не чувстуется, даже больше - она отсутствует. Даже у признанных мастеров верлибра ( Вяч. Куприянов и др.) Тем приятнее, Владимир, было прочесть Ваши переводы на одном дыхании и надышаться той поэзией, которую они несут...

Удач Вам и Здоровья.

Ваш,

В.Е.

Вячеславу Егиазарову

Вячеслав !  В Ваших замечаниях есть сермяжная правда. В чём она состоит ?  Переводчики берут в переработку допотопные верлибры: там

старинные страсти, много философии, метафизики и всяческой сложности.  В придачу переводчик часто путает художественный перевод с подстрочником, а форма верлибра провоцирует. Переводчик

стремится соблюсти длину строк, расстановку знаков препинания, многие формальные признаки, а гнаться нужно за смыслом и искорками поэзии. Это легче найти в работах наших современников, которые остаются сейчас в основном без внимания. Я рискнул, несмотря на предельно резкие возражения.  Я, как и Вы, нахожу, что в стихах наших

современников можно найти и поэзию, и новизну.

Благодарю за Ваш отзыв.

ВК


Владимир!

Сейчас прочёл новую подборку Ваших переводов этой поэтессы, которая меня очень заинтересовала уже при Вашей первой её публикации. Сразу скажу, я понял справедливость помещения очень большого количества стихотворений - этого сплошного потока сознания (помните, я убеждал Вас публиковать по одному?).

Замечу, что эти мудрые стихи в Вашем поэтичном переводе не нуждаются ни в какой символистской расшифровке. На мой взгляд, подобные современные стихи предлагают нам и, по сути, н а д е л я ю т нас универсальным языком самопостижения, так необходимого нам для расшифровки собственных сложных душевных движений и моделирования внутренней реальности. То, в чём и заключается главное назначение поэзии и в чём золотой фонд поэзии (включая моего достопочтенного Шелли), увы, не добирает.

С уважением, Сергей.


Сергею Семёнову.

Сергей !  Большое спасибо за Ваш комментарий. Я чувствую, что Вам

хорошо понятна нынешняя беда  Наследников Лозинского. Делается большая и очень полезная работа по усвоению классического наследия мировой поэзии,  а из современной иноязычной поэзии переводятся разве что немецкие, польские и сербские стихи  - капля в море. Местные критики настойчиво утверждают, что это нормально и закономерно. Пытаюсь

доказать, что жёсткие рамки и искусственные границы нам только во вред. Ваша поддержка принципиально нужна и неоценима.

ВК