Б. Шоу. Пигмалион. Появление Дулиттла

Акт 2

МИССИС ПИРС

Мистер Хиггинс, если бы я сказала, что в присутствии этой девушки вам следует выбирать выражения как можно тщательнее, вы согласились бы с этим?

ХИГГИНС

Безусловно. Я всегда крайне тщательно выбираю выражения. А что вы, собственно, имеете в виду?

МИССИС ПИРС (безжалостно)

Я бы сказала, что вы совершенно не выбираете выражений, особенно когда не можете чего-то найти, вы теряете заодно и терпение. Допустим, я привыкла. В конце концов, я была замужем. Но в присутствии невинной девушки вам следует воздержаться от сквернословия.

ХИГГИНС (возмущен)

От сквернословия?!! (В праведном гневе) Да я ненавижу подобные лексемы. Я даже не считаю их словами! Но вы всё время грызете меня. Как же мне это осточертело!

МИССИС ПИРС

Вот! Именно это я хотела сказать! Осточертело! Осто...

ХИГГИНС

Остановитесь, миссис Пирс! Вы хотели сказать именно это? У меня просто нет слов!

МИССИС ПИРС

Не ёрничайте, сэр! Всё это еще куда ни шло. Но есть одна... лексема, которую я категорически прошу не употреблять при девушке. Девушка сама ее только что употребила, увидев латунную бляху над входом в ванную. Ну, с девушки-то что возьмешь, мать ее так... воспитала. Но ваша мать, сэр, она же вас не учила такому! Кстати, это словечко начинается с той же буквы, что и бляха, и соединяется со словом муха.

ХИГГИНС (с негодованием отвергает обвинения)

Но я никогда не соединял ничего подобного! (МИССИС ПИРС молчит, поджав губы. Он вынужден беспристрастно констатировать) Ну, разве что иногда, если бываю чем-то недоволен. И, кстати, совершенно справедливо.

МИССИС ПИРС

Иногда, сэр? Не далее как сегодня утром вы употребили это выражение по поводу ботинок, бисквитов и бланманже.

ХИГГИНС

Ну, это просто фонетический прием, у нас это называется: анафора.

МИССИС ПИРС

Я не знаю, как у вас называется этот прием, сэр. Вам виднее, сэр. Но я настоятельно рекомендую вам избегать таких приемов при девушке.

ХИГГИНС

Резонно. Это всё, миссис Пирс?

МИССИС ПИРС

Нет, не всё. Присутствие юной особы требует от нас повышенной аккуратности, не так ли?

ХИГГИНС

Золотые слова, миссис Пирс.

МИССИС ПИРС

Мы не можем подавать ей дурной пример расхлябанности и безалаберности. Поэтому не порядок, что ваши вещи разбросаны, где попало.

ХИГГИНС

Абсолютно справедливое замечание, миссис Пирс. Не порядок, что мои вещи разбросаны, где попало. Я как раз хотел сказать вам об этом, но раз уж вы сами это заметили... (...)

МИССИС ПИРС

Что ж, сэр, если речь зашла о мелочах, то я вынуждена просить вас не выходить к завтраку в халате или, если уж это невозможно, хотя бы пользоваться им вместо салфетки не так часто, как вы это делаете. С вашей стороны было бы также очень любезно не сваливать все яства в одну тарелку — помните: на прошлой неделе вы чуть не подавились рыбьей костью, когда ели мармелад? Если вы также не будете ставить на чистую скатерть кастрюльку с овсянкой, сэр, для девушки это послужит весьма полезным примером (...)

Надеюсь, я не вывела вас из равновесия, мистер Хиггинс?

ХИГГИНС (смутившись от мысли, что его могут в этом заподозрить) Что вы, миссис Пирс, вы абсолютно правы: с этой девицей нужно быть очень осторожным. Вы закончили?

МИССИС ПИРС

Нет, сэр. Собственно, вот за чем я пришла. Поскольку я не могу одеть ее в те ужасные отрепья, не позволите ли вы для начала взять одно из тех кимоно, которые вы привезли из Японии?

ХИГГИНС

Разумеется, с превеликой радостью. Теперь всё?

МИССИС ПИРС

Благодарю вас, сэр. Пока всё. (Уходит.)

ХИГГИНС

Видите, Пикеринг, у этой женщины совершенно перевернутое представление обо мне. Я человек покладистый и не честолюбивый. Я никогда не чувствовал себя солидным и даже взрослым. И что же! Эта дама считает меня угнетателем и психопатом. Непостижимо!

МИССИС ПИРС возвращается.

МИССИС ПИРС

Как я и предполагала, сэр, начинаются проблемы. К вам мусорщик, сэр. Его зовут Альфред Дулиттл. Он заявляет, что в этом доме находится его дочь.

ПИКЕРИНГ

Вот! Чего и следовало ожидать.

ХИГГИНС

Давайте сюда этого рэкетира.

МИССИС ПИРС

Охотно, сэр. (Выходит.)

ПИКЕРИНГ

Но, Хиггинс, может быть, он не рэкетир?

ХИГГИНС

Чепуха! Разумеется, рэкетир!

ПИКЕРИНГ

Кто бы он ни был, но боюсь, что у вас будут проблемы.

ХИГГИНС (уверенно)

Думаю, что нет. Проблемы будут у него. Но, главное, из его уст мы наверняка получим интересные данные.

ПИКЕРИНГ

О его дочери?

ХИГГИНС

Нет, о его диалекте.

ПИКЕРИНГ

Господи...

МИССИС ПИРС (появляется в дверях)

Дулиттл, сэр. (Уходит.)

Входит АЛЬФРЕД ДУЛИТТЛ (...)

ДУЛИТТЛ (пытаясь сообразить, кто ему нужен)

Профессор Хиггинс?

ХИГГИНС

Это я. Доброе утро. Садитесь.

ДУЛИТТЛ

Доброе, командир. (Садится с видом джентльмена.) У меня важное дело, командир.

ХИГГИНС (ПИКЕРИНГУ)

Вырос в Хоунслоу. Мать из Уэльса.

ДУЛИТТЛ разевает рот.

Что вам нужно, Дулиттл?

ДУЛИТТЛ (угрожающе)

Вы еще спрашиваете? Моя дочь Элиса мне нужна, понятно?

ХИГГИНС

Естественно. Ведь вы — отец этой особы? Кому еще, кроме вас, сдалось это чудо в перьях? (Указывает на шляпу.) Отрадно видеть, что в вас еще тлеет слабая искра отцовского чувства. Забирайте свою дочь — она там, наверху.

ДУЛИТТЛ (встает изумленный)

В смысле?

ХИГГИНС

В смысле: уведите ее отсюда. А вы хотели, чтобы я ее удочерил?

ДУЛИТТЛ (выражает протест)

Эй, командир, потише на поворотах! Выбирайте выражения. Где тут правда? Разве это по-людски? Я имею дочь, потому что она моя (Шекспир. Полоний — А.Ф.). А теперь ею завладели вы. А я с чем останусь? (Садится.)

ХИГГИНС

Ваша дочь, набравшись нахальства, явилась в мой дом и терроризировала меня, чтобы я научил ее правильному произношению. Она угрожала тем, что в противном случае не станет флористкой.

ДУЛИТТЛ

Кем?

ХИГГИНС

Цветочницей. Только в фешенебельном магазине. Этот джентльмен и эта дама были свидетелями. (Грозно) Как вы посмели прийти сюда с целью шантажа? Это вы ее подослали?

ДУЛИТТЛ

Окститесь, командир! Ни в коем разе!

ХИГГИНС

Нет, это наверняка ваши происки. Откуда вы узнали, что она здесь?

ДУЛИТТЛ

Эй, командир! Не берите на пушку! (...)

ХИГГИНС

Объясните же, наконец, откуда узнали, где она!

ДУЛИТТЛ (dolce, crescendo)

Командир, дайте мне слово, и я скажу. Я хочу выложить всё. Я пришел выложить всё. Я готов выложить всё.

ХИГГИНС

Пикеринг, у этого малого, определенно, дар естественного красноречия. Обратите внимание на этот период, на эту градацию: «Я хочу выложить всё. Я пришел выложить всё. Я готов выложить всё». Яркий образец сентиментальной риторики! Вот они, уэльские корни! Жуликоватость и наглость проистекают из того же источника.

ПИКЕРИНГ

Помилосердствуйте, Генри, я тоже с Запада! (ДУЛИТТЛУ) Если вы не подсылали дочь, откуда вы знаете, что она здесь?

ДУЛИТТЛ

Дело в следующем. Дочурка поехала к вам и захватила хозяйского мальчонку прокатиться на такси. Хлопец ошивался тут: думал, что она его отвезет и обратно. А когда вы решили ее оставить, она его послала за своими шмотками. А я с ним столкнулся на углу Эндел-Стрит и Лонг-Акр.

ХИГГИНС

Иначе говоря, возле одного публичного заведения, в простонародье — паба.

ДУЛИТТЛ

И что с того? Это клуб бедных людей.

ПИКЕРИНГ

Хиггинс, не изощряйтесь в иронии, дайте человеку сказать.

ДУЛИТТЛ

В общем, он столкнулся со мной возле этой бодеги и завел бодягу насчет моей дочурочки. От пацана я всё и узнал. Спрашивается, что я должен был думать и делать? Отец я или кто? Я говорю мальцу: тащи ее манатки...

ПИКЕРИНГ (с подозрением)

А сами почему не зашли за ее вещами?

ДУЛИТТЛ

Что вы! Эта ее хозяйка — такая зараза! Вот бывают такие заразы, извините, мэм. Она бы удавилась, но не дала. Да и шкет — тот еще сукин сын. Слупил с меня пенни, нахалёнок. Вот я и притаранил ее пожитки, чтобы вас не утруждать.

ХИГГИНС

Что же за пожитки?

ДУЛИТТЛ

Так, ничего особенного, командир. Инстру́мент, несколько фоток, кой-какая бижутерия и клетка для птичек. Платьев брать почему-то не велено. Любопытно, почему? Что прикажете думать, командир?

ХИГГИНС

И вы примчались спасать ее от бедствия, которое хуже смерти?

ДУЛИТТЛ (очень доволен таким истолкованием его поведения)

Именно, именно, командир.

ПИКЕРИНГ

Здесь что-то не так. Зачем вы принесли вещи, если хотите ее забрать? Не проще ли сделать наоборот?

ДУЛИТТЛ

Какое — забрать?!! Разве я говорил, что хочу ее забрать?

ХИГГИНС

А придется. И немедленно. (Хочет звонить.)

ДУЛИТТЛ

Э, нет, командир, этот номер у вас не пройдет. Да что я — ирод, чтобы своему дитю ломать карьеру?

Появляется МИССИС ПИРС и застывает в ожидании приказаний.

ХИГГИНС

Миссис Пирс, это отец Элизы. Он желает забрать ее. Исполните его желание. (Отходит к фортепиано, делает жест Пилата.)

ДУЛИТТЛ

Нет!!! Это ошибка! Послушайте...

МИССИС ПИРС

Этот человек прав. Он не может забрать Элизу, потому что вы сами приказали сжечь ее платье, сэр.

ДУЛИТТЛ

Ну! Не могу же я тащить по улице девчонку во всей откровенности, как голую обезьяну!

ХИГГИНС

Вы заявили, что вам нужна ваша дочь, а не ее платье. Вот и получите вашу дочь. А если вас не устраивает, что она голая — оденьте ее. По-моему, это ваша обязанность.

ДУЛИТТЛ (возмущен)

А кто ее раздел? Я или ваша супружница?

МИССИС ПИРС

Кто?!! Да будет вам известно, я домоправительница. Я уже послала за платьем для вашей дочери. Когда его доставят, вы можете забрать ее. А пока подождите на кухне. Будьте любезны — пройдемте.

Показывает дорогу. ДУЛИТТЛ обреченно следует за ней. Но у двери вдруг останавливается и, собравшись с духом, начинает говорить.

ДУЛИТТЛ

Слушайте сюда (Listen here) командир! Мы ведь цивилизованные люди, так?

ХИГГИНС

Правда? Миссис Пирс, оказывается, мы люди цивилизованные. Поэтому вам лучше удалиться.

МИССИС ПИРС (с достоинством)

Я тоже так думаю, сэр. (Удаляется.)

ПИКЕРИНГ

Мистер Дулиттл, слово за вами.

ДУЛИТТЛ (ПИКЕРИНГУ)

Благодарствую, командир. (ХИГГИНСУ, который старается держать дистанцию, избегая амбре, исходящего от ДУЛИТТЛА в соответствии с его профессией.) Черт возьми, командир, вы мне нравитесь. По-моему, вы порядочный фраер. И если вы хотите мою девчонку, я не буду выпендриваться, нехай остается. Девка сама по себе — кровь с молоком. Но как от дочери от нее мало профиту, извиняюсь за откровенность. Я прошу у вас немного: уважьте мои родительские права; командир, я вижу, что имею дело с правильным мэном. Ну, что для вас какие-то пять фунтов? И что Элиса для меня? (Садится на свой стул, как председатель суда.)

ПИКЕРИНГ

Вообще-то, Дулиттл, вы должны знать, что мистер Хиггинс — порядочный человек.

ДУЛИТТЛ

А то! Я знаю. Будь он непорядочным, я запросил бы 50 фунтов.

ХИГГИНС (с негодованием)

Правильно ли я понял, бездушный прохиндей, что вы готовы продать родную дочь за 50 фунтов?

ДУЛИТТЛ

Нет, кому попало я свою доченьку продавать бы не стал... по бросовой цене. Но такому порядочному джентльмену я готов сделать скидку.

ПИКЕРИНГ

Простите, у вас совсем нет совести?

ДУЛИТТЛ (цинично)

Она мне не по средствам, сагиб. И вы бы о ней забыли на моем месте. А что? Если моей Элисе легла счастливая карта, почему я не могу взять свою долю?

ХИГГИНС (возбужден)

Пикеринг, я прямо-таки раздваиваюсь. Дать этому прохвосту хотя бы фартинг — мораль вопиет против такого преступления, и всё же в его претензиях чувствуется какая-то кондовая справедливость.

ДУЛИТТЛ

Именно так! Потому что я породил эту девчонку.

ПИКЕРИНГ

Чего стоят ваши родительские чувства, я догадываюсь и не думаю, что будет правильно...

ДУЛИТТЛ

И напрасно, кэп. Попробуйте представить иной взгляд на вещи. Кто я такой, господа? Нет, вы скажите прямо, кто я такой? Тогда я сам скажу: я — недостойный паупер.

ПИКЕРИНГ

Кто?

ДУЛИТТЛ

Нищеброд — так понятно? А что это значит, спрашиваю я вас и опять не получаю ответа. Что такое «недостойный»? А это значит, что мораль среднего класса — не моё достояние. Ибо — стоит мне захотеть чего бы то ни было, мне говорят: нельзя, ты недостойный, ты — образа звериного и печати его (из речи Мармеладова — А.Ф.) ты — нечистый. Но разве мои потребности меньше, чем у самой архичистой вдовы, ухитряющейся вытянуть за одну неделю деньги из шести благотворительных фондов на погребение одного и того же супруга? Нет, в сравнении с чистыми мне нужно не меньше, мне нужно больше. Ем я столько же, пью — об этом и говорить нечего. Нужна мне и духовная пища — я ведь мыслящий индивидум. Я хочу и общения, и для развлечения банду какую-нибудь — я, знаете, обожаю зажигательный свинг. (Я про джаз — а вы что подумали?) И за всё это должен платить наравне с чистыми. Так что же такое — эта мораль среднего класса? Да просто предлог отнять у меня разные жизненные блага́. Вот я и заявляю вам как джентльменам: не играйте со мной в эти игры, не надо. Я же говорю вам начистоту: да, я нечистый и чистеньким не прикидываюсь. Я всегда буду нечистым, мне это даже в наслаждение, да-с! (Опять Мармеладов — А.Ф.) Так неужели вы обидите человека, злоупотребите его к вам доверенностью, не заплатите ему за родную дочь, которую он воспитывал, кормил, одевал в поте лица своего и вырастил настолько, что ею заинтересовались целых два джентльмена? Разве пять фунтов — какие-то безумные деньги? Я кончил, джентльмены, и жду вашего приговора.

ХИГГИНС (встает, подходит к ПИКЕРИНГУ)

Полковник, если к этому субъекту приложить руки, то через три месяца он сможет выбирать между креслом министра и кафедрой проповедника в Уэльсе.

ПИКЕРИНГ

Что скажете, Дулиттл?

ДУЛИТТЛ

Э, нет! Благодарю покорно. Слыхал я и пастырей, и премьеров — и что? Я ведь соображающий индивидум. Чем бы люди ни тешились — политикой, религией, всякими реформами — я обо всем имею своё понятие. И так вам скажу: собачья это жизнь, с любой точки зрения. Лучше я не буду чистеньким и останусь бедняком. Буду гнуть эту линию. И в таком положении дел для меня самый цимус (well, it's the only one that has any ginger in it, to my taste)

ХИГГИНС

Пожалуй, придется дать ему пять фунтов.

ПИКЕРИНГ

Боюсь, он найдет им не лучшее применение.

ДУЛИТТЛ

Самое лучшее, кэп, чтоб я пропал! Вы можете не бояться, что я спрячу их в загашник и начну жить на халяву, как выражаются русские. К понедельнику эти деньги, до последнего пенни, испарятся, как будто их и не было. Работу я не брошу, нищим не стану. Устрою праздник для себя и своей подруги, мы со старухой оттопыримся, кому-то сделаем выручку, а вы получите моральное удовлетворение, что деньги не пропали зря. Да вы сами не нашли бы им лучшего применения.

ХИГГИНС (вынимает бумажник, подходит к ДУЛИТТЛУ)

Он бесподобен! Дать ему десять, что ли? (Протягивает две ассигнации.)

ДУЛИТТЛ

Нет, командир, не соблазняйте. (...)

ХИГГИНС

Получите.

ДУЛИТТЛ

Мерси. Бывайте здоровы.

Спешит к двери со своим уловом. Когда отворяет ее, сталкивается с очаровательной, сияющей чистой молодой японкой в скромном хлопковом кимоно голубого цвета, расшитом мелкими цветками жасмина. С ней МИССИС ПИРС. ДУЛИТТЛ с пиететом уступает дорогу.

Извините, мисс.

ЯПОНКА

Ё-моё! Ро́дную дочку не узнал!

ДУЛИТТЛ

Лисавета! Вот это номер!

ХИГГИНС

Кто это?

ПИКЕРИНГ

Разрази меня Зевс!

ЭЛИЗА

У меня, что, такой нелепый вид?

ХИГГИНС

Нелепый? Нет...

МИССИС ПИРС (ХИГГИНСУ)

Пожалуйста, думайте над своими словами, сэр, а то девушка возомнит о себе.

ХИГГИНС (исправляясь)

Вы правы. (ЭЛИЗЕ) Не то слово! Дьявольски глупый вид.

МИССИС ПИРС

Сэр, выбирайте выражения!

ЭЛИЗА

Это я еще не в шляпе. (Надевает шляпу и царственно проходит до камина.)

ХИГГИНС

А что, этот кошмар может войти в моду. Стиль эклектик нуво.

ДУЛИТТЛ

Надо же! Не думал, что она так расцветет, если с нее смыть всё лишнее. Вся в меня! Правда ведь, командир?

ЭЛИЗА

Я тебе скажу: здесь мыться можно! Воды — хоть залейся, сколько хошь — и холодной. и горячей. Полотенцы мохнатые, сушилка для них такая, что обожгёшься. Еще в ванной всякие мочалки...

ДУЛИТТЛ (с интересом)

Да?

ЭЛИЗА

Да. И щетки. И цельный таз со всяким мылом — пахнет почище корзины с цветами. Я тащусь! Теперь понятно, чего леди такие беленькие. А попробовали бы они помыться у нас!

ХИГГИНС

Мне очень приятно, что в моей ванной вам понравилось (...)

ХИГГИНС

А ведь тяжелый труд мы приняли на себя, Пикеринг.

ПИКЕРИНГ (уверенно)

Архитяжелый, Хиггинс, архитяжелый.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!