Фридрих Шиллер. Ода к Радости

Дата: 17-09-2016 | 15:01:58

Ода к Радости

1

Радость! Пламя эмпиреев!

Дочь Элизия средь нас!

Души свежестью овеяв,

охватил нас твой экстаз.

Развернув на всех просторах

невесомые крыла,

ты миришь людей, которых

злоба жизни развела.

ХОР

В храме Света миллионы

ты умеешь побратать.

И сияет благодать

нам за звездною короной.

2

Тот, кто выбрал часть благую —

был любви и дружбе рад,

к нам пускай примкнет, ликуя,

будет принят он, как брат.

Но вредит своей планиде

кто ни хладен, ни горяч.

Скажем мы ему: «Изыди

и судьбу свою оплачь!»

ХОР

Выпей Радость из фиала,

тот, кто был и слаб, и мал!

Высший Разум воссиял.

Эра Истины настала.

3

Мать Природа всеблагая

Радостью поит детей,

милости распределяя:

что кому всего нужней.

Дар любить она дает нам,

веселить вином сердца,

плотью тешиться — животным,

херувимам — зреть Творца.

ХОР

Что ж вы, братья, оробели?

К вам взывает неба высь.

Встань и духом вознесись,

кто унижен был доселе.

4

Всех движений, всех потоков

Радость — подлинный закон:

для животворящих соков,

и вселенских шестерён.

Держит мир в порядке строго,

всех светил исчислив путь.

Умозренью астроло́га

этих сфер не досягнуть.

ХОР

Друг, за Радостью последуй —

так Земля Луну влечёт,

так герой идёт в поход,

устремляясь за победой.

5

Правды пламенной зерцало,

Радость умножает свет,

страждущим она мерцала

сквозь сплошную толщу бед.

Радость за небесной сенью

реет выше всех высот,

и, пророча воскресенье,

с хором ангелов поёт.

ХОР

Взором мысленным заглянем

за великий круг светил:

мир людской еще не жил

подлинным существованьем.

6

Алчность хищную изгоним,

вырвем самый корень зла.

Впредь считайся беззаконьем,

долговая кабала!

Аннулируем кредиты,

разорвем все векселя.

Милосердию открыты

будем, души веселя.

ХОР

Так пускай поглотит пламя

все расписки должников!

Кто к прощению готов,

тот сравнится с божествами.

7

К Радости — целебной влаге —

припадайте веселей!

Дикари-антропофаги,

пейте кротость вместе с ней!

В небо, звезды омывая,

струи пенные летят.

Ходит чаша круговая.

Дух Добра, тебе виват!

ХОР

Где вершится неустанно

всех миров круговорот,

с серафимами поёт

Радость вечную осанну.

8

Смелость, как на поле брани,

в испытании любом,

слабым — вспомоществованье,

правда — с другом и врагом,

гордый вызов тирании,

гражданина честный глас.

мысли и дела благие —

Радость высшая для нас!

ХОР

Пьём за наш Союз священный

и над золотым вином

мы присягу принесем

Вседержителю Вселенной.

9

Это Мудростью единой

побежденная вражда,

упованье пред кончиной,

милость высшего Суда.

Деспотии стали тенью.

Кубок братства пей до дна!

Всем даровано прощенье.

Ада власть упразднена.

ХОР

Духом, братия, воспрянем!

Станет явью давний сон:

будет мир преображен,

по святым обетованьям.

Friedrich Schiller.

An die Freude

1

Freude, schöner Götterfunken,

Tochter aus Elysium!

Wir betreten feuertrunken,

Himmlische, Dein Heiligtum.

Deine Zauber binden wieder,

Was die Mode streng geteilt,

Alle Menschen werden Brüder,

Wo Dein sanfter Flügel weilt.

Chor.

Seid umschlungen, Millionen!

Diesen Kuß der ganzen Welt!

Brüder, überm Sternenzelt

Muß ein lieber Vater wohnen!

2

Wem der große Wurf gelungen,

Eines Freundes Freund zu sein,

Wer ein holdes Weib errungen,

Mische seinen Jubel ein!

Ja, wer auch nur eine Seele

Sein nennt auf dem Erdenrund!

Und wer’s nie gekonnt, der stehle

Weinend sich aus diesem Bund!

Chor.

Was den großen Ring bewohnet,

Huldige der Sympathie!

Zu den Sternen leitet sie,

Wo der Unbekannte thronet.

3

Freude trinken alle Wesen

An den Brüsten der Natur;

Alle Guten, alle Bösen

Folgen ihrer Rosenspur.

Küsse gab sie uns und Reben,

Einen Freund, geprüft im Tod;

Wollust ward dem Wurm gegeben,

Und der Cherub steht vor Gott.

Chor.

Ihr stürzt nieder, Millionen?

Ahnest du den Schöpfer, Welt?

Such' ihn überm Sternenzelt!

Über Sternen muß er wohnen.

4

Freude heißt die starke Feder

In der ewigen Natur.

Freude, Freude treibt die Räder

In der Großen Weltenuhr.

Blumen lockt sie aus den Keimen,

Sonnen aus dem Firmament,

Sphären rollt sie in den Räumen,

Die des Sehers Rohr nicht kennt.

Chor.

Froh, wie seine Sonnen fliegen

Durch des Himmels prächt’gen Plan,

Laufet, Brüder, eure Bahn,

Freudig, wie ein Held zum Siegen.

5

Aus der Wahrheit Feuerspiegel

Lächelt sie den Forscher an.

Zu der Tugend steilem Hügel

Leitet sie des Dulders Bahn.

Auf des Glaubens Sonnenberge

Sieht man ihre Fahnen wehn,

Durch den Riß gesprengter Särge

Sie im Chor der Engel stehn.

Chor.

Duldet mutig, Millionen!

Duldet für die beßre Welt!

Droben überm Sternzelt

Wird ein großer Gott belohnen.

6

Göttern kann man nicht vergelten;

Schön ist’s, ihnen gleich zu sein.

Gram und Armut soll sich melden,

Mit den Frohen sich erfreun.

Groll und Rache sei vergessen,

Unserm Todfeind sei verziehn,

Keine Tränen soll ihn pressen,

Keine Reue nage ihn.

Chor.

Unser Schuldbuch sei vernichtet!

Ausgesöhnt die ganze Welt!

Brüder, überm Sternenzelt

Richtet Gott, wie wir gerichtet.

7

Freude sprudelt in Pokalen,

In der Traube goldnem Blut

Trinken Sanftmut Kannibalen,

Die Verzweiflung Heldenmut--

Brüder, fliegt von euren Sitzen,

Wenn der volle Römer kreist,

Laßt den Schaum zum Himmel spritzen:

Dieses Glas dem guten Geist.

Chor.

Den der Sterne Wirbel loben,

Den des Seraphs Hymne preist,

Dieses Glas dem guten Geist

Überm Sternenzelt dort oben!

8

Festen Mut in schwerem Leiden,

Hilfe, wo die Unschuld weint,

Ewigkeit geschwornen Eiden,

Wahrheit gegen Freund und Feind,

Männerstolz vor Königsthronen, --

Brüder, gält' es Gut und Blut--

Dem Verdienste seine Kronen,

Untergang der Lügenbrut!

Chor.

Schließt den heil’gen Zirkel dichter,

Schwört bei diesem goldnen Wein:

Dem Gelübde treu zu sein,

Schwört es bei dem Sternenrichter!

9

Rettung von Tyrannenketten,

Großmut auch dem Bösewicht,

Hoffnung auf den Sterbebetten,

Gnade auf dem Hochgericht!

Auch die Toten sollen leben!

Brüder, trinkt und stimmet ein,

Allen Sündern soll vergeben,

Und die Hölle nicht mehr sein.

Chor.

Eine heitre Abschiedsstunde!

Süßen Schlaf im Leichentuch!

Brüder, einen sanften Spruch

Aus des Totenrichters Mund.

Браво! Замечательно! Читается на одном дыхании. 

Рифму "даёт нам-животным" беру на вооружение. 

Единственное, поправьте, плиз, в восьмом ХОРе: "мы на присягу принесём".

С БУ,

СШ


Спасибо, Сергей. Сейчас поправлю. Я ее столько раз переделывал.

С уважением

А.Ф.

Александр Владимирович!

Ваше На мотив Шиллера для меня стало шарадой.

Стал сличать по переводу И.Миримского, но попробуй разберись в идентичности двух стихотворных переводов, каждый из которых вправе гулять от буквальных смыслов оригинала. Прояснить мог бы Шиллеровский текст, но с моим школьным немецким я только запутаюсь.

Остаётся обратиться за разъяснением к автору этого подражания... Или всё-таки перевода?

А звучит потрясающе. Так и слышится финал Бетховенской Девятой симфонии.


Спасибо, Сергей Николаевич.

У меня возникает желание изменить заглавие: "На мотив Бетховена" :)

Как Вы понимаете, я во время работы постоянно пел свой текст. Вроде, текст ложился на музыку нормально.

Что касается точности, где-то ее степень довольно велика, а в основном я излагал этот текст весьма свободно. (Однако гораздо точнее Тютчева.) Кстати, Миримский и Тютчев сократили текст на целую строфу, т.е. на 12 строк.

Я со школьных лет восхищен потрясающим текстом Миримского.

В моем варианте есть некоторые языковые эксперименты, на грани нормы.

Труд титана, Александр Владимирович.

Глупый вопрос, но мне интересно.

Если речь о переводе на русский с немецкого - должно ли переводчику донести до читателя формальные отличительные черты немецкой речи в поэтическом тексте. Точность рифмовки и особенности рифмовки частей речи, фразеологическую упорядоченность, образность сложных слов и т.д. и т.п. 

Ставите ли Вы ученикам подобные задачи. Реально ли этого требовать. Нужно ли.

Благодарно, В.К.


Спасибо за добрые слова.

Труд был скорее радостный - в соответствии с оригиналом. :)

Я переводоведения давно уже не читаю, более чем достаточно дисциплин по своей кафедре. (Кстати, сейчас начинается горячая пора - выходят заочники.)

А на Ваш вопрос у меня ответ самый простой и не слишком оригинальный. Надо выстраивать иерархию. Самое главное - то, без чего произведение перестает быть адекватно самому себе, - нужно передавать обязательно. Остальное - по возможности. Если из текста вычитывается какой-то очень важный смысл, оказавшийся актуальным для более поздних времен (т.е. они в существуют в эмбриональном виде, а более глубокий их смысл проявляется позже), на этом, по-моему, следует сосредоточиться и пожертвовать многими не столь важными деталями - только бы выразить эту мысль. Например, Шиллер красной нитью проводит тему высшего мира справедливости и гармонии, находящегося за звездами, а я - с учетом Гегеля и экзистенциальной философии - выражаю такую мысль:

мир людской еще не жил

подлинным существованьем.

Существование (экзистенция) - это состояние бытия, в котором оно (бытие) выражает свою сущность, свою глубинную природу.

Тем самым я хочу сказать: человечество пока еще не выражало свой сущности. Или, проще говоря: оно еще не жило полной жизнью, не раскрывало своих сил по-настоящему. ему еще предстоит самое великое и лучшее.

Поскольку никто не указал мне, что оборот "(не) жил существованьем" звучит "не по-русски", мою идею, видимо, поняли правильно.

Кстати, у меня в этом переводе постоянно идет "игра на гранях языка" (это, между прочим, Заболоцкий сказал о переводе) - игра творческих сил: это ведь тоже проявление Радости.

Спасибо.

Переводоведение - нечто подобное я подозревал.

Вообще-то я о Гейме. Невозможно передавать образный строй немецкого урбаниста, не коверкая языка. Это не принято и не понято в нашем поэтическом переводе. Упрёки в косноязычии меня волнуют не слишком, но убеждать как-то нужно. Вот так, и больше никак.

Козаровецкий у всех перед глазами, но убеждает такой Шекспир не слишком...

Но некоторое ободрение в Ваших словах я нахожу неизменно.

Спасибо, Александр Владимирович.


"Труд титана" должен быть опубликован 

во всех учебных пособиях по переводу!

Вы очень добры к моему скромному труду.

Если его опубликуют в таком качестве, то скорее как пример творческого отношения к оригиналу, а не образец собственно перевода.

Спасибо.