Снова - детство (цикл стихов)

Дата: 15-06-2016 | 09:59:55


1.

 

Весну заждавшиеся люди

Копают грядки, травы жгут.

Заря в малиновой полуде

Речной туман, свивая в жгут,

Возносит к верху.

Будет вёдро!

Журавль от золота рудой!

Окованные медью ведра

С живой колодезной водой

Так тяжелы, что тело гнется,

И ты под ношею спешишь.

Остановись — земля качнется,

И на ногах не устоишь.

 

2.

 

Раскрытое небо, широкие степи,

Высокое солнце, как люстра в вертепе,

 

Играет огнями, знобит и печет,

И воздух, дрожа, миражами течет...

 

Отдельно счастливый в отдельной стране

Поскотиной еду на светлом коне.

 

Чеканное стремя звенит под ногой.

Копье не в крови, и колчан мой тугой.

 

Еще далеко боевые дела!

И кнут сыромятный по коже седла

 

Змеею стекает до самой земли...

Ни зверя в норе и ни гунна вдали!

 

Лишь стадо коровье мотает рогами,

Да травы шумят у коня под ногами,

 

Да ветер с полудня — в лицо. Суховей.

Да бабы на дойке — платки до бровей.

 

3.

 

Тихо... Ворота распахнуты внутрь.

Холодом пахнет от старой фуфайки.

 

Вышла пустая корова из стайки...

Сколько похожих мне выпало утр —

Меньше гвоздей у подбитых сапог,

Меньше стрижей под обрывом Алея...

Юный пастух на кобыле, как Бог!

Белая лошадь тумана белее.

Жжет мои ноги земля. Горяча!

Неба околыш не розовый — синий...

А надо всем этим посвист бича

По направленью к поскотине — дли-и-нный.

 

4.

 

                                    Тут проснулся Петя...

                                                            С.Есенин

 

Выспавшись в крапивах-лопухах

На крутом обрыве, над рекою,

В самотканых клетчатых штанах

С легкою есенинской строкою

Я корову шарю по кустам,

Ежевикой вызревшею тешусь.

Вот найду комолую — задам!

Не найду — в черемухах повешусь...

 

5.

 

День в прошлое спешил. Густели тени.

Стихала степь — готовилась ко сну.

По косогору — наискось — Савелий

На вороном копытил целину.

 

Пылил табун. Трехлетки присмирели.

Пугливо жались в гущу стригунки...

А после у излучины реки

Мы жгли костер.

Мы — я и дед Савелий.

 

Пеклась картошка. Съежившись, босой,

Я тыкал в угли тонкой хворостинкой.

А ночь, в расшитой звездами косынке,

Поила травы чистою росой.

 

Кемарил дед, свернувшись у седла,

Да кони порскали,

Видать, на непогоду,

И пили из реки парную воду,

И не давали спать перепела.

 

 

 

 

6.

 

...Измотанный за день, сижу и смотрю,

Как серая птица уходит в зарю,

Как длинные тени, скользя на бугор,

К костру подступают, и ярче костер,

И пламя все выше, и дым голубей,

И тише любовная речь голубей.

Умолкло на дальних березах «ку-ку»,

И каждый сучок на тропе начеку —

И нас охраняет, и ночь сторожит...

И батя на старой фуфайке лежит,

Все думает думу, глядит на огонь.

Звенит удилами стреноженный конь,

Да глухо шумит на порогах вода,

И сосны темнее, и ярче звезда...

 

7.

 

Я трогаю лошадь шершавой рукою...

Уставшие за день, понурые, мы

Неспешно бредем над вечерней рекою,

Где спят в камышах золотые сомы.

 

Пустынное поле.

Дорога пустынна.

Не видно свистящего в небе крыла,

Лишь теплая морда мне тычется в спину,

Да мягко и тихо звенят удила.

 

А ночь на подходе.

А мы все шагаем

По кромке обрыва. На самом краю...

И лошадь (я знаю) глядит, не мигая,

Зрачками огромными в спину мою.

 

8.

 

Ходит ветер по кругу,

Ситцы пьяно шуршат,

Карусельную вьюгу

Юбки бабьи кружат.

На селе новоселье!..

Пацаны, голышом

Самодельное зелье

Пьют из фляги ковшом!

Две гармошки рыдают,

С хрустом гнутся плетни,

А на солнце сверкают

Ордена да ремни...

Ходят взрослые игры

По кривой, по дуге!

Загорелые икры,

Мелкий пот на виске!

На плечах позолота...

Только виделось мне

Горемычное что-то

В этом радостном дне.

 

9.

 

В краю, где был холод и правил палач,

Где жали колосья серпом,

Где молот гремел по металлу, горяч, —

Все это считалось гербом.

И холод, и голод, и молот, и колос,

И все, что пахалось,

И все, что мололось, —

Гербом называлось, горбом добывалось...

Но это в ту пору меня не касалось.

 

Мне нравился герб, я цветное любил!

Я герб вырезал, и слюнил, и лепил

На стенку беленую...

Мама вздыхала.

Колосья шуршали.

Горела звезда...

Но — то ли тяжелые шли поезда,

Шатая избу, то ль слюна высыхала, —

Мой герб от стены отставал, не держался.

Я снова плевал и лепил. Я сражался

За шорох колосьев, за молот, за серп,

С саманной стеной, не приемлющей герб.


ЗС - 163


А знаете, за этот цикл можно Нобелевскую премию давать! На сей раз я говорю серьёзно и без всякого подвоха! Прямо-таки эталонные воспоминания о малой родине! Ни единой фальшивой ноты! Вкус - безукоризненный! И эта прозрачность повествования...  Не обещаю, что не буду язвить впредь, если найду повод, но сейчас - искренне поздравляю!

Язви, язви -- мне только легче...

Спасибо за оценку.

А премию получить было бы неплохо! -:))


Желаю удачи, ВБ.

Здравствуйте Виктор!

Весь цикл этих стихов обволакивает читателя, (меня, по крайней мере), словно озябшая душа в теплую воду погружается. Так, ребенком, к маминой груди прижавшись, слушал я биение сердца ее... 

Спасибо Вам за Ваше творчество, за то, что есть еще на Руси поэты...

Здравствуйте, Анатолий!

Спасибо, что зашли. Спасибо, что заметили.

Поэту большего и не надо, пожалуй...

Желаю удачи.

Виктор.