Оскар Уайльд. Сонет к Свободе

Дата: 01-10-2016 | 06:23:04

Не то чтоб я любил сорвиголов —

фанатиков, чье зренье однобоко

и всюду видит зло и власть порока,

но это Правды оскорбленной рев.


Vox populi – быть может, он таков?

Террора и Анархии витии!

Я словесам, вульгарным, как стихии,

внимать без раздражения готов.


Когда тираны нагло и кроваво

сквернили нравы, низвергали право,

я не роптал, Мессии баррикад.


Вы не произвели переворота

Во мне. Но гибли вы — и оттого-то

Бог ведает, что вам я сораспят.


Oscar Wilde. Sonnet to Liberty

Not that I loved thy children, whose dull eyes

See nothing save their own unlovely woe,

Whose minds known nothing, nothing care to know, –

But that the roar of thy Democracies,

Thy reigns of Terror, thy great Anarchies,

Mirror my wildest passions like the sea

And give my rage a brother — Liberty!

For this sake only do thy dissonant cries

Delight my discreet soul, else might all kings

By bloody knout or treacherous cannonades

Rob nations of their rights inviolate

And I remain unmoved – and yet, and yet,

These Christs that die upon the barricades,

God knows it I am with them, in some things.

1881

Александру Флоре

Удачно передан пафос и основной смысл всего сонета.

Несколько озадачила последняя строка. Смысл её вполне понятен и адекватен оригиналу, но лексическое звучание необычно.

Впрочем, во всём тексте - не послушное следование каждой букве, а  творческое содружество с автором.

Что любопытно: сонет неоднократно переведён на русский. Вы наверняка это знаете.  Сопоставление переводов -

благодарное поле для исследовательской работы и поисков совершенства. Есть переводы

А.Прокопьва, Вадима Николаева, Ксении Атаровой. Вот перевод Григория Кружкова:

Не то чтоб я любил тех бунтарей,
Тех юношей с безуминкой во взоре,
Что видят в жизни лишь нужду и горе;
Но этот вопль о Равенстве Людей,
О царстве Анархизма, о Терроре -
Знакомой страстью мне волнует ум;
Иначе почему сей грубый шум
И ярости расплесканное море
Близки душе? Пусть деспотизма Змий
Под свист бичей, под грохот канонады
Свободу душит - мне не все ль равно?
И что мне до крикливых сих Мессий,
Всходящих умирать на баррикады?
Но - видит Бог! - мы в чем-то заодно.


Благодаря Вам я наткнулся на эту жемчужную россыпь.

ВК

Спасибо, Владимир Михайлович, мне очень дорого Ваше доброе мнение.

Финал звучит, разумеется, непривычно. Это библейский оборот, мотивированный словами These Christs that die upon the barricades.

Апостол Павел: "Я сораспялся Христу" (Гал 2: 19). Смысл понятен: они пошли на баррикады, будто на Голгофу, и я, хоть не с ними, но на своем кресте.

Названные Вами переводы я знаю, и лучше Г.М. Кружкова ничего не представляю.

С уважением

А.В. Флоря

Кстати, о Голгофе.

У меня был такой промежуточный вариант:

Меня вы словом не завербовали,

но вы на лобном месте погибали -

и, Бог свидетель: вам я сораспят.

Александру Флоре
Александр !   Вы меня убедили. Обращение к языку Библии - это, несомненно, сильный и впечатляющий ход, делающий Ваш перевод
особым и по-своему очень значительным в ряду других достойных
переводов.  Тем самым, по-моему, подтверждается мысль, что каждый новый перевод известного стихотворения должен быть в чём-то новаторским: отличаться новыми нюансами мысли и вносить в текст
новые яркие краски. Вы это сделали.
ВК 

Спасибо, Владимир Михайлович.

Понравился Ваш перевод, Александр. Эмоционально. Последняя строка прочиталась так: "Бог ведает: я с вами сораспят". Спасибо!

Спасибо Вам, Галина.

Я бы тоже так сказал, но в Библии этот оборот с дательным падежом.

Интересное очень стихотворение, Александр Владимирович!

При всём скептицизме к  Vox populi и свободе Уайльд не просто сочувствует, но ощущает себя сопричастным её жертвам, которых называет без затей "Христами" (Christs) - так ведь? - и себя т.о.  идентифицируя с Христом.

 Мне кажется Ваш вариант сораспят весьма заковыристым для читателя (хотя Вы и даёте выше подсказку - Мессии баррикад, но эти место звучит у Вас скорее иронически: Мессии баррикад, Вы не произвели переворота во мне). Я конечно, понимаю, всю трудность передачи напрямую Уайльдовских строк. Но ведь его великолепная концовка в значительной степени нивелирует скепсис всего сонета, - у Вас это как-то скрадывается...

                   and yet, and yet,

These Christs that die upon the barricades,

God knows it I am with them, in some things.

(        . . . но всё ж, но всё ж,

Эти Христы, что гибли на баррикадах,

Бог это знает, что я с ними . . .).


С уважением, Сергей.

Спасибо, Сергей Николаевич. Я думаю, это был уже тогда вполне традиционный образ.

С уважением А.В.

А мне и кружковский перевод, и Ваш, Александр, равно понравились! СпасиБо! 

С БУ,

СШ


Кружковский перевод, конечно, лучше: точнее и полнее, но у меня поданы некоторые важные смысловые нюансы за счет не столь существенных деталей.

Спасибо.

С уважением

А.Ф.

Александр!

Заключительная терцина сонета - несомненно сильнейшая по убедительности, по причастности "Вам  сораспят", хоть и не убеждён. Не убеждён словами, но убеждён поступком, ДЕЯНИЕМ.

Здесь заложена такая глубокая и актуальная мысль, что диву лаёшься   - где тот, знакомый нам скептик и отчасти циник?!

Когда вчитываешься в сюжет, ощущаешь, как шаг за шагом,

мазок за мазком вы рисуете свой лирический субъект - своего героя.

Ради этого стоило возвращаться к  уже переведённому и, казалось бы, прочитанному.

А.М.


P.S.

В этой квартире я живу месяц. Каждый день - новая потеря. Но сборник, где Вы и я под  одной обложкой    я держала в руках, а сейчас не могу найти. Организованы Чтения были "Словесником"

и её создателем и бессменным руководителем - зав. кафедрой советской литературы, Наумом Лазаревичем Лейдерманом. Госуларственным Педагогическим Университетом (Екатеринбург).

А.М.    

Уважаемая Ася Михайловна, спасибо Вам за очень лестную оценку моего перевода. Вы очень ёмко и точно выразили суть этого сонета и причину, по которой я за него взялся. Да, это наиболее человечный текст Уайльда, где меньше всего снобизма и эстетства (хотя есть - я это постарался убрать).

Понятно, какую конференцию Вы имели в виду. Я в ней раза два участвовал, но, к сожалению, заочно.

Всего Вам самого доброго.

А.В.