Чайдиок Тичборн, Элегия

Дата: 06-07-2016 | 03:46:40

В моей весне лишь холода тревог,
На пиршестве лишь боль в моём бокале,
Мой урожай – сорняк, созревший в срок,
Итог всего - мечты, что прахом стали.
Окончен день… А начинался ль он?
Да, я живу – но путь мой завершён.

Я песню спел, хоть не касался струн,
Пал с древа плод ещё в начале мая,
Я не старик, но и давно не юн.
Невидим был, земное созерцая.
Готова нить – станок же сокрушён.
Да, я живу – но путь мой завершён.

Я смерть искал – она была со мной.
Я жить хотел, но находил лишь тени.
Я там ступал, где обрету покой.
Я был рождён - для нескольких мгновений.
Бокал налит. Бокал опустошён.
Да, я живу – но путь мой завершён.

Elegy, by Chidiock Tichborn (1558? – 1586)

My prime of youth is but a frost of cares,
My feast of joy is but a dish of pain,
My crop of corn is but a field of tares,
And all my good is but vain hope of gain;
The day is past, and yet I saw no sun,
And now I live, and now my life is done.
My tale was heard and yet it was not told,
My fruit is fallen, and yet my leaves are green,
My youth is spent and yet I am not old,
I saw the world and yet I was not seen;
My thread is cut and yet it is not spun,
And now I live, and now my life is done.
I sought my death and found it in my womb,
I looked for life and saw it was a shade,
I trod the earth and knew it was my tomb,
And now I die, and now I was but made;
My glass is full, and now my glass is run,
And now I live, and now my life is done.


ТИЧБОРН, Чайдиок / TICHBORN, Chidiock (1558? - 1586). Отпрыск старинной гемпширской католической семьи, предположительно двадцати восьми лет от роду, был участником заговора против Елизаветы. Заговорщики планировали убить королеву и освободить из заточения и привести к власти Марию Стьюарт, католичку, чтобы восстановить в Англии государственный католицизм. Заговор был раскрыт, большинству участников удалось бежать. Тичборн, оставшийся в Лондоне из-за раненной ноги, был схвачен, помещен в Тауэр и спустя месяц жестоко казнен (его четвертовали и, еще живого, выпотрошили). Одновременно с ним были казнены Энтони Бабингтон, возглавлявший заговор, и его соратники. Подробности казни поэта потрясли Елизавету настолько, что она запретила казнить преступников подобным способом. По одной из версий 19 сентября 1586, в ночь перед казнью, Тичборн написал письмо жене; в письмо была вложена «Элегия» – стихотворение, ставшее ныне хрестоматийным.
До нас дошли ещё два стихотворения Тичборна - "К его другу" и "Голубь". Каким-то странным образом в русскоязычные словари и энциклопедии прокралась ошибка: обычно пишут, что Чайдиок оставил нам только одно стихотворение - "Элегию". На самом же деле мы имеем три его стиха, только остальные два не являются столь известными.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!