Владимир Ягличич "Выбор" и другое. Цикл.

Дата: 11-06-2016 | 16:11:36

Владимир Ягличич Выбор
(С сербского).

Всё чаще слышишь: смерть и там и тут,
а чья, когда и где, - ей безразлично.
Её к нам будто за руку ведут,
и мы должны быть к этому привычны.

Мозгуй, смекай, а вряд ли мы готовы
сказать по поводу грядущих драм,
что легче выбрать: то ли смерть другого,
не то пускай войдёт сначала к нам.
------------------------------------
О смрти

Учестала, чујеш да је била свукуд,
Залази, не бира льуде, место, трен.
У посете неко води је за руку
да се навикнемо на долазак ньен.

И никако знати, у мозганьу дугом,
да ли то пристиже олакшања час:
да ли лакше бива кад долази другом,
или hе да лакне кад приспе по нас.


Владимир Ягличич Перемены
(С сербского).

Иней блестел, а растаял - и нет,
где б ни искрился первоначально.
Что подсказал нам этот сюжет ?
То, что исчезло, - тоже реально.

Было вчера, а сегодня - не факт.
Существовало, имело тело.
Дальше давно предусмотренный акт:
было предметно - и паром взлетело.
-----------------------------------
Промене

Инье се топи, чак се и не труди
да траје у свом облику јутарньем.
Шта да из тога учимо, ми, льуди?
Слике стварности све су пре но стварне.

Што јуче беше, данас веh га није.
Озаконьено - веh се не спроводи.
И смишльено је, ко зна кад раније,
физичког тела да нас ослободи.


Владимир Ягличич Борьба
(С сербского).

За нами только выжженное поле.
В нас гордость, а вокруг мертво и серо.
Мы все молились, будучи в неволе,
неволя кончилась - не стало веры.

Чтоб вновь нам не грозила преисподня,
в борьбе мы шли по гибельным дорогам.
Я не из тех, не верящих сегодня,
но мучит сон, что мы забыты богом.
----------------------------------
Борба

За нама, често, роди мртво полье:
остану гордост и површност само:
помолимо се, жарко, за неволье,
а без неволье - све заборавльамо

Али је била стаза нам престрога,
у борби бездан да се не обнавльа.
Нисам ја онај ко не зна за Бога,
ал сан ме мори - Бог нас заборавльа.




Владимир Ягличич Снегопад
(С сербского).

Ждала ль ты, Сербия, отрады ? -
Ты приглянулась небесам.
Плоды большого снегопада
достались сгорбленным холмам.

Снег послан кстати - как награда.
Вдали святой безгрешный храм.
Бог шлёт венчальные награды
всем одиноким мертвецам.

Укрой - сегодня это просто -
своих бездомных работяг,
живущих в страхе в мире злобы,
рождённых в муках - для погоста !
Мы отдохнём хотя бы так:
в гробах, закопанных в сугробы.
-----------------------------------
***
На тебе паде снег, Србијо,
венча се земльа, црна сва,
под ньим се сваки брег згрбио -
да усни жаром белог сна.
Пахульа, свака: о трпньи, о
дальини - оној изван зла.
Венчаницом је опскрбио
Бог неудате раке с тла.

Скриј снеговима своје роблье
прогнано да га страва здоми
с куhом ни дахом загрејаном.
Роджење - мука, па - на гроблье.
Одмарамо се - нико ко ми
у раци снегом завејаној.

Владимир Ягличич Червь
(С сербского).

Ты здесь вещал речисто -
перемени-ка ипостась,
и в доме станет чисто,
как выметут всю грязь.
Живи без лжи и свиста,
молчи и не проказь:
на горе монархиста,
с позором пал твой князь.
Наш здравый смысл во всём,
за что мы биться смеем,
ты клял своим стихом,
а не был бы червём,
так взмыл бы в небо змеем
и жёг бы нас огнём.
----------------------------
Глиста

Кад исцрвульаш, глисто,
и живот би, у ма чем -
и блато је нечисто
двор златан, неомрачен.
И ти би на свет присто,
царствијем сунца зачет,
песниче, монархисто
чији је монарх збачен.
Поредак, и реч прва
са смислом што потреса,
сваким стихом да плане.
Ал не би ли тог црва
узнео врх небеса
змај огньен да постане?



Владимир Ягличич Балкон
(С сербского).

Хотелось свежести. Манила ясность.
Луна катилась золотым мячом,
и всё вокруг приобрело контрастность -
мир всплыл из тьмы, обласканный лучом.

В глазах двоилось: где Земля, где Вега.
Меня в два разных мира понесло.
Один был вроде прочного ковчега.
Другой вставал на лёгкое крыло.

Я - в центре. Я - на острове-балконе.
Два мира. Каждый чем-то удручён.
И, что ни миг, любой в ином уклоне.
Мне б в третий - что надёжней укреплён.

Прошёлся кто-то, внешне схожий с тенью.
Глаза слабы: хоть верь им, хоть не верь.
Но это не случайное мгновенье -
вдали открылась спрятанная дверь.
--------------------------------------
Балкон

Изашао сам у ноh, на свежину.
Усијао се месец златном лоптом
и укинуо свету неоштрину
бдити у тмини потопльеним копном.

Сад све се може двојити од землье
и постојати лебдиво у оба
света: један је као ковчег спремльен,
други крилима израстати проба.

У центру: сам, на острву, балкону;
светови, сваки смрhу унесреhен;
нагнут, на страну и ову и ону
бивам, да бих се приклонио треhем.

Тамо је неко прошао; да л сен?
Или ме очи, слабеhи, варају;
ил се, у овај неслучајни трен,
cва скрита врата кроз зрак отварају.

Владимир Ягличич Родные души
(С сербского).


Мой дух проник в различные миры,
но я служу до нынешней поры
всего вернее дорогому краю,
привычному по кровному родству,
любимому, хотя, где ни живу,
его я вовсе лучшим не считаю.


Земля - как скуповатая черница,
зато милы ребяческие лица,
свеченье голубых и карих глаз.
Порой мелькают лица и не наши -
как яблочки свежи и даже краше -
но что-то не в чести они у нас.

Как быть, душа ? Повсюду дикари,
простые внешне, хитрые внутри.
Со зла опять грозят кому-то братцы.
Для них подчас все средства хороши.
Нет мыслей о спасении души.
Кто ж их поймёт ? С кем в этом разобраться ?
--------------------------------------------
***
Живео сам у више светова,
па зашто се душа заветова
да тек овом верност не оспори?
Навикла је на блискост у крви,
као да је потоньи и први
овај што је, можда, од свих гори.

На ту земльу, црницу алаву,
на ту децу, плаву и гараву,
на гласове, слике и симболе.
Хоhе као и свака туджинка,
да отежа ко зрела будимка,
иако је ту баш и не воле.

Куд hеш, душо, с овима, с дивльима,
с лукавима, шатро наивнима,
где ти сваки злослути ил прети!
Овде где сви тек пролазност хоhе,
фуhкајуhи на спасенье? То hе
само слична душа разумети.



Владимир Ягличич Сливы
(С сербского).

Если б как-то стал я сливой,
удостоился той чести;
если б статный и красивый
вырос вдруг в случайном месте,
так гайдук, дивясь немало,
мог бы молвить: "Было пусто,
а теперь здесь слива стала
и листвой покрыта густо".
Дети начали б веселье,
суеверный был бы в шоке.
Я б стоял, глядел в ущелье,
отражался бы в потоке.

Будь во мне та синь да алость
на сплошной парче зелёной,
так она бы развевалась
будто стяг дивизионный.
Я б кидал плоды повсюду,
как приятные гостинцы
окружающему люду
и для местного зверинца.
Не жалел бы самых спелых,
самых крупных да послаще
для юнцов и престарелых,
лишь бы шли ко мне почаще.

Мне б плодовую послушность,
жизнестойкость, добродушность.
Мне б округлость - ту же форму
с полосой меж половинок.
Я б легко сносил все штормы:
под дождями бы не вымок,
не страдал бы под ветрами.
Я б не сетовал на скучность:
только б солнечными днями,
укрывая пташек тенью,
чутким сердцем - не ушами -
вечно слушал птичье пенье.
И ко мне сошлись бы сами
толпы люда из селенья.

Если б кучу ранней сливы
загрузить решили в бочку,
я б, возможно, терпеливо
перенёс ту заморочку.
Сок мой стал бы средством первым
для лечения болезней.
Слабым мышцам, слабым нервам
вряд ли будет что полезней.
Грех предать его забвенью
и не грех налить по чарке,
то, в чём сила от рожденья,
а, впридачу, и от варки.

Если б мог запеть я громко,
стань я деревом с гортанью,
я бы дальнему потомку
пел под вечер в назиданье,
чтобы крепким был юнаком,
пусть за Сербию сразится,
и всю жизнь поставит на кон,
если Судный День случится.
Пусть в Отчизне прекратится
вся вражда и злое пламя.
Пусть и парни и девицы
в ней смежаются устами.

Как придёт пора расстаться,
хоть и нет к тому охоты,
я раздам свои богатства,
чтоб навеки лечь в болото.
Всё отдам - любые глыбы.
Распрощаюсь с этой сферой.
Всем подряд скажу спасибо.
Мерю всё единой мерой.
Рад бы жить ещё лет двадцать...
У реки. В своей отчизне.
Если б мне и всем вам, братцы...
Доброй жатвы. Cладкой жизни.

Пел бы слаще, не с тоскою,
став к мятежникам построже,
и предался бы покою,
что и мне и всем дороже. -
Лишь покой легко и сразу
нам дарит земные блага,
прогоняя вон заразу
славным соком винограда. -
Насаждал бы всюду розы.
Распахал бы снова нивы.
Ночевать бы шёл под лозы.
Петь ходил бы в сад под сливы.
----------------------------------
Шльива

Да је мени ошльивити
у шльивару с обла брега.
Не могу се не дивити
где пониче - из ничега!
Да ме бере хајдукова
рука: она зна дивльину,
раст немоте; и звукова;
цену мира; и силину.
Да ме гледа дечје око.
У девојчин длан да станем.
У јутрима, над пролоком,
заньихано да осванем.

Да је мени то плавило
са мальастом измаглицом
што се ко стег разавило
над поделом, над границом:
раширио род бих свуда
где је топлих льудских шака,
изнад овог преког суда,
изнад овог звериньака.
Збијао бих у редове,
раджао бих крупне плоде,
све унуке и дедове
провео кроз недоходе.

Да је мени та облушност
предвојена преко поле.
Та стрпльива добродушност,
добродушност и послушност
да надгледам златно полье.
Да опстајем устук туче
на ветрини, на кишама,
за сутрашньи дан под лучем
да зрим свето и узнето
као песма утишана
што се чује - не уветом,
тек срцима кад се споје:
под твојим бих, под дрветом,
збрао рода непреброје.

Да је мени, шльиво рана,
сред буради да превирем,
ја бих ужас смртног дана
дочекао, можда! - смирен,
нерава и мишки слабих
да ме сами бол прочисти:
послужио льудима бих,
био, можда, од користи,
и упамhен како вальа:
месец, два, ил оних дана
док се трава не повальа -
од купльеньа до казана.

Да је мени грлу неком
реч налити, песма бити,
и потомку свом далеком
пред починак послужити,
као гутльај што се струси:
да се Србльи манье паште,
да ме јунак тврд окуси
пред судньи дан, или наште,
да полечим земне больке,
даднем да се јаче усни,
све у момка и девојке
примичуhи усну усни.


Да је мени нестајати
кад ми додже време за то,
што имадох другом дати,
па у родно, па у блато;
то немадох не жалити,
што искусих шеhерити,
за зло свако захвалити -
другом мером не мерити.
Да је мени долинама.
Поред река. Преко ньива.
Да је мени. Да је нама.
Слатког рода. Здрава. Жива.

Ја бих сладже запевао,
не бринуо пред бунама,
најзад мирно себе дао
оном скупльем, том у нама,
што залечи у тренуту
односеhи земна блага,
што дах цели у беуту
и сласт цеди са виньага.
Уснио бих сан ливада,
забраздио по ньивама,
ноhио сред винограда,
запевао медж шливама.


Владимир Ягличич Стена
(С сербского).

На десять жизней горя и заботы -
не часто я их стряхиваю ныне
и выгляжу, как капля в паутине,
присев на солнце где-то у заплота.

Не оценён. О славе уж не брежу.
Припёрт к невидимой стене.
Почём наш мир, осведомляюсь реже:
ведь нет ни пары в портмоне.
------------------------
* * *
Све редже да се одахне на меджи
брига, набраних за десет живота,
сам на осоју, крај незнаног плота,
ко капльица у пауковој преджи.

Зид и не видим, ни ценьен, ни читан,
а уз дувар ме притера.
Све редже пошто свет опет да питам
а у джепу - ни филера.

Примечание от автора.
Это стихотворение о том, что когда-то, в молодости, тяжёлый неблагодарный мир
воспринимался легко. Не хватало очень многого, но всё-таки можно было спросить:
"Какова цена этого мира ?". Прошли годы и годы, и те же люди припёрты к стене, которая им даже и не видна.



Владимир Ягличич Глашатай
(С сербского).

  "Tout, au monde, existe pour aboutir a un livre".
  S.Mallarme

Иди ко всем с весёлой вестью.
Не будь занудным торопыгой.

(Вар. Не бей речами как мотыгой)
Порадуй всех стихом и песней:
мир должен завершиться книгой.

Порой убийца слёзы льёт
над жертвою, у изголовья.
Бывает, что голубка вьёт
над дикой пропастью гнездовье.

Бывает вражий стан не взят,
и кровь лишь зря лилась рекою,
но души павших там солдат
теперь блаженствуют в покое.

Бывают примиренья без обид.
Бывает, в сердце тает льдина -
и Каин Авеля щадит,
и Авраам не режет сына.

Иди ж ко всем с весёлой вестью.
Но вот такой ли я глашатай ?
Мы после потолкуем вместе -
хотя бы перед скорбной датой.

-------------------------------
Гласниk

Дајте радосних вести,
дуго смо веh без ньих,
из васцеле повести
роди се један стих.

Каткад на вршку ножа
згнезди се голубица,
над жртвама, безбожан,
засузи и убица.

И нигде царских златника,
други збирају ловоре,
али се душе ратника
под надгробијем одморе.

И зјапну широм врата,
и цвилне шарком тмина,
и Каин штеди брата,
и Аврам не да сина.

Дајте радосних вести,
ил ја сам гласник тај?
Једном hемо се срести,
макар за опроштај.


Владимир Ягличич Перед наймом
(С сербского).

Несчастный город, где повсюду увольненья.
Одна вакансия - сто бьющихся, как звери.
А место и не даст за муки возмещенья -
одни гроши, как тронный пик в карьере.
Рвут дружбу меж собой единые когда-то.
У нас теперь в чести злобнейшее витийство.
Брат в дом не позовёт родного брата.
Нам весело, когда вокруг самоубийства.
Меня чуждаются знакомые при встрече,
как будто им грозит опасность заразиться.
Боятся говорить и расточать улыбки.
Боятся вслушаться в нечаянные речи.
И всё это не то, чем мог бы мир гордиться,
но всех нас приведёт к трагической ошибке.
----------------------------------------
Пред запосленье

Ништа остало није у овом бедном граду,
у коме ньих стотиньак желе на једно место,
а и то, једно, добар изговор за неправду,
жалосна бедна пара, а као да је престо.
И духом сјединьени, ми постадосмо туджи,
и гледамо се тајно са презиром и злобом,
нико у дом свој брату више не каже "уджи",
ведри нас кад ко пуцньем заврши сам са собом.
Колико ньих од мене окреhе јавно главу,
и као да сам кужан дрхтури од сусрета,
и плаши се да, можда, не ланем нешто тешко,
а та тежина није оно што пружа славу,
нити нас чини больим у јами овог света,
само те увеhава, непоправльива грешко.


"Мы все молились, будучи в неволе,
неволя кончилась - не стало веры."


Как всегда - замечательно и волнительно!

Спасибо, Владимир и Владимир!!!-:)))


пи.си.

"что легче выбрать: то ли смерть другого,
не то пускай войдёт сначала к нам."

Владимир, мне кажется, здесь нарушена логическая цепочка. Описка?   В перой строчке "то ли" подразумевает "то ли" и во второй.  Не знаю, прав ли?..

Вячеславу Егиазарову

Вячеслав !   Большое спасибо за внимание и отзыв.

По поводу грамматики:  то ли - то ли.   У меня здесь не описка. Этаким образом я сознательно вольничаю. 

ВК

Согласен! Спасибо, Владимир!

Учусь у Вас раскованности!..-:)))