Книга живых 4

Дата: 09-09-2016 | 11:35:15

***

А вчера Шелли просочилась. Иначе не скажешь. Дверь приоткрылась на небольшую щель, ну Шелли и просочилась. Ещё секунду назад её не было - и вдруг уж за порогом стоит. Длинный плащ на ней, как у сыщика нуарного, плотно запахнутый, на поясок завязанный на тонкой талии. На голове шляпа такая же. В смысле, как на артисте этом, детективов старого мира, Хамфри Богарте. Мэри шляпу снимает, кладёт на полочку вешалки, волосы водопадом кудреватым каштановым на плечи и ниже струятся, красиво. Смотрит она на меня молча глазищами своими птичьими, совиными каким-то, что ли, горящими, ярыми. И вдруг пояс развязывает и плащ распахивает. А под ним... - боже правый... - голая она. Очень голая! Как Венера Милосская. Даже голее гораздо, как новорожденная Венера с полотна ботичеллевского. Я едва матэ не поперхнулся. Калабас на стол поставил с бомбильей, на Мэри не глядя, и говорю: «Что это вы удумали, любезная Мария Вильямовна? Нехорошо-с… Стыдно-с...» Она ближе подходит. Я с опаской на тело её манящее взираю искоса и вдруг вижу странность. Расчерчено тело её, маркером, как туша коровы, или в её случае - скорее телёнка, тёлочки, вернее, молочной. Она, мой взгляд проследив, смотрит на меня с призывностью, и тихо так, но очень слышно говорит голосом каким-то грудным или утробным, не знаю точно, но откуда-то оттуда, из низу своего изумительного. «Серёженька, милый! Возьми часть меня!» Я опешил: «То есть, как это часть? Какую часть-то вашу мне взять? И почему это часть вообще? Что за предложение странное?» Она вздыхает трагически, как артистка Холодная смотрит: «Чувствую себя расщеплённой. Разделённой на части, хоть сшивай. И неживой себя ощущаю. Я монстр какой-то! Так что выбирай любые части меня, остальное Перси останется. Не могу его совсем бросить. А ты лучше бери себе верх и низ, вот эти части, - деловито показывает. - А ему средняя часть останется, он всё равно как ребёнок, романтичный, невзрослый, ему больше не надо». Сказала и стоит неподвижно, глаза - долу. Я прокашлялся. «Вы простите меня, Мария Вильямовна, но я Одри люблю-с... - говорю я хрипловато, слюну обильную осторожненько сглатывая, чтоб она не заметила. - Нет, вы, конечно, женщина красивая, выдающаяся, и во вкусе моём. Но, верен-с я по природе, как ни крути». Она снова глаза на меня вскидывает: «Да как же-с?! Ведь вы расстались! Мне Байрон сказал!» Я удивился: «Вот ведь странно как! Юрий Иванычу-то что за дело-с? Что ж так болтает-то он! Не расставались мы, просто у неё работы много, да и я праздную жизнь не веду. А к адюльтерам я не привык. Да и Перси Тимофеича уважаю. Чтоб ему, так сказать, перси ваши одни оставлять, а ланиты, уста, лоно там, и прочее себе бессовестно заграбастать. Нет-с! Не сердитесь, но нет-с!» - отрезал я, стараясь не глядеть на только что мной перечисленное. Она запахнула свой плащ, потупилась, глянула виновато и с укоризной, на кушетку села, задумалась. «А ещё как будто в разных временах я: часть меня сейчас, а часть - в далёком будущем». Я говорю: «Да… Вот ведь парадоксы какие, вихри... Больно быстро вы мыслите. Как свет какой… С Альбертом Германычем надо побеседовать о парадоксах-то временных….» Она вздыхает: «Доктор мне нужен». Я оживился: «Так Сигизмунд Яковлевич в Москве! И принимает вроде голографически». Она рукой машет: «Посещала. Он узок. Всё про сны спрашивает, про то, видела ли я в детстве гениталии папы. Фи!.. Мне бы такого доктора, чтоб одно от Фрейда, другое - от Кена Кизи, он хорошо в психованных понимает, третье - от Эйнштейна того же - глубина, абстракции, космос...» Я смеюсь, чтоб обстановку разрядить как-то: «Ну а что, можно с ними троими и общаться попеременно. Вот и готов вам доктор: Фрейд, Кен энд Штейн. А? Они вас по кусочкам и соберут, сошьют, так сказать. А швы постепенно все зарастут, и перестанете вы монстром себя чувствовать, и станете автором своей жизни. И понесёте свет да тепло людям, как Прометей какой-нибудь новый». Она задумчиво на меня посмотрела, резко с кушетки поднялась, бросилась мне на шею, губами к губам прильнула, отчаянно, но без эротики, как будто прощаясь. И прочь выскочила. «Фрейдкенштейн! Ты покоришь мир!» - слышу. Я улыбнулся. Хотя, что-то ёкнуло в сердце тревожно. Не знаю уж почему, может просто так, а может интуиция пискнула. Вроде и закончилась уж история та с анонимными письмами, ан осадочек какой-то остался в подсознании где-то. Надо будет с Фрейдом поговорить, может чего толковое скажет. Отогнал я хмурые мысли и снова о Мэри вспомнил. Всё-таки, творческая она, Шелли-то, подумал я, настоящая. Это для неё главное, а не окорока, маркером расчерченные, не удовольствия плотские. И вспомнил Одри. И загрустил. Вышел на террасу, вдохнул максимально глубоко чистый прохладный воздух Москвы. Над Кремлём, совсем рядышком, рубиновым светом сияли пяти-, шести- и восьмиконечные звёзды, чуть правее тускло отсвечивали ночным золотом кресты над монастырями. Внизу, почти прямо под моею террасой, с едва слышным шелестом, поблёскивая в лунном свете черничным лоском, текла Москва-река. Я сел в шезлонг и задумался. Люблю я Москву по-настоящему или внушаю себе это, чтобы не так остро переживать запрет Совета? Через две секунды думать об этом мне стало скучно. Я дотянулся до гитары, она стояла тут же, метрах в пяти, у кирпичной стены. Мягко пройдясь по струнам, стал напевать: «Moon river, wider than a mile/ I'm crossing you in style some day/ Oh, dream maker, you heart breaker/ Wherever you're goin', I'm goin' your way...»


Продолжение следует...

http://poezia.ru/works/122194

Серёжа, кажется я понял, наконец, твою фишку!   Я вспомнил вдруг твой адрес московский. Ты ещё так живо описал, что живешь напротив дурдома!-:))) Вот оно!  Флюиды психбольницы имеют проникающую способность куда больше радиации.!-:))) Тебе ещё очень поевзло, что тебя посещают великие литераторы, а не, ставшиие уже шаблоном, Наполеон и бухгалтер Букашкин. Говорят, что надо освятить квартиру по православному канону.  Помогает!   Но не спеши. Сначало допиши роман до конца. А уже тогда...

Занятные тебя посещают персонажи, даже жалко, что ты такой целомудренный.  Я бы от грудинки Шелли не отказался. Да мне никто и не предлагает...-:)))

Всё!  Бегу читать продолжение...

ЛАЙК+++!!!

Тема: Re: Re: Книга живых 4 (Се́ргий Буртяк)

Автор: Се́ргий Буртяк

Дата: 10-09-2016 | 12:14:36

Точно! Психи исчезнули, но дух-то психиатрический витает! И пущай витает, пока книжку не закончу :)))

Спасибо, Вячеслав Фараоныч! Я Машеньке скажу при случае, что она Вам понравилась, может и к Вам заглянет как-нибудь. Она барышня романтическая, общительная, неординарная. Мечта поэта!

Ну, Серёга, очень обяжешь!  Буду благодарен, если сосватаешь.

Тем более, что ИМ 1000 км. не расстояние!--:)))

Ну да, тыща вёрст не крюк :)))

Тема: Re: Книга живых 4 (Се́ргий Буртяк)

Автор: Вячеслав Баширов

Дата: 11-09-2016 | 16:45:50

Лихо! Уже начинаю переживать за автора. Представить себе не могу, какой нитью композиционной удастся связать эти забавные миниатюры.

Тема: Re: Re: Книга живых 4 (Се́ргий Буртяк)

Автор: Се́ргий Буртяк

Дата: 11-09-2016 | 21:21:49

Спасибо, Вячеслав!

Всё под контролем :))