Б. Шоу. Пигмалион. Первый выход Элизы в свет

Акт 3 (...)

Входят ГОРНИЧНАЯ и ЭЛИЗА.

ГОРНИЧНАЯ

Мисс Дулиттл. (Уходит)

ХИГГИНС

Мама, это она.

Становится у нее за спиной, приподнимается на цыпочки, глазами указывает ЭЛИЗЕ, кто именно — ХОЗЯЙКА дома.

ЭЛИЗА, изящно одетая, своей неординарностью и красотой производит такое сильное впечатление, что все встают.

Повинуясь сигналам ХИГГИНСА, она с автоматически усвоенной грацией приближается к МИССИС ХИГГИНС.

ЭЛИЗА (говорит очень приятным голосом, педантически следя за произношением)

Добрый день, миссис Хиггинс. Мистер Хиггинс сказал, что я могу нанести вам визит.

МИССИС ХИГГИНС (с сердечной простотой)

Конечно, я очень рада вас видеть.

ПИКЕРИНГ

Добрый день, мисс Дулиттл.

ЭЛИЗА (подает ему руку)

Полковник Пикеринг, не так ли?

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

А я знаю, кто вы, мисс Дулиттл. Я помню ваши глаза. Вы — фея цветов.

ЭЛИЗА

Очень приятно. (Грациозно присаживается на оттоманку, занимая место, где сидел ХИГГИНС.)

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Моя дочь Клара.

ЭЛИЗА

Очень приятно.

КЛАРА (экспансивно)

Как поживаете? (Садится рядом и пожирает ЭЛИЗУ глазами)

ФРЕДДИ

Не сомневаюсь, что я уже имел удовольствие...

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Мой сын Фредди.

ЭЛИЗА

Очень приятно.

ФРЕДДИ с восхищением кланяется и садится в елизаветинское кресло.

ХИГГИНС (вдруг прозрев)

Ну, конечно! Черт раздери!

Все в недоумении смотрят на него.

Ковент-Гарден. (Угасшим голосом) Да, неслыханное везение.

МИССИС ХИГГИНС (пресекая его попытку сесть на стол)

Генри! Не ломай мёбель.

ХИГГИНС

Прошу прощения.

Угрюмо движется к дивану. По пути налетает на каминную решетку, роняет кочергу. Сквозь зубы изрыгая проклятия, добирается до дивана и плюхается на него.

Продолжительная пауза, как в Художественно-общедоступном театре в Москве.

МИССИС ХИГГИНС (невозмутимо)

Как вы полагаете, сегодня будет дождь?

ЭЛИЗА

По прогнозам синоптиков, переменная облачность в западной части островов, возможно, переместится в восточном направлении. Показания барометра не дают оснований предполагать существенные перепады атмосферного давления.

ФРЕДДИ

Полный атас!

ЭЛИЗА

Чему смеетесь, молодой человек? Держу пари, я всё сказала правильно.

ФРЕДДИ

Умереть — не встать!

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Я так надеюсь, что холода уже не вернутся. Сейчас эпидэмия инфлюэнции. Вот и в нашей семье не было года, чтобы кто-нибудь весной не загрипповал.

ЭЛИЗА (мрачно)

У меня тетка умерла как раз от гриппа. Во всяком случае, так говорили.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ сочувственно цокает языком.

(С нарастающим трагизмом — как в упомянутом театре Москвы) Но я полагаю, что старушенцию натурально трахнули. (Вариант: Скапутили - А.Ф.)

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Трахнули?

ЭЛИЗА

Я вас умоляю: какого рожна ей было помирать от гриппа? В прошлом году у нее был дифтерит. Она уже посинела, я сама видела. Все думали, ей кранты. Но мой предок взял большую ложку и как начал вливать ей джин в глотку, так она тут же оклемалась, да так шустро, что ложку чуть не проглотила.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (потрясена)

Господи!

ЭЛИЗА (нагромождая улики)

С чего такой здоровущей тетке помирать от какого-то гриппа? А вы лучше скажите, куда девалась ее новая соломенная шляпа, которая должна была отойти ко мне? Слямзили! (Вариант: Скрысили! - А.Ф.) Так я вам скажу: кто шляпу слямзил, тот и тетку трахнул.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Просите, я не понимаю: что он сделал с вашей тетей?

ХИГГИНС

Это новомодный великосветский сленг. Трахнуть — значит убить.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (ЭЛИЗЕ, в ужасе)

Вы в самом деле думаете, что вашу тетушку лишили жизни?

ЭЛИЗА

А то! Вы же не представляете, в каком обществе она вращалась. Эти мазурики могут замочить за булавку, а уж за шляпу — тем более.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Но вашему предку не следовало вливать ей в рот а́лкоголь. Это ведь тоже могло ее убить.

ЭЛИЗА

Ее убить? Да она всосала этот а́лкоголь с молоком матери! А кроме того, мой фазер столько пойла перелил себе в нутро, что уж он-то знал, как это снадобье действует.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (открывая всё новые стороны действительности)

Вы хотите сказать, что ваш отец злоупотреблял?

ЭЛИЗА

Злоупотреблял? Не то слово! Это что-то клиническое! (Drank! My word! Something chronic!)

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Бедное дитя, я понимаю, какой это был ужас!

ЭЛИЗА

Вот уж нет. Ужас - это когда он трезвый. А вообще он никогда не... злоупотреблял себе во зло. Да он не всё время употребляет. Так, квасит периодически. Между прочим, он очень даже ничего, когда в подпитии. Бывало, сидит без работы, и покойница мамаша ему говорит: вот тебе четыре пенса и чтобы я тебя не видела, пока не надерешься. Когда надерется, он добрый. Да и не он один такой. Многих мужиков можно терпеть только бухих. (Совершенно выйдя из границ) Это и понятно. Если человек имеет хоть немного совести, она его мучает до тошноты, пока он трезвый, а примет пять капель — и никакой совести! (ФРЕДДИ, который с трудом подавляет смех) А что это вы угораете?

ФРЕДДИ

Это я в восторге от нового сленга. Вы так нехило им овладели...

ЭЛИЗА

А нехило — так зачем лыбиться? (ХИГГИНСУ) Разве я позволила себе...

МИССИС ХИГГИНС (предупреждая его)

Что вы, мисс Дулиттл! Ни в малейшей степени.

ЭЛИЗА

Ну и лады. (С энтузиазмом) Я ведь хотела рассказать...

ХИГГИНС кашляет и смотрит на часы.

Но мне пора. (Встает) Так приятно было с вами познакомиться.

Ритуал прощания.

ФРЕДДИ (распахивая дверь)

Если вы идете через парк, мисс Дулиттл, то...

ЭЛИЗА

Что, пешком? К едрене фене! (Not bloody likely)

Все в шоке.

Я поеду в такси. (Выходит)

ПИКЕРИНГ, сраженный, падает в кресло.

ФРЕДДИ вылетает на лоджию, чтобы еще раз поглазеть на ЭЛИЗУ.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (мучительно пытаясь справиться со стрессом)

Нет, положительно я уже не привыкну к этим новшествам.

КЛАРА (с кислой миной бросается в елизаветинское кресло)

Положительно, положительно. Мать, когда же ты поймешь, что из-за твоих допотопных манер люди будут думать, что мы не бываем в приличном обществе!

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Пусть я буду ископаемое, но я надеюсь, Клара, что ты воздержишься от подобного стиля. Довольно и того, что ты мужчин называешь уродами и по любому поводу отпускаешь словечки «гадство» и «порнография». Я притерпелась, хотя и считаю такие выражения непотребными и неподобающими для юной леди. Но то, что мы слышали, — это уже просто какая-то полундра. Как вы полагаете, полковник Пикеринг?

ПИКЕРИНГ

О, не спрашивайте меня, леди. Я слишком долго жил в Индии. За это время этикет так изменился, что я иногда теряюсь и не понимаю, где нахожусь: на великосветском банкете или в матросском кубрике.

КЛАРА

Это с непривычки. Сами по себе такие вещи не хороши и не плохи. Дело в том, под каким соусом их преподнести. Тогда пресное становится смачным. Лично я нахожу этот новый стиль клёвым и совершенно невинным.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (поднимается)

Однако нам пора.

ХИГГИНС и ПИКЕРИНГ встают.

КЛАРА (поднимается)

Да, нам нужно быть еще в трех домах. До свиданья, миссис Хиггинс. До свиданья, полковник Пикеринг. (ХИГГИНСУ) До свидания, док.

ХИГГИНС (поднимается, угрюмо)

До свидания. И воспользуйтесь случаем во всех трех домах продемонстрировать этот новомодный сленг. Наяривайте — и не смущайтесь.

КЛАРА (млея в предвкушении)

О, всенепременно! Это викторианское ханжество — такая мутота!

ХИГГИНС (соблазняет)

К дьяволу его!

КЛАРА

К едрене фене.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (в ужасе)

КЛАРА!!!

КЛАРА сардонически смеется и выходит, довольная собой.

ФРЕДДИ (urbi et orbi)

Кто мне ответит... (Обреченно замолкает, подходит к МИССИС ХИГГИНС) До свидания.

МИССИС ХИГГИНС (подает ему руку)

До свидания. Вы хотели бы снова встретиться с мисс Дулиттл?

ФРЕДДИ (страстно)

Еще бы! Ужасно хочу!

МИССИС ХИГГИНС

Так приходите. Когда — вы знаете.

ФРЕДДИ

Я вам жутко благодарен. До свидания. (Уходит)

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

До свидания, мистер Хиггинс.

ХИГГИНС

До свидания, до свидания.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (ПИКЕРИНГУ)

Извините, но я физически не могу произнести на прощание эти кошмарные выражения, как бы это ни было модно.

ПИКЕРИНГ

Не беспокойтесь. Это совершенно не обязательно, особенно для вас.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Да, но Клара будет меня третировать за то, что я пренебрегаю новыми веяниями! До свидания.

ПИКЕРИНГ

До свидания. (Обмениваются рукопожатием.)

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ (МИССИС ХИГГИНС, тихо) Пожалуйста, не думайте дурного о Кларе. Это всё наносное.

ПИКЕРИНГ деликатно отходит.

(Со слезами на глазах) Из-за нашей бедности мы редко появляемся в свете. Она просто не знает, как себя вести.

МИССИС ХИГГИНС пожимает ей руку и провожает до двери.

А как вам мой мальчик? Ведь правда мил?

МИССИС ХИГГИНС

Да, очень приятный юноша. Приходите, я всегда буду рада.

МИССИС ЭЙНСФОРД ХИЛЛ

Благодарю вас, дорогая. До свидания. (Уходит,)

ХИГГИНС (изнывая от нетерпения)

Ну, что? Можно выпускать Элизу в общество?

МИССИС ХИГГИНС

Моё неразумное дитя! Ну, конечно, ее никуда нельзя выпускать. Да, она просто чудо и триумф искусства — и твоего, и, еще больше, модистки. Но если ты хоть на мгновение допускаешь, что она не саморазоблачается догола в каждом слове, то, извини, ты просто маньяк!

ПИКЕРИНГ

И вы полагаете, что она безнадежна? Неужели нельзя вывести родимые пятна ее проклятого прошлого?

МИССИС ХИГГИНС

Пока она в руках Генри, это нереально.

ХИГГИНС (уязвлен)

По-твоему, я не умею разговаривать с людьми?

МИССИС ХИГГИНС

Отнюдь, милый мой. Другое дело — с какими людьми. Возможно, ты легко находишь общий язык с ломовыми извозчиками или ассенизаторами, но для суаре этот стиль несколько неуместен.

ХИГГИНС (возмущен)

Однако!

ПИКЕРИНГ

В самом деле, Хиггинс, вам нелишне последить за языком. Такие, извините, словечки, которые у вас в ходу, я слышал в последний раз лет двадцать назад, от волонтеров в Гайд-парке.

ХИГГИНС (насупившись)

Возможно, я не всегда говорю, как проповедник с амвона...

МИССИС ХИГГИНС (укрощая его жестом)

Полковник Пикеринг, не будете ли вы так любезны рассказать об истинном положении дел на Уимпол-стрит?

ПИКЕРИНГ (радостно рапортует)

Я переселился к Генри: так нам сподручнее работать над моей монографией об индийских наречиях.

МИССИС ХИГГИНС

Замечательное решение. А где живет девушка?

ПИКЕРИНГ

Где? Разумеется, у нас. Где же еще?

МИССИС ХИГГИНС

А, позвольте спросить, в качестве кого? Прислуги? А если нет, то кто она в вашем доме?

ПИКЕРИНГ (постепенно прозревает)

Похоже, я догадываюсь, что вы имеете в виду, миссис Хиггинс.

ХИГГИНС

А я нет, провалиться мне на этом месте. Я знаю только, что три месяца кряду обрабатывал эту девицу, чтобы вытесать из нее то, что она представляет собой сейчас. И, надо сказать, от нее в доме немало пользы: она знает, где что лежит, когда я с кем встречаюсь и так далее.

МИССИС ХИГГИНС

А как же твоя домоправительница?

ХИГГИНС

Миссис Пирс? Рада до смерти, что Элиза избавила ее от всех этих мелочей. Но у нее в самом деле тараканы в голове насчет Элизы (But she's got some silly bee in her bonnet about Eliza). Ее просто заклинило, она долдонит по любому поводу: «Вы не думаете, сэр...» «Вы не думаете, сэр...» Правда, Пикеринг?

ПИКЕРИНГ

Точно! Это ее постоянная присказка: «Вы не думаете, сэр». Таким рефреном она завершает каждый разговор об Элизе.

ХИГГИНС

«Не думаете»! А я — думаю! Всё время думаю об этой девице, а также об этих треклятых гласных, согласных и сонорных. Я весь издерган мыслями о ее органах речи. Когда мне думать о ее душе — это вообще потемки!

МИССИС ХИГГИНС

Безумцы! Дети, играющие с живой куклой.

ХИГГИНС

Играющие!!! Мама, ты о чем? Мы нянчимся с ней больше, чем с новорожденной! Впрочем, так оно и есть. Если бы ты знала, какой это интересный эксперимент: взять живое существо и переродить его посредством изменения речи. Воспитать нового человека, смести барьеры между классами, преодолеть пропасть между людскими душами.

ПИКЕРИНГ (в воодушевлении не только придвигает кресло к МИССИС ХИГГИНС, но даже нависает над ней)

Да, это в высшей степени интересно! Уверяю вас, миссис Хиггинс, мы принимаем Элизу как нельзя более всерьез. Она развивается не по дням, а по часам. Каждый новый этап этого процесса мы тщательно фиксируем. У нас десятки фотографий, граммофонных записей...

ХИГГИНС (наступая с противоположной стороны)

Ей-богу, я еще не ставил таких увлекательных опытов над людьми! Это заполняет всю нашу жизнь. Так ведь, полковник?

ПИКЕРИНГ

Мы говорим об Элизе.

ХИГГИНС

Обучаем Элизу.

ПИКЕРИНГ

Одеваем Элизу.

МИССИС ХИГГИНС

Да? Прямо-таки одеваете?

ХИГГИНС

Проектируем Элизу.

Продолжают дуэтом.

ХИГГИНС

У нее феноменальный слух.

ПИКЕРИНГ

Уверяю вас, моя дорогая миссис Хиггинс, эта девушка...

ХИГГИНС

… натуральный попугай...

ПИКЕРИНГ

… граммофон...

ХИГГИНС

Она воспроизводит все звуки, свойственные человеку. Она...

ПИКЕРИНГ

… просто гений. Она уже прилично играет на фортепиано...

ХИГГИНС

… воспроизводит фонетику любых языков — европейских, африканских, хоть готтентотских...

ПИКЕРИНГ

Мы ходим в филармонию и в мюзик-холлы. Она впитывает всё, и дома на фортепиано подбирает...

ХИГГИНС

… интонации, которые я копировал годами...

ПИКЕРИНГ

… будь то Бетховен или Брамс, Легар или Лайонел Монктон...

ХИГГИНС

… как будто всю жизнь...

ПИКЕРИНГ

… только этим занималась...

ХИГГИНС

… практиковалась в этом...

ПИКЕРИНГ

… а ведь прежде она инструмента в глаза не видала...

МИССИС ХИГГИНС (замыкает руками слух)

Тихо!

Они умолкают.


ПИКЕРИНГ (отодвигается, смущенно)

Извините.

ХИГГИНС

Извиняюсь. Когда полковник пытается брать горлом, остальным лучше помолчать.

МИССИС ХИГГИНС

Лучше помолчи, Генри. Полковник Пикеринг, неужели вам непонятно, что Элиза пришла на Уимпол-стрит не одна? Вместе с ней в ваш дом вторглось и поселилось в нем еще нечто.

ПИКЕРИНГ

Нечто? А, в самом деле, вторгся ее отец. Это было нечто! Но он не поселился. Генри его тут же отфутболил.

МИССИС ХИГГИНС

Интересно, как бы он отфутболил ее мать. Но я имею в виду другое. Вместе с ней в вашем доме поселилась...

ПИКЕРИНГ

Кто?

МИССИС ХИГГИНС (одним словом изобличая свои архаичные взгляды)

Проблема.

ПИКЕРИНГ

Понимаю, понимаю: добиться сходства Элизы с настоящей леди — большая проблема.

ХИГГИНС

Только не для меня. Полдела уже сделано.

МИССИС ХИГГИНС

Нет, сегодня явно не ваш день. Проблема в том, как девушка будет жить дальше.

ХИГГИНС

Нет проблем. Будет жить, как сочтет нужным, пользуясь выгодами полученного воспитания.

МИССИС ХИГГИНС

То есть выгодами бедной женщины, которая только что была здесь? Элиза приобретет манеры и запросы леди. Они отнимут у нее прежний заработок, но не позволят вести жизнь, подобающую леди. Вот это я понимаю — выгоды!

ПИКЕРИНГ (снисходительно, явно не озабочиваясь такими скучными материями)

Всё образуется, миссис Хиггинс. (Поднимается.)

ХИГГИНС (тоже встает)

Мы подберем ей какую-нибудь посильную работу.

ПИКЕРИНГ (говорит, как с маленькой)

Не бойтесь за нее, миссис Хиггинс. У нее всё в порядке. До свидания.

ХИГГИНС

По крайней мере, бояться уже поздно. Что сделано, то сделано. До свидания, мама. (Целует ее.)

ПИКЕРИНГ

Перед ней открываются широчайшие возможности. И мы сделаем для нее всё, что положено.

ХИГГИНС (ПИКЕРИНГУ)

А не отправится ли нам с ней на Шекспировскую выставку в Эрлскорт?

ПИКЕРИНГ

Замечательная идея. Особенно если учесть, какие она будет выдавать едкие комментарии.

ХИГГИНС

А дома — показывать публику.

ПИКЕРИНГ

Блеск!

Выходят. (...)


МИССИС ХИГГИНС

Ох, уж эти мужчины! Мужчины! Мужчины!

Какая прелесть: насладиться великим Шоу в свежайшем переводе!

Ведь молодёжные слэнги, как и любые субкультурные и социальные жаргоны довольно динамичны. Переводы "Пигмалиона" - даже самые блестящие - несут на себе, независимо от дара переводчика - печать современного ему времени...


*– Не ломай мёбель!

А эта отсылка:

Продолжительная пауза, как в Художественно-общедоступном театре в Москве.

Как сказал бы Фредди:

* – Полный атас!


В общем

*– Умереть — не встать!

И снова блестящий пинок:

*(С нарастающим трагизмом — как в упомянутом театре Москвы)

!!!

Кстати, Александр, как мне кажется

*… старушенцию натурально трахнули – 

лучше, мне кажется, "грохнули, укокошили, пришили, или, как ниже "замочили" и т.п. (трахнули – это всё же несколько более другая сфера...  :))))

*– А то!


Благодарю за удовольствие и пошёл читать продолжение!..


А Вам спасибо за добрые слова.

Я, разумеется, перебрал много разных вариантов, чтобы передать этот уморительный пассаж с теткой. Может, еще найду что-нибудь другое.

Там есть еще аллюзии на Е.Л. Шварца - на "Золушку" и "Обыкновенное чудо".