Роза, из Э.Ланггэссер

Дата: 28-08-2016 | 21:09:37

1.

С кем сравнивать тебя? –

Звучит в садах Клингзора*, -

Кто подтвердит твой образ,

Свидетельствуя? – Я!

 

Обдумай, здесь любой,

Не потупивши взора,

Не вымолвит и слова,

Не свяжется с тобой.

 

В альянсе лепестков

И пестика и кроны,

И куколя*, на лоне

Зелёных рек-листов,

 

Вверх блики, весь дрожит

И, если погибает,

Во власти повилики*

Иссякнув, говорит:

 

"Как штамп, свеченье, дым

В пещере тёмной, зимней,

У мага в отраженье

Имён мы тоже с ним.

 

Душа, как птаха - в грот

И всё, что ей угодно

От урны полной праха:

Кукушка и удод*."

 

2.

Ты слышишь, роза, те другие стоны,

Когда скребутся эльфы* за холмами,

Дымянка будто в малые цитроны*

Проникла огоньками-колпаками.

 

Как погремок*, в противовес бездуший

Народцу эхом по пятам звучанье

И дни за днями сумочник пастуший*

Бросает серебро семян в молчанье,

 

Пока рассказчик не получит откуп,
И минареты встанут и мечети,

И к лилии борец* пойдёт на подступ

И коровяк* получит к пеклу доступ,

Где плавят Соломоновы печати.*

 

3.

«СкОрби, знала наперёд

Тех имён напевы,

Кров двойной, готовый плод

В общие посевы.

 

Естества, где тьмы напор,

Чтобы перепели, -

Колокольцев снежных* хор

Просит у метели.

 

Летой обесцвечен луч,

Пифос** - к бездорожью -

Жалобой с камнистых круч,

Ложь заменой ложью:

 

Масло и нектар больны

Мёд засох. Вьюнами

Cныть* с живучкою* одни

С ведьмой* над устами.

 

Подорожник и полынь,
В них Гермес* в сандалях,

Сквозь лапчатки* от гусынь

Кора* вскользь из зала.

 

Жаба той, не из хитрюг, -

Нежится в левкоях*,

Лопухи накрыл овсюг,

Как Плутон* в покоях.

 

Естества, где тьмы напор, -

В глубь соединений,

Колокольцев снежных хор

Просит, просит тени…»

 

4.

Загробный мир бесстыдно так предложен,

Как прах и мёд у ваших нимф в утробе

Грифону: Бедные, в стручковом ложе**

Кровавых капсул, с дырами лутрОфор**,

 

Фильтруют семя ваше руки смерти.

 

Кто задал вас, чтоб этой фальши время

И саркофаги примерять, сердцами

Играть, в орнаменте украсив бремя,

За Оркусом* последовать жрецами:

 

Вербена, молочай, зим круговерти,

 

Кто сменит корни, скорченные в страхе

Из царапков, надрывов и обвала,

Научит вас идти вперёд… и взмахи –

Листами по ступенькам до подвала,

 

В их форме, словно плод летящий к тверди?

 

5.

Мне доверьте года круг,

Хвощ и маршанция,

Север громкий, тихий юг,

Сладок пот цветов, как звук,

Яд и росы

Среброносы;

Роза - моё имя.

 

Не тяжёл мне пчёл привет –

Вовсе не угроза,

Разбудил сторонний свет,

На меня смотрел – я нет –

Он позвал,

Не отнял –

Дал мне имя роза.

 

Ларь Пандоры, вспрыгнув тут,

Я закрыла – дозой:

Лист за лист и к груде груд,

Фибулу** пронзивший кнут –

Та их страсть,

Чёрта власть,

Звать её не розой.

 

Так, бездетные, для вас

До метаморфозы

Я несла рожденья час:

Глубь миров,

Глубь веков

Под названьем розы.

 

6.

В нас, видно, беспрерывна

Надрывность сотворений –

Тебя ж не называя,

Красу твою не зная,

Нет о ковчеге мнений.

 

Кто знает вещи принцип

И на полях фрагменты

Запечатлит из глины

И лабиринт причины

На обороте ленты:

 

Улитку, тропку просек,

Волну, петлю партера**?

На мёртвые кто лица

Напишет чечевица*

И колос и пантера,

 

Не примитив и масса

Изученных по форме,

И в мельничных дробилках,

В божественных сушилках

Отторгнутых по норме,

 

Когда твои пустоты

Уже, казалось, знали,

Он, Аполлона свергший

И сущность опровергший,

План кольцевал из стали.

 

Розалий сердцевина,

С тобой, должно быть, схожие:

Сосуд народных гениев,

Где отцветают в нениях

От края в край нехоженый,

 

Пока, где скорбь и похоть,

Не скажут в казематах,

Не освятят истоки,

Кровавые потоки, –

Исчезнув в ароматах.

 

7.

Понятно вам? Моё начало – вздох.

Мой вздох – ничто. И почести из крох.

 

Прочувствуйте. Конец мой – аромат.

Из свода имени благоуханный сад.

 

Пустынный свод**. О новь дыхания.

Cтруится мир. Его вдыхаю я.

 

* названия растений и мифические персонажи, каждый и которых наполнен в оригинале глубоким символическим значением.

Так уже в самом названии цикла – Роза, например, в германской символике – это символ любви и защитница женщин, символ вечной жизни и бессмертия души. Роза дарит любовь к жизни, защищает от колдовских наговоров и порчи, лекарство против бешеных собак. 

В христианской мистике: роза предпочтительнее всего символизирует святую Деву Марию как мать сострадания, любви и милосердия. Отсюда верование, что Чёрт как олицетворение зла и ненависти не выносит аромат розы. Розовыми венками украшают крест (распятие Христа), считается что из могил святых вырастают розы. Также считается, что красные розы символизируют кровь Христа-Спасителя.


Желающим ознакомиться более подробно с христианским символическим значением розы:

https://de.wikisource.org/wiki/Christliche_Symbolik/Rose


Это цветок из сада волшебницы Фрейи, германской богини любви. Автор же говорит о розе из сада Клингзора - мага, злого духа. Клингзора можно сравнить с образом Мефистофеля.

 

Кукушка в германской символике – это птица счастья. Удод – символ благодарности родителям за их заботу о детях.

 

Соломонова печать (также кокорник) – народные названия растения Купена. Миф о символе перстня Соломона говорит о том, что его обладатель приобретает волшебные силы и откроет любую закрытую дверь. В оригинале также использовано народное название «Соломонова печать».

 

Кора (греч.) – дочь, также (миф.): Персефона – богиня плодородия и царства мёртвых.


Hornungsschelle = Schneeglöckchen - зимние/февральские колокольцы = подснежники


Rauten = Rautengwächse - растения с сильным ароматом, к которым также относятся цитрусовые.

 

**

Пифос - большой кувшин, сосуд для хранения зерна, оливкового масла, вина

 

Ложе – в значении: ствол (ружья, напр.) В оригинале: просто стручок.

 

Лутрофор (зд. во множественном числе) – кувшин, который клали в могилу вместе с умершими до свадьбы девушками.

 

Фибула – одновременно и заколка/застежка и украшение.

 

Петля партера – партер: принцип борьбы в положении лёжа одного из игроков. В оригинале: речная петля.

 

Cвод – крипта, склеп.

Дополнительно на языке символов: место встречи неба и земли, вход в вечную жизнь.

Тема: Роза, из Э.Ланггэссер (Бройер Галина)

Автор: Вяч. Маринин

Дата: 30-08-2016 | 19:55:55

Приветствую Вас, Галина!

 

Большая работа проделана. И в части перевода этого сложнейшего стихотворения, и в части комментариев к нему.

 

Теперь осталась, боюсь, не меньшая работа по доводке того, что сделано.

 

Это касается, скажем, подбора выражений, сообразных оригиналу. Так, возможно, не стоит в данном стихотворении переводить “Siegel” как «штамп». Тем более, что два десятка строк ниже “Siegel” переводится уже как «печать». Или допустим,  «Erdrauch glimmt“, скорее всего, не надо переводить как «в дымке над землёй  зарёю тонут», а попробовать сохранить дымянку (Fumaria L) оригинала, в качестве растения. Спорным, на мой взгляд, является введение в перевод этого стихотворения (да ещё и на рифму) образа «чёрта» («В их форме, где плодом играют черти...»), которого нет в оригинале.

 

Считаю, надо обратить больше внимания на управление словами в чрезвычайно запутанных конструкциях предложений. В переводе, думается, потерялась связь между последней и предпоследней строфами первого раздела:

Как штамп, свеченье, дым

В пещере тёмной, зимней,

У мага в отраженье

Имён мы тоже с ним.

 

Душа, как птаха - в грот

И всё, что ей угодно

От урны полной праха:

Кукушка и удод*.

 

В результате, на мой взгляд, возникло некоторое затруднение в понимании последней строфы первой части перевода. В оригинале, полагаю, последняя строфа относится к «имени, написанном на зеркале мага» (из предыдущей строфы), которое является «сумой, тиглем и  мантией, как колумбарий - душе, (и) удод - кукушке».

 

Ну и, конечно, рифмы: «дрожит-говорит», «дым-ним», «холмом-колпаком», «мечети-печати», «знала-яра», "соединений -тени"  и  т.п., боюсь, не для Ланггессер. По крайней мере, не для этого стихотворения.

 

Надеюсь, что эти соображения  соответствуют Вашему настроению и намерениям в отношении данного перевода.

 

С пожеланиями успехов,

Вяч. Маринин

Здравствуйте, Вячеслав!

 

Огромное спасибо за Ваш отклик. На самом деле доработок намного больше, чем вся проделанная работа:) Перевела я как раз очень быстро, практически за один субботний вечер и полдня в воскресенье.

Безусловно, я поспешила разместить перевод… Но, как Вы правильно подметили, именно «настроение и намерения» сподвигнули меня всё же разместить этот сыроватый перевод, т.к. пока я не получила ответа на свои вопросы, заданные потомкам ЭЛ, я сомневаюсь во многих, выбранных мною «пассажах», также как и в их замене... И, наверное, мне не хватает именно Вашего дружеского локтя. Я прекрасно знаю, какие вольности я себе позволила, углубившись в свои собственные эмоции. И это при всей-то моей пристрастности к «буквальным» переводам:)

 

Нарушенное управление словами, поверьте, не из-за незнания, а из-за допущенной мной интерпретации. К сожалению, действительно не везде правильной… и « что…кукушке удод»… И не «загробный мир предложен», а «загробному миру предложены»…(здесь подумалось, что если кто-то или что-то предложено загробному миру, то и сам загробный мир может быть также предложенным, а не обязательно насильственным)

И «дымянка», замененная на «дымку зари»…

и «чёрт» в переводе появился в связи с интерпретацией и собственной фантазией по поводу «Конца/кончины/смерти плода». Появился с одной стороны для рифмы, с другой стороны - в связи с дальнейшим упоминанием мистического плода Feuerfrucht=Teufelsfrucht…

 

А вот в отношении рифм я с Вами не совсем согласна:

1.«дрожит-говорит» в оригинале тоже глагольные рифмы: „bebt – webt“,

«мечети-печати»в оригинале тоже неточная рифма: „hügeln-siegeln“.

 

2.«д/ым-н/им»,

«холм/ами-колпак/ами»,

«зн/ала-яра», "соедин/ений –т/ени" – не совсем поняла, что Вам здесь не нравится?

 

Переделывать, конечно, буду, но всё же дождусь ответа от Элизабет Хофманн (дочери Корделии), поскольку этот ответ либо объяснит некоторые мои „вольности“ либо заставит полностью всё переделать.

А пока буду думать над Вашими замечаниями, с которыми я практически полностью согласна.

 

С наилучшими

 

Галина


Тема: Роза, из Э.Ланггэссер (Бройер Галина)

Автор: Вяч. Маринин

Дата: 31-08-2016 | 08:04:47

Доброе утро, Галина!

 

Согласен с Вами – рифма "соединений –тени", хотя и неточна графически, фонетически является точной. В остальном, с Вашего позволения, комментировать не буду, а приведу ссылку на статью Юрия Лукача „О точной русской рифме“  на данном сайте: http://www.poezia.ru/works/116114 . Небольшое замечание по части рифмующихся слов с дифтонгами, умляутами и т.п. Придерживаюсь здесь точки зрения, высказанной Дитером Брейером: “…die Frage, was als Gleichklang anzusehen ist und was nicht, ist nur historisch zu beantworten (выделено мною, - В.М.). Ob die Vokale oder Konsonanten zweier Reimsilben gleich klingen, ob der Reim also rein oder unrein ist, dafür gab es z.B. in der deutschen Versliteratur des 16. Jahrhunderts andere Hörmaßstäbe als in der Versliteratur des 17. Jahrhunderts; seit Opitz gelten „weidet-leitet“, „gefunden-sünden“, „harren-verwahren“, „rasen-gleicher massen“ als übelklingende (unreine) Reime.“ (Dieter Breuer. Deutsche Metrik und Versgeschichte. S. 30). Почему, всё-таки, упомянутую Вами «неточную» рифму: „hügeln-siegeln“ (и подобные ей) в данном стихотворении Ланггессер желательно, на мой взгляд, переводить точной рифмой отвечу позже при первой же возможности, поскольку сейчас надо уходить на работу...

Добрый вечер, Вячеслав,

Согласно исторической справки о рифмах в старогерманском стихосложении первые рифмованные стихи на немецком языке появились прим. в 870 году (Евангилие Отфридса фон Вайсенбурга). И во все последующие столетия вплоть до 18 века (частичное возвращение античных форм) техника рифм становилась всё сложнее и поучительнее.

На сегодняшний день существуют многие формы рифм, отличающиеся друг от друга по трём основным критериям:

1)   по количеству слогов рифмы, 2) по чистоте рифмы и 3) по расположению рифмы внутри стиха.

Многообразие немецких рифм ничуть не меньше, чем в русском, если не больше, но немцы почему-то никому не «навязывают» рифмы ни в стихах, ни в переводах. А вот русские должны обязательно отличиться. И как же некоторые любят, чтобы все плясали под их дуду, хотя сами, увы, «не с усами». Это я про статью Ю.Лукача/С.Несина. Сам ничего не перевел (в любом случае я не нашла у него какие-либо переводы), но зато сильный знаток немецких рифм.

Да и нового в его статье я ничего для себя не нашла. Всё давно мусоленное-перемусоленное, а точные (reine Reime) и богатые (rührende Reime) рифмы как были, так и остались.

 

В немецком языке к неточным рифмам относятся ещё диалектные рифмы, но я бы отнесла их к разряду графически неточных, а  фонетически точных. И тем не менее неточная графическая рифма ЭЛ в «hügeln-siegeln» останется и фонетически неточной, поскольку «hügeln» произносится как «hijeln», но «siegeln» - так, как пишется. Конечно, я с нетерпением жду Вашего объяснения, почему Вы считаете, что здесь должна быть точная рифма. Надеюсь, правда, что Вы в конечном итоге позволить мне оставить так, как есть: «мечети-печати») Уж очень хорошо вписалось))

 

Сегодня успела подумать над другими вариантами:

 

1.   Второй вариант первой строфы второго стихотворения:

Ты слышишь, роза, те другие стоны,

Когда скребутся эльфы за холмами,

Дымянка будто в малые цитроны

Проникла огоньками-колпаками.


2.   В третьем стихотворении:

„ Wehe, schon vor aller Zeit,

weiß ich jene Namen,

doppelhäusig und bereit

überall zu samen.“

 

Скорби, знаю наперёд

Тех имён напевы,

Кров двойной, готовый плод

В общие посевы.

……

„Und in Lethes fahlem Schein

Rückend Krug um Krüge

Von der Klagewelle Stein

Lüge tauscht um Lüge:“

 

Летой обесцвечен луч,

Пифос – к бездорожью –

Жалобой с камнистых круч

Ложь заменой ложью.

 

3.   В четвёртом концовка:

 

„in denen Form, wie Frucht bereits am Ende.“

                              Может так:

„В их форме, словно плод, летящий к тверди.“?

 

4.   В пятом:

Holder Brüste hundert Paar

Trug ich, Kinderlose,

bis der Samenfülle Schar

euch, verwandelt, mitgebar:

Weltengrund,

Sternengrund

In dem Namen Rose.

 

Так, бездетные, для вас

До метаморфозы

Сотен пар плодовых масс

Я несла рожденья час:

В глубь миров,

В глубь веков

Под названьем розы.


Как Вы думаете?


Заранее благодарна за ответ.

ГБ



Тема: Роза, из Э.Ланггэссер (Бройер Галина)

Автор: Вяч. Маринин

Дата: 31-08-2016 | 22:20:24

Добрый вечер, Галина!


Можно немного продолжить. По части квалификации рифм, думаю, есть некоторое недопонимание. Прежде всего, Юрий Лукач сделал весьма полезную работу по сбору и систематизации требований к рифмам и квалификации рифм. За что ему ещё раз большое спасибо. (Что касается переводов Юрия, то информацию о них нетрудно найти в интернете, в т. ч. на страницах книжных интернет-магазинов.) Аналогичная систематизация и квалификация рифм есть и в немецком языке. Кто-то согласен с изложенным материалом, у кого-то – иное мнение. Здесь нет, на мой взгляд, предмета для дискуссии. Никто не собирается ничего ни навязывать Вам в отношении ваших переводов, ни запрещать. Нравится кому или нет, но неточные рифмы останутся неточными, бедные – бедными.


К переводимому стихотворению. В первый день 1948 года Элизабет Ланггессер (ЭЛ) отправила вышедшую в свет несколько месяцев назад книгу стихов «Der Laubmann und die Rose» Карлу Кролову c просьбой о рецензии и сделала в сопроводительном письме такое пояснение: “Ich bin ja eigentlich kein “Lyriker” im strengen Sinn, sondern, meine Verse sind Teil einer Liturgie (здесь и далее выделено мною, - В.М.). Man kann sie eigentlich nur theologisch verstehen – was natürlich nicht  besagt, daß sie einen intellektuellen Ursprung haben. Sie sind reine Mysteriengedichte, und ich fürchte, das ist gerade, was den Zugang zu ihnen schwieriger macht, als zu den Gedichten, die sich an das bloße „Begreifen“ wenden“. Считал бы это авторское заявления важным для понимания творческого метода ЭЛ.


 В другом письме, другому Карлу (Thieme) ЭЛ поясняет, что она понимает под розой в этом цикле стихотворений: „Die Rose – die gefüllte Rose – ist Maria, die neue Schöpfung, die dem Zwang der Geburten entzogen ist, und deren Staubblätter in Blütenblätter verwandelt sind. Hier wird der Kreislauf der Tierkreisgedichte – Zeugung, Geburt, Tod und Wiederzeugung – durchbrochen… in der ‚Rosa mystica‘, dem neuen Bau- und ‚Heilsplan‘ des zweiten Paradieses“. Не случайно автор взяла в качестве эпиграфа к этому циклу стихотворений изречение датированное 1561 годом: “Rosa Mystica, Domus Aurea, Turris Eburnea”, что на русском: «Ты таинственная (загадочная) роза, ты золотой дом, ты башня из слоновой кости».


Ну, вот, собственно я и подошёл к тому, чтобы выразить моё понимание этого цикла стихотворений как мистерии, синтеза христианской литургии и античной мифологии. Стихотворений, которые по стилю находятся вне времени, в которых активно используется, к примеру, анастрофа, пришедшая из античного стихосложения - так жёстко критиковавшаяся Мартином Опицем в отношении порядка слов в немецких стихах. Стихотворений, для которых больше подходит требования к качеству рифм «до Опица», когда пара «hügeln-siegeln»  считалась точной рифмой. Повторюсь, это ни к чему Вас не обязывает. И «мечети-печати» ничем не угрожает... :)  С удовольствием ознакомлюсь с доработанной полной версией перевода.


В.М.

Вячеслав, ещё раз большое спасибо за Ваш отклик и отрывки писем ЭЛ!

Но я никогда и не отрицала того, что этот цикл - мистика, мистерия, литургия:) Я понимаю этот цикл также, но с добавлением связи с реальным миром. Что тем не менее не делает стихи привязанными к определенному отрезку времени.

А мои соображении касательно связи с дочерью - это пока мало подтверждённые эмоции:


http://www.gbv.de/dms/faz-rez/871205_FAZ_0146_BuZ4_0004.pdf


Как я уже написала, для того, чтобы дальше что-то менять или не менять, я жду ответа от родственников.


с уважением


ГБ

   Галина, мне в этом Вашем переводе не хватает "красной нити", если можно так выразиться. Вот Вы связали оригинал с судьбой дочери поэтессы. Но в Вашем переводе этого не видно. Я вообще, не понимаю, о чём он. Перевод оставляет впечатление отдельно срифмованных пассажей, с очень трудно улавливаемым смыслом, или вообще без него, не говоря уже о том, что между этими рифмованными частями нет практически никакой связи.
 Сноски, к сожалению, тоже не проясняют дела. Я понимаю, что и оригинал, не блещет простотой, но всё же не до такой степени.



Вячеслав, не знаю, стоит ли связывать оригинал этого стихотворения с требованиями Мартина Опица к чистоте рифмы. Дело всё таки в том, что Подобные рифмы никогда не считались "чистыми". Само понятие "чистоты" в общем-то не менялось. Менялось отношение к вопросу - рифмовать только чисто, или жертвовать  "чистотой".  Согласно Якобу Минору от подобных рифм в 16 веке просто житья не стало - что и вызвало к жизни новые требования к чистоте рифмовки (M. Опиц). Хотя через сотню-полторы лет, само собой разумеется, требования к чистоте рифмы опять упали - Гёте, Гейне...


Другое дело, если учесть откуда ЭЛ родом, то можно сказать, что на подобные диал. рифмы она имеет льготы :).


Но если переводить их, сохраняя звучание/написание, то наверное надо применять что-то наподобие рифмы:  "Деда - Обида", надеясь на то, что читатель со Ставрополья (или другого места где "дома" южно-русский говорok ) прочтёт "дида- обида". :)  


Яков, я еще не успела связать оригинал с дочерью поэтессы:), поэтому и в переводе также, как и в оригинале нет чёткого указания на то, что здесь речь идёт или может идти о дочери:)


Сожалею, что Вы не можете понять перевод или не хотите.


с уважением  

Я его не могу понять.


"Ларь закрыла, вспрыгнув тут,

Ключ в Пандору – доза:

Лист за лист и к груде груд,

Фибулу** пронзивший кнут –

Та их страсть,

Чёрта власть,

Звать её не роза."



"Доза" чего? Опиума? Тогда "Пандора" - это , видимо, название аптеки.
Кто-то закрыла ларь, "вспрыгнула "тут" - сунула ключ в дверь аптеки и была такова с "дозой" морфия? Поэтому власть чёрта упоминается в конце этой строфы?


"Original - "Die Büchse der Pandora".   Büchse = Dose bei E. L. :)


Или вот, из 6. стихотворения:


"Улитка тропкой просек,
Волна, петля партера**?
На мёртвые кто лица
Напишет чечевица*
И эра и пантера,"


Во-первых, следуя из предыдущей строфы, подчинение:  вин. падеж:

"улитку, просеку,
волну....."

А во-вторых:

Никаких "мёртвых лиц" нет в оригинале. Там "Totenmünze" - монетка, которую кладут покойнику, чтобы за перевоз заплатил, "Ähre" - это колос, а не "эра". В оригинале описывается монетка, на которой отчеканены животные, колосья.  И причём здесь вообще борцовский "партер"?


И так практически любой фрагмент: рифмозатычки, или изменяющие смысл до наооборот, или не несущие никакого смысла.


Кто-нибудь смог понять что-либо в этом русском тексте?
 Объясните, пожалуйста!

Яков, я уже столько Вам всего объяснила и здесь и в письмах. Ну, невозможно Вам ничего объяснить, потому что Вы не слышите, что Вам говорят, не видите что Вам пишут.


Извините!

Уважаемые коллеги,

уважаемые Яков и Вячеслав!


Спасибо Вам большое за Ваши конструктивные замечания и пожелания!

Всё принято к сведению и будет соответственно дорабатываться.