Джейн Хиршфилд Осознание и др. Цикл.

Дата: 16-09-2016 | 00:31:58


Джейн Хиршфилд Осознание и др


Джейн Хиршфилд Осознание: Анализ.
(С английского).

Собака невозможно крупного размера
со шкурой цвета розового кварца легко вошла в мой сон.

Я роз с таким оттенком не видала,
но кварцевая вена бежала сверху до мохнатых лап.
Мне было ясно: она хотела, чтоб я шла вслед.
Однако же назад собака не глядела.

За ней открылась тень, затем свернулась.
Я шла, и будто, позади меня, воротные дощечки
смыкались тихо под своим же весом.

Но это не казалось необычным.
Мне представлялось, будто некий чтец, вдруг повернулся и ушёл,
прервав расказ,
и все деревья, каждый камень раскрылись в ясности их полных судеб.

Сон, как собака, убежал и странствовал уже не там -
ушёл в тот самый миг, когда всё-всё могло перемениться;
в миг осознания, что я желаю всё переменить.

Jane Hirshfield  Translucence: An Assay
 
A dog implausibly large,
with fur the color of rose-quartz, slipped through my sleep

I have never seen roses that color,
or a vein of quartz move through its fissure on soft-padded feet.
This was sure, though: what she wanted was for me to follow.

She did not look back.
A shadow opened then folded behind her.
I followed as if past a gate latch
sliding closed on its own silent weight.

It was not so very different, really
More as if the narrator had turned and departed,
abandoned the story,
and each tree, each stone, stood clear in its own full fate.


The dream, like the dog, went on, travelled elsewhere.
Passed by the moment when everything might have been changed.
Passed by the moment of knowing I wanted everything changed.

Джейн Хиршфилд Тень: Анализ.
(С английского)

Обычно, тень, ты в нас не возбуждаешь
каких-то мыслей.
Твоё значенье кажется нам малым.

К чему командовать, чтоб ты явилась,
когда ты тут как тут,
хотя тебя никто ещё не вспомнил ?

Ты появляешься не раньше и не позже,
Ты выбегаешь сразу, то спереди от нас, то сзади.
Команда, чтоб явилась "раньше" или "позже",
тебя могла бы только озадачить,
зато ты можешь быть поуже и пошире.

А в полдень ты хандришь,
как мне не раз казалось.

Со мной ты едешь в Краков, в Глазго и на Корфу.
Тебе там нравится ?
              Я никогда об этом не спросила.
Когда моя рука касается стола, так ты уже коснулась
и раньше и плотнее, и пробуешь скорей, чем мой язык,
ретсину с ароматом скипидара, и сельдь, и сыр.

Я часто вижу, как без колебаний
ты жертвуешь собой, подобно Анне
Карениной, когда она освобождалась от ей уже не нужных денег,,
готовясь в мыслях броситься под поезд.
Но, как в искусстве, ты эластична, артистична и не гибнешь.

Предчувствуешь ли ты хаос загробной жизни ?
Но ты качаешь головой, едва спрошу.
Мы обе думаем, что нет.
Но если я с Земли потом исчезну молча,
тогда и ты уйдёшь со мною вместе.

Я прочитала, будто бы в тебе
присутствуют мой гнев, мой страх и эгоизм.
В тебе присутствуют, я прочитала, мои упрятанные вожделенья.
Там дремлет, как ребёнок, некий монстр, без языка, без рук.
В обычном одиночестве твоём, я узнаю себя.

Когда бы не было тебя,
и я б ушла во тьму,

как каждый в прежней жизни
уходит, будучи замучен и забит,
и вновь не станет больше тем, что был,
хотя б его одели в чистую рубаху, другие брюки и другую обувь.

Для этого есть тень, как у меня самой,
нот вот о чём не говорят:
хотя без языка, без рук, но ты вредна.
Твоё бездействие - мой собственный провал, и он вплотную рядом.

Не дав мне ничего и ничего не взяв, ты учишь,
как будто мой удел важнее твоего.

Однако последний час жесток.
Ты, лёжа, протянувшись, и без упрёка льнущая ко всем,
ото всего, что ты пересекаешь, почти не отличима.

Jane Hirshfield Shadow: An Assay.

Mostly we do not think of, even see you,
shadow,
for your powers at first seem few.

Why command "Heel", ask "Sit",
when before the thought is conceived,
you are already there ?

True that sometimes you run ahead, sometimes behind,
that early and late,
to you, must be words of the deepest poignance:
while inside them, you are larger than you were.

Middday drives you to reticence, sulking,
a silence
I've felt many times inside me as well.

You came with me to Krakow, Glasgow? Corfu.
Did you enjoy them ?
                I never asked.
Though however close my hand came to the table,
you were closer, touching before my tongue
the herring and cheeses, the turpentine-scented retsina.

Many times I have seen you sacrifice yourself
without hesitation,
disentangling yourself like Anna Karenina from her purse
before passing under the train wheels of her own thoughts.
Like art, though, you are resilient: you rose again.

Are you then afterlife, clutterless premonition ?
You shake your head as soon as I do -
no, we think not.
Whatever earth I will vanish silently into, you also will join.

You carry, I have read,
my rages, fears, and self-regard.
You carry, I have read, my unrevealed longings,
and the monster dreamed as a child, tongueless and armless.
Your ordinary loneliness I recognize too as my own.

When you do not exist,
I have gone with you into darkness,

as the self of a former life
goes into the self that was tortured and beaten
and does not emerge again as it was,
though given a clean shirt to leave in, given pants and new shoes.

For this too is shadow, and mine,
However unspoken:
Tough you are tongueless, and armless, you harm.
Your inaction my own deepest failure, close by my side.

You who take nothing, give nothing, give nothing, instruct me,
that my fate may weigh more than yours -

The hour is furious, late.
Your reach, horizontal, distant, leans almost forgiving,
almost indistinguishable from what it crosses.
2011


Джейн Хиршфилд Сахар-левша.
(С английского).

В природе бывают хиральные молекулы - они (по своему строению) повёрнуты в одном или в другом направлении. Вполне естественно, что кто-нибудь задастся по этому поводу вопросом: может ли сахар, построенный как собственное зеркальное отображение, быть сладким, но пройти через тело незамеченным ? Некая золотая копь для диетчика. Я не знаю, почему (либо как) опыт провалился. Я думаю об одиночестве ( ? редкостности ? ; ? единственности ?) такого рукотворного (искусственного) вещества, которое вы могли - подобно призраку из фильма 50-х годов - держать в ваших руках и выпустить из них, как вечно отвергаемый жених, несмотря на блеск его кольца с кубическим цирконием ( = кольца с фианитом). Но такой сахар реален и где-нибудь существует. Он выглядит как сахар-левша для языка-левши.
   
Jane Hirshfield Left-Handed Sugar

In nature molecules are chiral - they turn in one
direction or the other. Naturally then, someone wondered:
might sugar, built to mirror itself, be sweet,
but pass through the body unnoticed ? A dieter's gold
mine. I don't know why the experiment failed, or how.
I think of the loneliness of that man-made substance,
like a ghost in a '50s movie you could pass your hand
through, or some suitor always rejected despite the
sparkle of his cubic zirconia ring. Yet this sugar is
real, and somewhere exists. It looks for a left-handed
tongue.

Джейн Хиршфилд Вещи кажутся прочными
(С английского).

На вид они прочны.
Дома, деревья, тягачи - и даже стул.
И стол.

Не ждёте, что сломаются.
Но, нет, их рушат молоток,
война, пила, толчок из-под земли.

И Троя, вслед за Троей, вслед предыдущей, все были будто бы стойки
в глазах живущих рядом и внутри.
Стояли прочно девять Трой,
и каждая рассыпалась под новой.

Когда затопит землю, огненные муравьи
бросают прочный муравейник,
сплетают ноги, образуя некий плот, плывут и выживают,
обосновавшись на новом месте.

Ты крепок, жизнь твоя стремится
сплетать и дальше руки с другой, в очах которой блеск и капли добрых слёз,
с той жизнью, что грохочет медными щитами, взлетая с кедров Порт Орфорда*,
с той жизнью, что походит на игру.

ТУК-ТУК. Кто там ?
А ЭТО Я.
А кто ты ?

Такой вопрос, и первый, и последний.

Кто ж ты, надевший, наконец семейную пижаму;
кто, наконец, почти задушен в поцелуях;
казавшийся столь неприступным ?
Я не поверю, что твои уста когда-то прекратят вопросы.

Jane Hirshfield  Thing seem strong

Thing seem strong.
Houses, trees, trucks - a chair, even.
A table.

You don't expect one to break.
No, it takes a hammer to break one,
a war, a saw, an earthquake.

Troy after Troy after Troy seemed strong
to those living around and in them.
Nine Troys were strong,
each trembling under the other.

When the ground floods
and the fire ants their strong city,
they link legs and form a raft, and float, and live,
and begin again elsewhere.

Strong, your life's wish
to continue linking arms with life's eye blink, life's tear well,
life's hammering of copper sheets and planning of Port Oxford cedar,
life's joke of the knock-knock.

KNOCK-KNOCK. Who's there ?
I AM.
I am who ?

That first and last question.

Who once dressed in footed pajamas,
who once was smothered in kisses.
Who seemed so strong
I could not imagine your mouth would ever come to stop asking.
"The New Yorker", 5 сентября 2016.

Примечание.
*Порт Орфорд - маленький живописный прибрежный городок в штате Орегон.

Владимир,


смотрю Вы перешли на перевод современной нерифмованной поэзии, эдакой ритмической прозы. Хорошо получилось.


Только вот насчёт Карениной, она отбросила "красный мешочек", когда бросалась под поезд, а не кошелёк. Здесь purse  именно в этом смысле, дамская сумочка в виде мешочка. А кошелёк она отдала извозчику. Вроде так.


Успеха,

Александру Лукьянову

Александр !  Во-первых, благодарю за внимание и содержательный полезный отзыв. Во-вторых, "вы перешли на перевод современной

нерифмованной ритмической прозы"...  Куда я только не переходил !

Но поиски новых путей и освоение опыта современников из других

культур - неизбежны, это  уже отразилось в творчестве многих и

обогащает их творчество и новую русскую поэзию.

В-третьих, обязательно посмотрю, как можно уточнить отсылку к

образу Анны Карениной и приблизить её к тексту толстовского

романа.

С уважением

ВК


Владимир, после истории с Патерсоном я Вас не читала. Сейчас заглянула. Так не годится. Не зная языка, не следует браться за новейшую периодику. Вы калечите ныне живущего автора, без ее ведома ( к слову: это стихи в прозе,  ГРАМОТНЫЙ подстрочник мало чем отличался бы от готового перевода). 


Я понимаю, что обилие кое-где вариантов в скобках и вопр. знаков взывает о помощи (не моей). Но помощь Вам нужна не в подборе синонимов, а в азах англ. грамматики. 

Санне

Начнём по порядку.

История с Патерсоном:  в своих отзывах на мои переводы Вы были настолько неуважительно грубы и самоуверенны, что я был вынужден прекратить с Вами переписку и предпочёл не спорить. Это не значит, что я признал свою неправоту. Своей задачей я считал перевод текста.

Вы потребовали каким-то образом отразить религиозную основу мировоззрения Патерсона, с которой солидаризировались. Начали вникать  в личную семейную историю поэта, будоражить его и его супругу тем, что кто-то грубо вникает в его святые секреты и подноготную.  Ничего этого с моей стороны не было. Напротив, в итоге

именно Вы вторглись в его личную жизнь и распубликовали всякие интимные подробности, морочили ему голову, а мне трепали нервы.

Я считаю, что в стихах речь ведётся от лица лирического героя, который

не обязательно полностью совпадает с живым автором  во всех подробностях вплоть до запаха детских пелёнок. Некоторое (неблестящее) филологическое образование у меня есть. Не знаю, совпадает ли моя филологическая школа с уважаемой Вами.  Но весь

Ваш пафос, когда Вы защищали британского автора от мнимого оскорбления, позорил не меня, а Вас. Затем Вы объявили себя душеприказчицей Эмили Дикинсон. Удивительный факт. Представляю,

как Вы беседуете с душой давно усопшей поэтессы.

Далее: "не зная языка, не следует браться за новейшую периодику".

Не секрет: английского языка и литературы ни в каких школах и университетах  я не изучал. Судя по Вашим нормальным (а не болезненно возмущённым) комментариям в другие адреса, Вы действительно обладаете многими знаниями и разветвлёнными

интересами. Беседовать с Вами на нормальном человеческом языке

было бы полезно. Спрошу: кто же Вы ?   Поэтесса-переводчица ?  Так переведите  то, что я перевёл плохо, на более высоком уровне.
Это не входит в Ваши планы ?   Однако, как филолог, Вы не в силах

стерпеть моих ошибок ?   Так укажите на эти ошибки спокойно и доказательно. 

Далее: "вы калечите ныне  живущего автора, без его ведома"...

У меня есть опыт сотрудничества с одним автором-современником.

Я его не калечу. Если что-то калечу, то не автора, а только его стихи.

То же относится к моим и не только моим переводам стихов множества

уже ушедших авторов.  Переводов, например, шекспировских сонетов -

десятки. Признаем какие-то образцовые переводы верными, тогда боль-

шинство других нужно (опираясь на Ваше мнение о моих переводах) признать членовредительством и издевательством над трупами. 

Будучи опытным филологом и желая сделать что-то полезное, пожалуйста, не занимайтесь злопыхательством, а критикуйте чужую

работу конкретно, указывайте на действительные ошибки, показывайте пути их исправления. Ещё лучше, если Вы, вступив в соревнование,

что-то качественно переведёте сами. Тысячи непереведённых авторов и

их стихов вопят о том, что хотят приехать в гости в Россию. Кто-то из

переводчиков старается - иногда даже с хилыми силами. Вы завоёвываете себе авторитет громогласными криками и снобистскими

обвинениями.

Далее: Вы поднимаете вопрос, что нельзя без спроса переводить стихи,

защищённые авторским правом. Попробуйте-ка получить такое разрешение, будучи простым любителем, чьи тексты не издаются и не связаны ни с какими доходами и рекламой.  Вы любите бегать с дубинкой и запретами. 

ВК 

Замечательного автора Вы показываете, Владимир Михайлович.

Я-то начал с Толстого и паука. А потом остальное. И так...

Наш местный пустобрёх
вернулся
после долгого изгнания -
теперь молчит на паре языков.                                     и так...


Прозрачно, как стекло
лицо девчушки, сложившей сказку,
но как постигнуть реальность,
если не вывернуть ложь наизнанку ?


По мне, автор занимался высвобождением поэзии из темы, и - весьма талантливо. Достойно внимания и интереса.

Благодарно, В.К.


Владиславу Кузнецову

Переводов из Джейн Хиршфилд у меня много.

В своё время они все были выложены на Поэзии.Ру.

Постепенно я их сюда возвращу.

Ваше одобрение мне очень ценно.

ВК

По мне, автор занимался высвобождением поэзии из темы, и - весьма талантливо. Достойно внимания и интереса.

!

Интересно.

Спасибо, Владимир Михайлович!

Нине Есипенко

Дорогая Нина !  Большое Вам спасибо за внимание и понимание.

ВК

Владимиру Корману.


Не нужно проецировать собственное нервное состояние на собеседника.


Мне, знаете ли, даже потехи ради не хочется тыкать Вас носом в Вашу ложь, по всем ее пунктам. Напомню лишь, что  историю с Доном Патерсоном Вы просили меня на всеобщее обозрение здесь, на новом сайте, не выставлять и письмо его не цитировать.


 Пожалуй, буду и дальше уважать Вашу просьбу, учитывая  конфиденциальный тон, которым она была подана. Ну а если Вам теперь все равно, то можно будет к этой теме вернуться. Как скажете. Хотя мне это большого удовольствия не доставит, честно говоря:  всем, кому это было интересно и у кого есть мозги, и так все стало понятно.


Теперь попробуем о делах нынешних.


"Если что-то калечу, то не автора, а только его стихи".


Переводят\калечат авторов: Шекспира, Пушкина и т.д.   Так уж повелось, так уж говорят, и не без оснований, наверное. В Ваших силах и в Вашей власти авторов\их стихи не калечить.


"Будучи опытным филологом и желая сделать что-то полезное, пожалуйста, не занимайтесь злопыхательством, а критикуйте чужую

работу конкретно, указывайте на действительные ошибки, показывайте пути их исправления".


Вы здесь неправильно поняли едва ли не половину текста, причем на уровне грамматики\лексики.  Свое "прочтение" Вы упорно отстаиваете, пишете много, как и многие их тех, кто цепляют текст по верхушкам. Кто же найдет столько времени, чтобы  с Вами пререкаться, и столько времени, чтобы разбирать все Ваши ошибки? Тем более после Ваших нервных выпадов, тогдашних и нынешних. Хотите, чтобы правили - спишитесь с кем-нибудь.


 А вообще лучше браться за язык, который Вы лучше знаете, и за автора-современника, который Вам культурно ближе. Ведь вроде тут не с чем спорить?


 "Вы поднимаете вопрос, что нельзя без спроса переводить стихи,

защищённые авторским правом. Попробуйте-ка получить такое разрешение, будучи простым любителем, чьи тексты не издаются и не связаны ни с какими доходами и рекламой.".


Строго говоря, нельзя. Но все всё понимают, и, конечно же, авторы смотрят на "несанкционированные" переводы сквозь пальцы, а авторы безвестные даже рады бывают. Но узнав, что с ними сделали защитники "авторских прочтений", авторы заметно мрачнеют и даже ругаются, а некоторые требуют убрать "перевод". Это особенно относится к авторам известным. Получить разрешение  не так уж трудно, только нужно подождать, когда тебе ответят, заинтересовать автора, обнаружив понимание его творчества. Но если, плохо зная язык и его культуру, на всех парах переводить имеющуюся периодику и тут же вывешивать, получится ерунда, от которой только клубу обиженных радость, или тем, кто не удосужился внимательно прочитать.





Санне.

Вы сами заставляете меня письмами с оскорбительными намёками продолжить переписку с Вами.  Первое: моя психика в нормальном порядке. На учёте у психиатра я не состою, к

психоаналитикам не обращаюсь. Вы, однако, не первый раз стараетесь направить меня по этим адресам.

Второе: я не могу припомнить случая, чтобы я затыкал Вам рот и запрещал поднимать какие-то темы. Пишите о чём хотите и сколько Вам угодно. Только не обвиняйте меня ни в какой лжи. Это Ваше злонамеренное измышление. О буче, которую Вы затеяли якобы в защиту,

а на самом деле во вред Патерсону, Вы сейчас напомнили мне сами. Вам кажется, что затеянный Вами публично скандал приносит Вам лавры.

Третье: хочу быть объективным. Вы перевели два стихотворения Патерсона. Первое,

более короткое, переведённое мной скоропалительно, вы переводили долго, скрупулёзно и

трудолюбиво, использовыв при этом квалифицированную помощь Александра Флори и

Никиты Винокурова. Итог был положителен. Ваш перевод стихотворения "Порог" - и точнее и лучше моего. Иное дело со стихотворением "Качели". Дорабатывать его до кондиции Вы не стали. Получив развёрнутые комментарии с разных сторон, Вы ими пренебрегли. Ваш перевод не демонстрирует ни знания английского, ни понимания существа дела (установки детских качелей), ни уважения к соответствующей терминологии.

Всё, что касается мировоззренческих (буддистских ?) взглядов автора, у Вас изложено смутно, неосновательно и сомнительно. Для меня совсем непонятно, зачем было нужно в

Ваших комментариях упоминать о несчастье в семье Патерсона. Ведь в тексте авторского

стихотворения ясного указания на это печальное событие нет. Там только намёки. Вы же

как бы смакуете это несчастье. Свой быстро сделанный перевод я не расхваливаю. Смысла нет. Ведь Никита Винокуров расценил его даже ниже Вашего.  Но - ругайте мой перевод, как

хотите, - Ваш оттого лучше не станет.

Четвёртое: гляжу на счётчик, помещённый в Поэзии.Ру.  Творческих работ у Вас совсем

немного. Отзывов и замечаний в чужие адреса - в семь раз больше.  Вы себя в основном

конституируете в качестве знатока и критика.  На мой взгляд, Вы добиваетесь авторитета

лёгким путём, не брезгуя оплёвывать (на моём примере) других.

Пятое:  я ни к кому не обращался за помощью. Люди на сайте помогают друг другу добровольно. Вы сами вызвались расценивать мои работы. Я не скрываю, что владею

только русским языком. К другим языкам обращаюсь постольку, поскольку занимаюсь

переводами. Никто не запрещает Вам указывать на замеченные у меня ошибки. У кого их

нет ?   Свободны ли Вы от них сами ?  А вот мазать дёгтем чужие ворота Вас никто не просил.  Если это моё письмо Вас не успокоит, наконец, что ж ?  Пишите ещё. Отвечу.

ВК




Владимир, 


Ваши ворота никому не нужны. Лавры побивателя  авторов-любителей тоже никому не нужны. 


 У Вас в голове каша, сваренная уязвленным самолюбием и приправленная горечью поражения. Что же, в таких случаях действительно полезно выговориться, что Вы и сделали. 


Но вот этот пассаж


"На учёте у психиатра я не состою, к

психоаналитикам не обращаюсь. Вы, однако, не первый раз стараетесь направить меня по этим адресам."


меня изумил.


Не нужно совсем уж запутываться и увязать  в собственной каше, которая сама по себе есть состояние вполне нормальное для занятого человека. Никогда в жизни я не упоминала Вашего якобы психического нездоровья, что за чепуха? По адресам клиник я Вас не посылала (это Вы меня посылали, кажется, к прокурору, не желая выслушивать мою филологическую нудятину) и вообще не грубила, милейший.


 О психиатрии: слова "чокнутый" (NUTS),"безумный" (INSANE) в адрес Вашего "ПЕРЕВОДА" (а не в Ваш личный)  употребила НЕ Я, А ПАТЕРСОН, который и попросил меня опубликовать его письмо (со всеми биографическими подробностями), и сердечно поблагодарил за участие.


Далее Вы были вынуждены снабдить Ваше безграмотное "прочтение" ремаркой НЕ ПЕРЕВОД,  а потом и вовсе убрать. 


Ну не писать же мне всем авторам, которых Вы так лихо обрабатываете.


 И не возиться же мне с Вами здесь, растолковывая условные предложения, согласования времен, идиомы  и проч. 


Вы ведь взрослый человек, должны понимать, что такое есть уважение переводчика к чужому замыслу, чужому творчеству,  и понимать то, что чужое творчество защищается в т.ч. авторским правом. 


На всю остальную  белиберду и путаницу Вашего поста, с льстивыми репликами "в зал"отвечать по пунктам тоже недосуг. Замечу лишь, что Никиты Винокурова на моем "Пороге" вообще не стояло, и что "Качели" - не инструкция по установке качелей. Но повеселили, спасибо! 


А вообще по поводу других переводов лучше не здесь,  хотя не скрою, что Ваше мнение мне безразлично. Как, наверное, и Вам моё. Но за моим, в предыдущем случае, и, как я уверена, и в этом нынешнем -  мнение автора оригинала.


Понимаю трудности людей, которым неймется писать  торопливо и плохо, и тут же вывешивать. С одной стороны им говорят "не трожь  Шекспира". С другой им говорят "не трожь новейшие вещи, автор оригинала жив и будет буйствовать во словесах, если узнает".  


Но, повторяюсь, хорошо, что Вы высказались, пускай и не по делу. 


В данных Ваших "переводах" Вы напортачили меньше, чем тогда, хотя примерно половина понята неправильно. Что было между этими двумя событиями -  не знаю, не читала. 


Здесь же у нас верлибр, "за базар" приходится отвечать, как и при переводах прозы.


Я Вам тут просто набросаю то, что Вы не смогли или не захотели понять, без сахара. Объяснять, почему написанное Вами недопустимо - увольте, это целый трактат. 


A dog implausibly large,
with fur the color of rose-quartz, slipped through my sleep

I have never seen roses that color,
or a vein of quartz move through its fissure on soft-padded feet.
This was sure, though: what she wanted was for me to follow.

She did not look back.
A shadow opened then folded behind her.
I followed as if past a gate latch
sliding closed on its own silent weight.

It was not so very different, really
More as if the narrator had turned and departed,
abandoned the story,
and each tree, each stone, stood clear in its own full fate.


The dream, like the dog, went on, travelled elsewhere.
Passed by the moment when everything might have been changed.
Passed by the moment of knowing I wanted everything changed.


Jane Hirshfield Shadow: An Assay.

Mostly we do not think of, even see you,
shadow,
for your powers at first seem few.

Why command "Heel", ask "Sit",
when before the thought is conceived,
you are already there ?

True that sometimes you run ahead, sometimes behind,
that early and late,
to you, must be words of the deepest poignance:
while inside them, you are larger than you were.

Middday drives you to reticence, sulking,
a silence
I've felt many times inside me as well.

You came with me to Krakow, Glasgow? Corfu.
Did you enjoy them ?
                I never asked.
Though however close my hand came to the table,
you were closer, touching before my tongue
the herring and cheeses, the turpentine-scented retsina.

Many times I have seen you sacrifice yourself
without hesitation,

disentangling yourself like Anna Karenina from her purse
before passing under the train wheels of her own thoughts.
Like art, though, you are resilient: you rose again.

Are you then afterlife, clutterless premonition ?
You shake your head as soon as I do -
no, we think not.

Whatever earth I will vanish silently into, you also will join.

You carry, I have read,
my rages, fears, and self-regard.
You carry, I have read, my unrevealed longings,
and the monster dreamed as a child, tongueless and armless.
Your ordinary loneliness I recognize too as my own.

When you do not exist,
I have gone with you into darkness,

as the self of a former life
goes into the self that was tortured and beaten 

and does not emerge again as it was,
though given a clean shirt to leave in, given pants and new shoes.

For this too is shadow, and mine,
However unspoken:
Tough you are tongueless, and armless, you harm.
Your inaction my own deepest failure, close by my side.

You who take nothing, give nothing, give nothing, instruct me,
that my fate may weigh more than yours -

The hour is furious, late.
Your reach, horizontal, distant, leans almost forgiving,
almost indistinguishable from what it crosses.
2011

Jane Hirshfield  Thing seem strong

Thing seem strong.
Houses, trees, trucks - a chair, even.
A table.

You don't expect one to break.
No, it takes a hammer to break one,
a war, a saw, an earthquake.

Troy after Troy after Troy seemed strong
to those living around and in them.
Nine Troys were strong,
each trembling under the other.

When the ground floods
and the fire ants leave their strong city,
they link legs and form a raft, and float, and live,
and begin again elsewhere.


Strong, your life's wish
to continue linking arms with life's eye blink, life's tear well,
life's hammering of copper sheets and planning of Port Oxford cedar,
life's joke of the knock-knock.

KNOCK-KNOCK. Who's there ?
I AM.
I am who ?


That first and last question.

Who once dressed in footed pajamas,
who once was smothered in kisses.
Who seemed so strong
I could not imagine your mouth would ever come to stop asking. 


Сербы у Вас лучше получаются, чем весь этот "юнго-дриминг" современных англосаксов. 

Здесь хотя и не "Век перевода", но марку держать не помешало бы: лучше меньше, да лучше. 

А за критику мне всегда благодарны, кроме совсем уж безмозглых. Но: There is no such thing as "bad publicity", к превеликому сожалению, не буду привлекать к Вам лишнего внимания, разве что когда-нибудь, на досуге, если уж совсем из черного белое сделаете, как тогда.


Всех благ.

Санна !   Если Вы пишете по делу, всерьёз и честно, то зачем уснащаете свои письма новыми грубостями и оскорблениями ?   Я свои аргументы

уже исчерпал. Мне разумно советуют не продолжать далее эту полемику.

ВК

Владимир, Вы не отвечайте этому критику.

А ещё лучше - занесите в чёрный список.

В конце, концов, у Вас есть Никита Винокуров и есть редколлегия, они несут ответственность за качество представляемой продукции.

Я всегда поражаюсь тем, кто старается самоутвердиться за счёт других и берёт на себя миссию безапеляционно судить других, считая своё мнение абсолютной истиной.

Даже если этот критик ратует за результат, не вредно задуматься, а стоит ли результат такой цены - такой беспощадной расправы с человеком?

Вере Никольской.

Дорогая Вера !  Ваше письмо - это большая разумная и ценнейшая для меня поддержка, которой я никогда не забуду и постараюсь последовать Вашим советам. Только "чёрный список" у меня почему-то не работает, да и не особенно хочется к нему прибегать. Небольшое отступление:

сегодня воскресенье, отправился с семьёй в большой и великолепный

океанский Аквариум. Любовался на морских львов, морских птиц и на сотни, если не тысячи, разных рыб и другой живности. Хищники жадно

и энергично заглатывали мелкую рыбёшку. Среди большой стаи спокойных пингвинов один, какой-то особенный, забрался повыше на скалу, энергично махал крыльями и раскачивал голову и корпус, притом

долго и громко неустанно что-то визжал: учил других пингвинов жить.

Потом я обратил внимание на забавную средних размеров рыбу, кажется на ядовитую рыбу-ёжа,   - у неё была любопытная особенность: при желании она очень заметно сильно раздувалась и казалась внушительной и более сильной. Вспомнил свою передрягу и подумал:

у этой живности всё - как у людей.

С уважением

ВК

Уважаемый Владимир!

 

Мне сразу понравились стихи Вашей поэтессы, и я Вам выставил like ещё до всей дискуссии, всего этого much ado about nothing, как где-то кто-то удачно выразился.

            Опять Санна старается изо всех сил как можно дороже продать то немногое, чем располагает – своё сносное знание английского языка. И лишь после бесконечных подходцев, намёков и оскорблений наша дива наконец-таки снизошла до конкретики и то процедила её эдак сквозь губу – мол, разбирайтесь сами.

            Я просмотрел оригинал первого наиболее мне понравившегося стихотворения – этой таинственной сюрреалистической сценки из сна, которую Вы прекрасно гармонизовали в своём верлибре.

            Что ж, я бы в ней кое-что сделал чуть-чуть иначе, но не стал бы по этому поводу поднимать такой шум, как будто где-то кого-то душат.

Ага, автора… точнее – современную авторшу!

            И позвольте, Владимир, восхититься скромной сдержанностью Вашей интеллигентности, достоинству, проявленному Вами в изнурительной дискуссии  с нашей цеплючей дамой, у которой – вот тут уж точно! – очевидные проблемы с психикой.

Я бы так не смог. Хотя последняя моя догадка заставляет быть с нею поснисходительнее.

Ладно, Санна, сочтите, что к Вам просто рикошетом возвращается Ваша же инвектива в адрес Владимира, который, Вы уж поверьте, Вам не по зубам. Слишком неравны силы по масштабам ваших творческих и человеческих потенциалов.

Сергею Семёнову

Не знаю даже, как Вас благодарить за такой лестный для меня и ценный

притом продуманный и аргументированный отклик на всю эту навязанную мне полемику. Причина полемики сложная, обо многом

можно судить и так и так. Я считаю, что нельзя  в переводческой практике ограничиваться только классикой и не реагировать на то, что

за рубежами создаётся сейчас.  Я могу, естественно, как и всякий другой, совершать ошибки. Запреты на эксперименты с переводом современной поэзии считаю не слишком полезными. В критике подобных переводов самым верным способов считаю соревновательный.  Увы !  Мои пробы вызвали озлобленное сопротивление и громкий скандал.  Вот и приходится разбираться, о чём

идёт речь: о правах на выбор свежих оригиналов для поэтического перевода,  о вопросах филологического  характера или о взрыве чьих-то чужих амбиций. А, может быть, тут целый клубок других вопросов и противоречий.  Сам предпочитаю усердно заниматься практикой живого перевода - безо всякой групповщины, политики и коммерции.

Вполне солидарен с Вами о всех Ваших оценках и мнениях.

С большим уважением

ВК.

Уважаемый Владимир Михайлович, работа солидная и внушает уважение.

Не вижу в языке существенных недостатков, разве что мелочи, наподобие "впереди от нас" (надо: спереди).

Александру  Флоре

Александр !   Ваша поддержка - одна из самых важных и ценных для меня.  Обязательно отреагирую на Ваше замечание.

ВК

Да замечаний-то особых нет, разве что совсем незначительные.

Видите, Владимир, сколько народу подтянулось. И не только из повизгивающих  или плюющихся обитателей клуба обиженных (иначе - здешней богадельни). Наверняка еще подтянутся. Но кто же будет разбирать мегапорции плохо понятого текста, кто найдет на это время? Похоже, никто. Как и я не нашла. Но, надеюсь, Вы будете довольны вниманием, а оно стоит некоторых неприятных воспоминаний и впечатлений.


И еще раз всех благ.

Cанне !

Ради бога. Мне, конечно, приятны и дороги голоса в мою поддержку.

Самое неприятное в том, что меня расстраивает в Ваших наездах, - это

кляуза в адрес поверившего Вам иноземного автора и его жены. Всё

прочее, в моих глазах, не столь уж важно. Ещё раз повторю уже высказанную мной просьбу:  относитесь, пожалуйста, когда захотите

что-то подвергнуть критике к этому делу более творчески:  создавайте

свои варианты перевода. По результатам будет видна Ваша   правота или неправота.  Либо критикуйте конкретно с разъяснением сути дела.

ВК

Владимир, прошу прощения, я зашла на Вашу страничку не с целью написать комментарий на Вашу переводческую работу. Вникнуть в нее у меня сейчас нет времени.
Я "подтянулась" написать комментарий на комментарии Санны.)
Санна не понимает одной очевидной вещи: она была принята на этот сайт как литпереводчик. Что же мы наблюдаем? Как литпереводчик Санна - "absolute beginner". То есть, ученица. Но чтобы восполнить этот досадный пробел, мешающий реализоваться ее жажде власти, и, как правильно заметил Владимир, наработать себе авторитет, она с большим энтузиазмом взяла на себя роль литжандарма, прикрываясь заботой об уровне рубрики, защитой интересов живых и мертвых авторов, и прочими благими целями.
Все бы и ничего, вот только права (не только морального, но и иерархического) на такой тон она не имеет, каким бы критикуемый перевод ни был. И не только потому, что подобный тон совсем не сочетается с позиционированием себя христианкой, интеллигенткой и староиспеченной жительницей скандинавской страны, но и из-за того, что функцию жандарма есть, кому исполнить. Для этого существует редактор рубрики и модератор.

Марии Кохан

Мария !   Абсолютно и во всём с Вами согласен. И большое Вам спасибо

за то, что Вы не остаётесь равнодушной к происходящему на сайте и

вокруг. Я за спокойную творческую и дружелюбную обстановку и за

деловую конкретную критику-взаимопомощь. Излишние амбиции и

затевание скандалов  граничат с преступлением. Это путь в никуда.

ВК

Не за что, Владимир. Тема "А судьи кто?" неисчерпаема. Думаю, она будет еще звучать и звучать. Потому как энтузиазм судей тоже неисчерпаем..

Интересно то, что настоящие профессионалы, вроде Винокурова, Куликова, к примеру, не бегают по страничкам любителей и не брызжут ядом. Недосуг им, что ли... Аль какая другая причина у этого явления....))

Марии Кохан

Мария !  Разумеется, занятым серьёзным собственным творчеством людям не до беганья по чужим страницам.  Вы правы, выбрав для примера двоих несомненных знающих талантливых и авторитетных

авторов. По-моему Никита Винокуров прекрасно справляется с ролью

активного критика, указчика на недостатки и подсказчика верных путей, но никогда не бывает нетактичным громовержцем. Другой, указанный Вами поэт, горяч. Мне даже пришлось однажды посоветовать ему не увлекаться критикой. Всё-таки творить своё для всех полезнее. А время у занятых людей всегда на вес золота.

ВК

Другой, указанный Вами поэт, горяч.


Возможно, Владимир. Я уже не застала этой горячности - не так давно на сайте. К счастью, пришла на Пру в довольно спокойный и созидательный период. Но в последнее время ситуация становится душноватой. 

Времени у всех  не так много. Вбухивать энергию в бессмысленные и бесполезные баттлы, с целью создания собственного имажа, писать многочисленные гневные комменты-простыни (прикинувшись незаинтересованной и просто проходящей мимо) - значит показывать свою зависимость от признания социумом.


Не расстраивайтесь. Для человека, не владеющего английским, перевести этот текст, действительно, очень сложная работа. Попросите опытного англоязычного переводчика Вам помочь. Удачи.


Марии Кохан

Мария !  Накатал Вам длинный ответ, но он куда-то делся.

Отвечаю покороче. Помощь не нужна. Знание языков - вещь относительная. Подстрочники я делаю сам (кроме сербских). По первой специальности я - преподаватель русского языка и литературы. Знание языков из школы, советских институтов или самоучкой. Заявлять, что, мол, знаю языки, - совесть не позволяет.

ВК

Ну вот, опять я не удержалась от совета(((. Дурацкая привычка, с которой никак не получается пока разделаться... Наверное придется взять гейс).

Здравствуйте, Мария!

Кто б убедил нашу милую даму (меня она не послушает), что при её эрудиции, тщательном (может быть, даже удушающе чрезмерном) отношении к переводческому труду и активности в комментировании чужих переводов, она отнюдь не проиграла бы в своём реноме на Сайте, если бы уняла себя в своих бестактных эскападах в адрес ничем не повинных и зачастую недоумевающих от этих невероятных нападок авторов. 

Сергей, здравствуйте. Этим человеком буду уж точно не я)) Потому как мой единственный инструмент убеждения в подобных случаях - это стёб. Ну тут глухо - не воспринимается... Впечатлило, когда Озарянин как-то в Салуне изрёк фразу о том, что "Санна - просто божий дар для нашего сайта", но Санна иронии не уловила, восприняла ее похвалой и теперь стремится всех осчастливить своими наставлениями самого разнообразного свойства. Так что, придётся с этим жить)).