Генрих Гейне (1797-1856). Сколько лжи в любовной схватке...

Дата: 12-09-2016 | 14:36:23

Генрих Гейне (1797-1856)

 

Сколько лжи в любовной схватке!

Как вранью лобзальник рад!

Ax, обманывать так сладко,

Жертвой слаще быть стократ!

 

Сплошь игра в твоей манере,

Знаю я, чего добьюсь:
Клятве я твоей поверю -

Верой я твоей клянусь.

 


Heinrich Heine (1797-1856)


In den Küssen welche Lüge!
Welche Wonne in dem Schein!
Ach, wie süß ist das Betrügen,
Süßer das Betrogensein!

Liebchen, wie du dich auch wehrest,
Weiß ich doch, was du erlaubst:
Glauben will ich, was du schwörest,
Schwören will ich, was du glaubst.
1830

А что, Гейне тоже говорил, "похерю"? У него с оригинале есть что-нибудь связанное с хером, или ещё с какими-то ругательствами?  Вроде у Гейне вполне приличные, очень даже приличные и ироничные слова. Он просто говорить о сопротивлении милой, и всё.

Уважаемый Вячеслав, Гейне не мог сказать: "похерю" не потому, что это неприличное слово (совершенно приличное), а потому, что это происходит от названия буквы "Х", а Гейне не пользовался кириллицей.

Александру Лукьянову. Я исхожу их того, что слово "похерить" здесь вполне приличное. В смысле "устранить", "убрать", "элиминировать"...


Александру Флоре. Согласен. Но, с другой стороны, автор в переводе говорит на русском и пользуется русским алфавитом. Кстати, и в немецком языке есть слова, близкие по смыслу к "херить" и начинающиеся на "х"  скажем, "hinwegräumen". Так или иначе, есть над чем подумать...

Вячеслав, у меня фамилия склоняется.

В принципе, даже у Пушкина Альфонс, который садится на коня, видит буквы славянского алфавита:

А в стороне торчит глаголь,

И на глаголе том два тела.

Но едва ли этот прецедент нужно превращать в традицию.

Я, кстати, думаю, что умеренная грубость Гейне была свойственна, хотя я читал только переводы.

Всё, извините, выбываю из диалога, у меня свои дела.

Вячеслав, у меня фамилия склоняется.

Извините, Александр. Исправил.


У этого стихотворения есть интересная, на мой взгляд, предистория.

Постараюсь сегодня вечером её здесь рассказать. 


Похерю пока вторую строфу с переносом сюда:


Щит твой, милая, похерю –

Знаю я, чего добьюсь:
Клятвам я твоим поверю,

Верой в то твоей клянусь.


Заменил первую строку этой строфы на более близкую к оригиналу.

Приветствую, Вячеслав! Рифма "измерив-поверю" для Гейне, кажется, не достаточно точная.

Удачи!

С БУ,

СШ

Доброй ночи, Сергей! Гейне зачастую сознательно "грешил" неточными рифмами. Вот и здесь "висячая" согласная: "Lüge - betrügen".  Хотя, если верить И.П. Лысеру, в экспромте изначально рифма была точной ( см. сообщение ниже). Наверное, у меня рифма погрубее будет. Но характер "неточности", думаю, соответствует оригиналу.  Впрочем, попробую заменить...

Вячеслав, дело не в том, что похерить приличное, или не приличное. А в том, что у Гейне совсем другое. Образ другой. Похерить -  это разговорное, просторечье. Гейне - романтичен, но в то же время его романтика иронична, иронична своей простотой, чёткостью образов. А у Вас похерить щит - образ чуждый Гейне. Неужели нельзя просто перевести простые гейневские слова простыми обычными русскими аналогами?


Гейне был грубоват, конечно, особенно в "Германии" (поэме). 


Здесь Герман, славный херусский князь,

Насолил латинской собаке.

Немецкая нация в этом дерьме

Почётно вышла из драки.


Дело не в этом, а в том, что в стихотворении, о котором мы говорим, нет этой грубости, просторечья. Нельзя переводить так, мол, где-то поэт упомянул слово "дерьмо", значит в каждом переводе можно это слово или похожее употреблять. Не надо за переводчика придумывать. У Гейне есть образ "зверя" - НЕТ. Зачем создавать на русском поэтический образ, которого нет в оригинале. Вот в этом отношении Левик, один из лучших переводчиков Гейне, тонко чувствовал стиль поэта. Если merde , значит - дерьмо, а если милая только сопротивляется, это не значит, что она смотрит зверем.


Это касается не только Вас. Вот Вы сделали замечание Флоре по поводу его перевода из Гервега, что в оригинале любовь, а в переводе смирение. На что Флоря ответил, что любовь и смирение - одно и то же. В каком словаре синонимов уважаемый филолог нашёл это сравнение?


Александр! О глаголе «похерить». Что ни есть глагол русского литературного языка. С первой половины 19-го века - особенно в смысле «устранить», «убрать», «ликвидировать», «уничтожить»:


«Наконец, это ему все надоело — и он решился, как говорится, ”взять на себя“ и похерить всю эту историю, так как она несомненно мешала его занятиям и нарушала его покой» (И.С. Тургенев, «Клара Милич»).  «Какая свиньища однако же этот Розанов: его тоже непременно нужно будет похерить» (Н. С. Лесков, «В Москве»).


«Беда все отрицать! В иное надо верить,

Не то пришлось бы, чорт возьми,

Мне самого себя похерить!»

(А. К. Толстой, «Дон-Жуан»)

 

Если Вы обратили внимание, обсуждаемое стихотворение написано в 1830 году. Одним словом, этот глагол приходится ко времени без всяких подозрений на просторечье и грубость. И пожелание Гейне о «фривольной манере» этого стихотворения по отношению к  слову "похерить" - в самую точку. Убрал из текста только по той причине, что пока не нашёл приемлемого решения в целом по первой строке второго четверостишья. Увы, приходится говорить о строках, поскольку последние две строчки этого стихотворения – императивны:


Glauben will ich, was du schwörest,
Schwören will ich, was du glaubst.

Как Вы можете видеть, эти две строчки практически идентичны. Переставлены только два выделенных слова с грамматическим изменением формы этих слов. На мой взгляд, если этой идентичности не реализовать в переводе, то перевода, считай, нет. Пока я  не нашёл ни у кого из переводчиков  этого стихотворения полноценного решения названной задачи. Согласен с Вами, «смотреть зверем» - некоторый перебор.


Оставлю эту строфу здесь:
«Пусть пока ты смотришь зверем,

Милка, я тебя добьюсь:
Клятвe я твоей поверю,

Верой я твоей клянусь»

 

и внесу уточнение в перевод.

 

Что касается процитированного Вами перевода глубоко уважаемого мной Вильгельма Вениаминовича Левика, просьба, по возможности, сообщить Ваше мнение, похожи ли по смыслу  слова «победить», «разгромить», «обратить в бегство», с одной стороны, и «насолить» - с другой? И как быть с «латинской собакой», которой нет ни в этой, ни в предыдущей, ни в последующей строфах оригинала? Если Вы ответите, что Юпитеру всё дозволено, то будете правы. Хотя, если Dreck, то это вовсе не обязательно дерьмо, а если милая сопротивляется, то она может и зверем посмотреть...

Вот обещанная история, которую поведал друг Гейне Иоганн Пётр Лысер (Johann Peter Lyser). Весенним утром 1830 года он был в гостях у Гейне. Поэт рассказал гостю, что недавно прочитал стихи некоего Германа Мейнерта и что этому Мейнерту, по мнению Гейне, среди многих подражателей стихотворной манере Гейне, как никому другому, удалось передать в своих работах стиль поэта. "Ради шутки, - предложил Гейне Лысеру, - попробуйте прямо сейчас сымпровизировать песенку в моей манере, несколько фривольную (выделено мною, - В.М.)..." "Меня не нужно было долго уговаривать, - продолжил Лысер, - и я набросал такой текст:


Magst du dich auch selbst belügen,—
Mich belügst du nicht, mein Kind !
Möglich, daß die Küsse trügen,
Wie oft Worte möglich sind.


Nicht entscheid’ ich solche Fragen !
Lüg’ mit Worten, lüg’ im Kuß,
Lüge dreist — ich will’s drauf wagen,
Weil ich dich schon lieben muß."


Гейне прочитал написанную Лысером песню и заметил: "Совсем неплохо... За исключением заключительных строчек. Они напоминают мне манеру Гёте. Я бы изложил это так:


In den Küssen — welche Lügen !
Welche Wonne in dem Schein ! —
Ach, wie süß ist das Betrügen,
Süßer noch: betrogen sein.


Liebchen, wie du dich auch wehrest,
Weiß ich doch, was du erlaubst !
Glauben will ich, was du schwörest !
Schwören will ich, was du glaubst !"


Таким образом, если верить сказанному, в случае с "In den Küssen welche Lüge..." мы имеем дело с мастерской экспромтной доработкой Гейне экспромта любителя. Здесь эта история - на немецком языке.

История прелестная.

А насчет Гервега Вы, Вячеслав, можете меня спросить и сами - в комментариях к нему.


Извините, Александр, но не совсем понял ваше пожелание насчет Гервега. Если Вы имели ввиду вот это замечание Александра Викторовича Лукьянова:  «Это касается не только Вас. Вот Вы сделали замечание Флоре по поводу его перевода из Гервега, что в оригинале любовь, а в переводе смирение. На что Флоря ответил, что любовь и смирение - одно и то же. В каком словаре синонимов уважаемый филолог нашёл это сравнение?», - тогда это не ко мне, а к Александру Викторовичу. У меня дальнейших вопросов к Вам по этому поводу  после вашего ответа не возникло.


Доп. 19:50. Александр Викторович! Не могли бы Вы перенести Ваше замечание о моём замечании (или, хотя бы, его заключительную часть с вопросом) к переводу Александра Владимировича Флори в его топик со стихотворением Гервега? Тогда бы я убрал не относящиеся к стихотворению Гейне и его переводу данное сообщение полностью. Спасибо!

Я на всякий случай могу Вам сказать, что слова имеют, кроме значений (которые запечатлены в толковых словарях), еще и смысл (который вытекает из контекста). Из контекста того стихотворения следовало, что речь идет не о любви, а о других вещах, неверно именуемых любовью, в частности, о примирении со злом. Но это Гервег, а здесь речь о Гейне.

Алекандр Владимирович Флоря.

Уважаемый Вячеслав - к сожалению, не знаю Вашего отчества, Ваш собеседник не сможет выполнить того, о чем Вы просите, п.ч. он у меня в ЧС. Наверное, лучше мне убрать лишние замечания?

Вот оно как... Ну, это дело хозяйское, чёрный список.

Тогда пусть Ваш ответ, Александр Владимирович, здесь останется,

если вопрос задан на этой странице...

 

А отчество у меня Григорьевич. Но я уже привык, что только по имени... Чуть перефразируя начало экспромта Сергея Сергеевича Аверинцева:


«Пусть он прав или не прав,

Вячеслав есть Вячеслав.»

:)

Спасибо, Вячеслав Григорьевич.

У меня два замечания по Вашему тексту.

1) ... в лобзаньях фальшь в цене - подряд два предложных падежа с одним предлогом, хотя и в разных грамматических значениях. По контексту понятно, о чем идет речь, но это все-таки недостаток.

2) Верой в то твоей клянусь - порядок слов, тем более два местоимения рядом.

С уважением
А.В.

Да, Александр Владимирович, согласен с Вашими замечаниями.

 

По первому я испробовал уже несколько вариантов, но ни один из них не показался мне «тем самым». Есть ещё и такой: «Сколько неги во вранье». Но, боюсь, рифма «вранье-вдвойне» слишком «современная» против, пусть и неточной, «Lüge Betrügen» у Гейне. Так что буду искать дальше.

 

По второму замечанию. Порядок слов в этой строчке и в оригинале обратный (Schwören will ich...). Об особенностях конструкции двух заключительных строк этого стихотворения я уже упоминал выше. Одно местоимение в последней строке уберу, вернувшись к первоначальной версии перевода. Так будет и к оригиналу ближе.

 

С уважением,

B.М.