Филип Сидни. Сонет 31

Дата: 22-06-2016 | 18:43:58

Как трепетно на ясный небосвод

ты, блеклый месяц, боязливо вплыл...

Неужто даже здесь, среди светил,

бесстрастный лучник бьет кого-то влёт?


Твой облик испитой к себе влечет.

Не оттого ль ты бледен и уныл,

что сам фиал любовных бед испил

и все их заучил наперечет?


Скажи мне, спутник по страстям моим:

на небе верность — тоже лишь фантом?

Красавицы над чувством неземным

глумятся тоже, зла не видя в том?


И в мире, что чудесно так высок,

неблагодарность — тоже не порок?


Philip Sidney

Sonnet 31

With how sad steps, O Moon, thou climb'st the skies!

How silently, and with how wan a face!

What, may it be that even in heavenly place

That busy archer his sharp arrows tries?


Sure, if that long with love-acquainted eyes

Can judge of love, thou feel'st a lover's case;

I read it in thy looks; thy languisht grace

To me that feel the like, thy state descries.


Then, even of fellowship, O Moon, tell me,

Is constant love deemed there but want of wit?

Are beauties there as proud as here they be?

Do they above love to be loved, and yet


Those lovers scorn whom that love doth possess?

Do they call virtue there, ungratefulness?

Тема: Re: Ф. Сидни. Сонет 31 (Александр Флоря)

Автор: Санна (Sanna)

Дата: 22-06-2016 | 23:05:50

Замечательно красиво, хотя и уехало во 2-м далековато от исходного. Кстати, я понимаю так, что long with love-acquainted eyes - это глаза ЛГ, наблюдателя.

Еще немного смутил "бесстрастный" лучник. Это очень красиво у Вас в стихотворении, но я сразу не поняла, что речь идет об Амуре. Это ведь busy businessmen/-ladies часто бесстрастны, но не он. Амур ведь описывается как слепой, но он ведь не Фемида, которая бесстрастна, потому что у неё глаза завязаны. Или есть другие примеры ? Я бы передала здесь busy как "проворный".


Санна, спасибо Вам за отклик.

Я довольно долго экспериментировал с этим сонетом - может, не совсем удачно. Суть эксперимента - создать узлы противоречия, парадоксальности, некоторые смыслы отправить в подтекст и освободить место для дополнительных нюансов - противоположной направленности.

В данном случае я хотел передать такую парадоксальную тему: стрелок (Амур) всё время в движении, в делах (busy), но сам остается спокойным, он разжигает страсти, но сам остается бесстрастным. Его энергию, активность, т.е. то, что лежит в общем смысловом ряду с busy, я передал косвенными средствами - бьет влет (тут еще внутренняя рифма  добавляет энергии).

Это действие, кстати, тоже противоречиво: оно требует азарта (для охотника это апофеоз), которого Амур лишен. Он как Дима в "Утиной охоте": бьет птицу влет, оставаясь бесстрастным.

Бесстрастие Амура перекликается с внешне бесстрастным обликом месяца, и это тоже внутренне противоречивый образ, потому что бесстрастие - след былых страстей.

облик испитой   - это месяц с бодуна что ли встал?:))


вольный перевод, конечно. Сидни здесь нет, ибо этот поэт, воин, рыцарь, прекрасно образованный дворянин, мастер слова никогда бы не употребил таких выражений.


В ответ на Ваше ироничное замечание предлагаю заглянуть в толковый словарь.

Причём здесь толковый словарь ? Речь идёт о том, что слово "испитой" - это разговорное выражение. Да, оно синоним слов  изнурённый. Но Сидни, как дворянин и образованнейший человек своего времени, просто не мог употреблять разговорных английских выражений. Потому и в переводе не стоит их употреблять. Стиль надо соблюдать. У Сидни - литературный английский, и перевод должен состоять из литературных слов, а не из разговорных. Есть два перевода сонета 31 классических. Рогова и Румера. Литературный стиль близок Сидни. Особенно у Рогова. Это мастер, и не только русского стиха. Это замечательный знаток эпохи Возрождения в Англии, её языка, её поэзии. Он ученик Кашкина, чья переводческая школа - одна из лучших была в СССР.  Это большие мастера, у которых надо учиться и учиться. Профессия филолог - это не индульгенция переводчику:)


А выражение "Луна, товарищ по несчастью" аристократ Ф. Сидни употребить мог? Учитывая тюркское происхождение слова "товарищ" от "товара".

Да, еще. Красавицы были бы полны не насмешками, а насмешек - если бы такой оборот был возможен.

Спрашивается: при чем здесь товарищ и красавицы?


А при чём здесь мой старый перевод, которого нет на Поэзии. Мало, что есть в Сети. Мы разбираем переводы на этом сайте:))


Хотя, в принципе, можно употребить.

fellowship [ ] 1) товарищество, братство 2) чувство товарищества, дружеские отношения a sense of community and fellowship — чувство содружества и братства


так что "товарищ по несчастью", более близок к словарному переводу, чем спутник по страстям моим:



Ваш перевод при том, что он - Ваш. Он опубликован, Вы его сохраняете - значит, считаете его фактом литературной реальности. Вы его не правите - значит, считаете вполне приемлемым, т.е. соответствующим стилю аристократа Ф. Сидни. Надо же мне учиться передаче стиля.

Рогова и Румера я, разумеется, читал тоже.

Что касается "испитого", то исправить соответствующую строку очень просто: "Твой изможденный облик нас влечет". Но исправлять я ничего не буду. Во-первых, "испитой" перекликается с глаголом "испил" ("фиал любовных бед испил") - игра слов. Во-вторых, стилистическая принадлежность, особенно лексики, - вещь относительная. Сам я доверяю более определенным маркерам - словообразовательным и грамматическим. Причастия и отпричастные прилагательные ("испитой" относится к последним) и слова с приставкой "из-" (ис-) относятся скорее к старославянизмам, т.е. книжным чертам, ударное окончание -ой - скорее к русизмам, но не разговорным.

Кроме того, слова могут менять стилистическую принадлежность, и это не всегда корректно отражается в словарях.

"Испитой" - устаревшее и малоупотребительное слово, а архаизмы тоже тяготеют к книжной лексике.

Да мне поровну, будете менять или не будете. Я делаю замечание, исходя из определенных правил перевода. Судить об этих правилах надо не по моему переводу, а по переводам мастеров. Я же не привожу свои переводы в качестве примера:)) Конечно, я могу поправить свой перевод, и другие переводы. Но я правлю обычно то, что издаю. А до остальных руки не доходят.