Роман Сьливоник. Видения.

Роман Сьливоник

 

Roman Śliwonik

---

Łaknąć

Wyszedłem
spod ciemnych sosnowych gałęzi W lesie
była cisza którą się czasem widzi
zanim usłyszy drzewa kwiaty
i siebie
Z drzew przebijała biel
Na wielkiej polanie rosły konwalie ландыши
białe z odcieniem diamentu Zapach
miał własną konstrukcję
nie opadał
trwał
W końcu polany ktoś stał

Patrzyłem  
Chciałem zapamiętać

 

Желать

 

Я вышел

из-под тёмных сосновых ветвей В лесу

была тишина которую сперва увидишь

 а потом услышишь деревья цветы

и себя

С деревьев проливалась белизна

На большой поляне росли ландыши

белые с оттенком бриллианта Запах

обладал собственной конструкцией

не опадал

длился

В конце поляны кто-то стоял

 

Я смотрел

Хотел запомнить



Strefy

Wierzchołek wzgórza pociemniał
jakby przesłonięty chmurą
niżej rozciągało się pole porośnięte
zbożem Jasnymi kłosami
 na chleb dla sytych
Te na dole czerniały dla reszty
stali u podnóża Czekali
ręce wrastały im w ziemię
szukali kamieni Kiedyś rzucą nimi
w nas

Полосы

Холм на верху потемнел

словно заслонённый тучей

ниже простиралось поле поросшее
житом Светлыми колосьями

на хлеб для сытых

Те внизу чернели для остальных что

стояли у подножья Ждали

руки их врастали в землю

искали каменья Когда-нибудь они швырнут ими

в нас

 

 


Złudy

Między jednym a drugim brzegiem rozpościera się
nic Tutejsi łowią w nim ryby
wyłania się rekin i rybacy uciekają
 grzęznąc w piasku
Na brzeg wypływają łuski

Po latach wyrasta w z nich Kwiat
ma kolor stali
Odbija się w nim słońce

 

Видения

 

Между одним и другим берегом распростирается

ничто Местные ловят в нём рыбу

показывается акула и рыбаки убегают

увязая в песке

На берег выплывают чешуйки

 

С годами вырастает в  них Цветок

стального цвета

Отражается в нём солнце

 

 

A więc jest jeszcze niepokój


Jest jeszcze niepokój
jest jeszcze Z nim lepiej

to jest jeszcze ciągłe poruszenie światem  
są zdziwienia Chociaż jakby znane
ale oświetlone inaczej W jakiejś innej sekundzie
w innej stronie W kimś innym I w tobie wciąż nowym

jeszcze jest ci danie rozróżniać godziny
odetchnąć cienistą aleją w rozjarzonym dniu
zgarnąć z czyjejś twarzy zmęczenie Udręke
jakimś jednym słowem które kiedyś znalazłeś
w stronie jakby zapomnianej W przypomnieniu pogodnej
tylko ty to widzisz Głos ptaka nad wodą
sam był ptakiem A ty to na zawsze
zachowałeś dla siebie Zakryłeś powiekami

okrucieństwo świata Widzisz także
jego ostrze i z ciebie ścinało ostro skóre
byłeś ogłuszony ciemnością Pięścią Albo pięknem

i nadal przeliczasz dotkliwie to co złe i dobre

inaczej być nie może Raz z krzykiem urodzenia
wtargnęła w ciebie nadzieja

a maluczkim przebacz W których nigdy życie
nie stanęło stromo jak podmuch przepaści
idź i siej niepokój chociaż będą mówić
że przeszedłeś przez życie siejąc uparcie nic
ty siałeś w ciemności niepokój
a ci którzy patrzyli na ciebiа
z oświetlonych okien
nagle mogą pojąć
że pojmują więcej

 

Значит есть ещё беспокойство

 

Есть ещё беспокойство

есть ещё С ним лучше

 

есть ещё постоянное восхищение миром

есть удивление Вроде бы известное

но освещено иначе С каждой новой секундой

в другой стороне В ком-то ином И в тебе  всегда новом

ещё дано тебе различать часы

отдохнуть в тенистой аллее жарким днём

убрать с чьего-то лица усталость Страдание

каким-то единственным словом которое однажды нашёл

в стороне как бы забытой В спокойном воспоминании

только ты это видишь Голос птицы над водой

сам был птицей И это ты навсегда

сохранил для себя Замкнул под веками

жестокость мира Видишь также

его лезвие и с тебя живого срезало кожу

ты был оглушён темнотой Кулаком Или красотой

и теперь ты остро различаешь зло и добро

 

иначе и быть не может Вместе с криком рождения

вторглась в тебя надежда

 

а малых сих извини У них жизнь никогда

не представала вдруг дыханием пропасти

иди и сей беспокойство пусть скажут

что ты прошёл сквозь жизнь упорно сея ничто

ты сеял в темноте беспокойство

и те что смотрели на тебя

из освещённых окон

вдруг смогут осознать
что понимают больше

 

Здравствуйте, Лев!

Извините за вторжение, но не могу согласится с переводом слова łaknąć. "Желать" - это слишком нейтральный вариант. Łaknąć - означает страстно желать. То есть его лучше было бы перевести как "жаждать", а учитывая, что это еще и устаревшее слово, то лучшего варианта, чем слово "алкать" - не найти. Тем более , что они даже фонетически похожи.

Если же, по каким-либо причинам, мой вариант Вам неинтересен - можете не обращать внимания на мой лепет.

С уважением,

Валентин

Я пытался подобраться к заглавию, и алкал, и жаждал, но всё=таки остановился на нейтральном относительно. Как-то из этого, всё-таки доволно загадочного текста не чувствовалось такой страсти. Впрочем, кто-это там в конце поляны? Вдруг этот предмет - вожделения?

Спасибо за.

С уважением, Лев.

Поляки пошли - один другого лучше :) Чудесный поэт, спасибо, Лев.


С уважением,

Никита