Гроза. Июльское.

Она пришла, пока был цепок сон в пустыне нашей.
Вдруг дом стал гулким, как бидон. Над домом чаша
Нависла лаковым бочком и раскололась.
Вода назойливым сверчком проникла в полость
Печной трубы. И потекла, и стала капать
С плиты на пол, вот так – дин-дон,
Ночная влага.
Та, о которой мир молил и домолился.
Так ливень был и говорил, о край дробился.
И с потолка текло-влекло июльской ночи молоко.
Мы без причуды, поскольку просто не нашли другой посуды,
Под этот клад, под каплепад кувшин и чайник
Впотьмах лепили невпопад.
И шепот тайный нам был сквозь сон
В тот самый час перед рассветом –
Ветхозаветный звон руды,
В мензурках- колбочках плоды
Дробления живой воды,
Пульсары клеток.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!