И когда понесётся Вселенная мимо...

И когда понесется Вселенная мимо,
И замкнется магический круг,
Поцелуй меня так, как целуют любимых,
Как целуют любимых подруг.

Как же можно: уткнуться в земное корыто,
Пламя светлое в сердце губя?
Ты же был – нерасчетливым, пылким, открытым?
Отпусти этой ночью себя.

Ты привык, как с врагом. Ты привык осторожно,
Никогда никого не любя.
Это только со мной. И со мной это можно.
Отпусти этой ночью себя.

Твоего не возьму – ни свободы, ни денег,
Все прощу, никогда не предам.
Мне легко, ведь не женщина я, а виденье,
Соскользнувшая с неба звезда.

Игорь, только сегодня случайно (уж извини, так получилось) обнаружила твой ответ на мой отзыв к твоему комментарию ( прошу прощения за нагромождение слов) – к «Твоего коснувшись тела…». Я и , только получив твой отзыв, была поражена, такому прочтению. Ещё больше, когда пояснил свою мысль.
Вот и решила, как отклик, сбросить стихотворение, которое вряд ли сбросила бы в другом случае, т.к. не считаю его удачным. Но мысль, в нём выраженная – продолжит наш разговор.
С уважением, Ирина.

Возьму в избранное... Никому не отдам. Павел.

Единственное, к чему можно придраться, это - корыто (нежелательные ассоциации))
И даже повторения: как целуют.., это.. со мной.. - не портят, на мой взгляд, очень удачное!
С уважением,

Что-то у меня сегодня с иронией напряжённо...
Текст хороший и более, имхо, к любовной лирике относится.

"Поцелуй меня так, как целуют любимых,(-)
Как целуют любимых подруг. " (с) - Ир, здесь у тебя в вышеозначенном месте точно зпт. подразумевалась или всё-таки -?

Если ирония, то (-) , в противном случае всё не так :)

Удачи!




Ирина, очень душевно. На этом бы и закончить, но раз уж Вы настаиваете на том, что это иронические стихи, хочется вспомнить "Человек с бульвара капуцинов" и голосом О. Табакова сказать что-то типа "...Вот что такое настоящее искусство!" :))

С уважением,

Это такое открытое, что рука не поднимается критиковать. Повторы завораживают. "Земное корыто" - настолько свежо, что в общем, простоволосую эту строфу всю принимаешь. Твои стихи редко умиляют, они действуют по-другому, но это ранило и умилило одновременно.
Кстати, когда мы рассматривали иконы в Русском музее ( в Питере), я краем уха услышала, что такое умиление. Оказалось, это гораздо больше, чем я думала. Во-первых, это знание наперёд, что случится, во-вторых, смирение с будущими событиями, даже самыми страшными и абсолютное доверие Божьей воле.