Б. Шоу. Пигмалион. Парадоксальный триумф

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

Уимпол-Стрит. Лаборатория.

Камин не затоплен.

Часы бьют полночь.

Входят ХИГГИНС и ПИКЕРИНГ.


ХИГГИНС

Дружище, пожалуйста, заприте парадную дверь. Я уже не выйду.

ПИКЕРИНГ

Хорошо. Миссис Пирс нам больше не понадобится?

ХИГГИНС

Да, пусть ложится. (Выходит.)

<i>Входит ЭЛИЗА. На ней пелерина, великолепное вечернее платье и бриллианты, в руках веер, цветы, и все необходимые аксессуары. Она подходит к камину и включает свет. Она устала: ее бледность контрастирует с темными глазами и волосами; выражение лица почти трагическое. Она сбрасывает пелерину, кладет свой веер и цветы на крышку фортепиано, садится на скамейку, задумчивая и тихая. Возвращается ХИГГИНС в пальто, во фраке и в цилиндре, несет халат, который он взял внизу. Он снимает цилиндр и пальто, небрежно бросает на журнальный столик. Накинув халат, устало падает в кресло у камина. Входит ПИКЕРИНГ, одетый точно так же. Он тоже снимает цилиндр и пальто, собирается бросить их туда же, но воздерживается.</i>

ПИКЕРИНГ

Боюсь, что миссис Пирс завтра устроит нам головомойку из-за того, что мы побросали вещи как попало.

ХИГГИНС

У меня сил нет. Вы их спихните по перилам в холл, она завтра найдет и уберет без лишних вопросов. Подумает, что мы залили глаза.

ПИКЕРИНГ

А почему: подумает? Мы же в самом деле подшофе. Писем нет?

ХИГГИНС

Не смотрел.

<i>ПИКЕРИНГ, с одеждой своей и ХИГГИНСА, идет вниз. ХИГГИНС мурлычет непоставленным баритоном арию из «Девушки с Золотого Запада»</i>

А куда черти утащили мои тапки?

<i>ЭЛИЗА сумрачно смотрит на него и выходит.

Возвращается ПИКЕРИНГ с какими-то бумагами.</i>

ПИКЕРИНГ

Вот вся корреспонденция: рекламные проспекты и, наверное, какое-то амурное послание с графской короной. (Швыряет проспекты в камин.)

ХИГГИНС (просматривает письмо)

Лезут с кредитом.

Отправляет его туда же.

Возвращается ЭЛИЗА, держа в руке пару тапок. Молча кладет их рядом с креслом ХИГГИНСА. Потом садится на прежнее место.

О! Какой вечер! Какие люди! Какой террариум! (<i>Расшнуровывает один ботинок. Замечает тапки.</i>) А, вот они, мои тапочки!

ПИКЕРИНГ

Я совершенно опустошен. Этот день, я думал, не кончится. Слишком много событий и впечатлений: и вечеринка, и званый ужин, да еще и опера. Итак, вы победили, Хиггинс. Элиза отлично сыграла созданную вами роль.

ХИГГИНС

Но теперь, хвала небесам, наконец-то всё позади.

<i>ЭЛИЗА содрогается, но они не замечают этого.</i>

ПИКЕРИНГ

Вы переживали? Я очень. А вот Элиза, по-моему, ни в малейшей степени.

ХИГГИНС

Да, у нее нет никаких нервов. Разумеется, я не сомневался в результате. Просто сказалась усталость, накопившаяся за эти полгода. Поначалу, пока мы углубленно занимались фонетикой, это было увлекательно, а потом обрыдло. Азарт иссяк, и меня держало только пари. В общем, это была довольно глупая шутка. И вот я снова ощущаю приближение тоски

ПИКЕРИНГ

Ну, что вы! Я испытал острые ощущения. Даже сердце обрывалось.

ХИГГИНС

Может, первые три минуты. Но когда я понял, что для виктории не придется даже пошевелить пальцем, я себя почувствовал, как слон в посудной лавке. Только и оставалось, что слоняться. Но этот ужин был отвратнее всего. Тупое пережевывание пищи и всяких избитых тем с какой-то окаянной модерновой гламурной дурой. Нет, Пикеринг, мне всё это поперек души. Хватит, больше никакой фабрикации герцогинь. Это были муки чистилища.

ПИКЕРИНГ

Тренинг, дорогой друг, только тренинг. В светской жизни, даже с ее рутиной, есть известная прелесть. Нырнуть в эту стихию и обновиться, вспомнить молодость! Да, это был ваш триумф, ослепительный триумф. Порою мне становилось не по себе от того, как Элиза обходила все подводные камни. Ведь, строго говоря, герцогиней она не была. Реальные герцогини гораздо глупее, чем принято считать. Они не дают себе труда овладевать культурой, ибо уверены, что она у них «в крови». Если что-то слишком хорошо, это выдает его искусственное происхождение.

ХИГГИНС

Эти каботины доводят меня до белого каления. Они от природы большие аристократы, но их глупость противоестественна. Впрочем, дело кончено, и я могу спать спокойно.

<i>ЭЛИЗА становится убийственно прекрасной.</i>

ПИКЕРИНГ

Пожалуй, и мне пора в объятия Морфея. Хоть сам я и проиграл, но вдвоем мы одержали викторию. Спокойной ночи. (Уходит.)

ХИГГИНС (следуя за ним)

Спокойной ночи. Элиза, выключите свет и скажите миссис Пирс, что утром кофе варить не надо, я буду пить чай. <i>(Выходит.)

ЭЛИЗА из последних сил пытается сохранять самообладание. Механически идет к выключателю, но она уже на грани бунта. Дойдя до камина, садится в кресло, некоторое время сидит, вцепившись в подлокотники, затем в приступе бессильной ярости бросается на пол.</i>

ХИГГИНС (кричит за дверью)

Куда опять пропали мои тапки? (<i>Возникает на пороге.</i>)

ЭЛИЗА (бросает тапки ему прямо в лицо)

Вот вам ваши тапки! Вот вам! И чтоб вы не знали ни дня удачи в этих тапках!

ХИГГИНС (ошеломлен)

Это что еще за выходки? (<i>Подходит к ней.</i>) В чем дело? А ну вставайте! (<i>Рывком поднимает ее.</i>) Что-то не в порядке?

ЭЛИЗА (задыхаясь)

Всё в порядке — у вас. Я выиграла вам пари. Вы упиваетесь собой, и вам нет дела до меня.

ХИГГИНС

Вы мне выиграли пари? Вы? Взбесившаяся инфузория!Это я выиграл. Почему вы швырнули в меня тапки?

ЭЛИЗА

Потому что я хотела смести самодовольство с вашей физиономии. Чудовище! Непрошибаемый эгоцентрик! Почему вы не оставили меня там, где нашли, — на улице?Теперь вы благодарите небо, что всё кончилось и вы можете выбросить меня?

ХИГГИНС (не без удивления)

Оказывается, у этого существа всё-таки есть нервная система.

<i>ЭЛИЗА в бешенстве взвывает и бросается на него, как бы желая выцарапать ему глаза. Он хватает ее за руки.</i>

А ну уймитесь! Вы, дикая кошка, спрячьте когти! Как вы смеете устраивать мне истерики? Сядьте и молчите! (<i>Бросает ее в кресло.</i>)

ЭЛИЗА (сокрушенная его физическим превосходством)

Что мне делать? Что мне делать?

ХИГГИНС

А я знаю — тем более в этот час — что вам делать! Черта ли мне в том, что вам делать!

ЭЛИЗА

Вам безразлично, да. Вам безразлично — я знаю. Вам безразлично, жива ли я вообще. Для вас я значу меньше, чем этот тапок.

ХИГГИНС (орет)

Тапка!!!

ЭЛИЗА (удивленно)

Да? Пусть будет тапка. Мне всё равно.

<i>Она в отчаянии. ХИГГИНС смущен.</i>

ХИГГИНС (пытаясь имитировать высокомерное самообладание)

Чем вызван этот срыв? Разве с вами здесь грубо обращались?

ЭЛИЗА

Нет.

ХИГГИНС

Ведь не обидел же вас полковник Пикеринг? (<i>ЭЛИЗА усмехается.</i>) Надеюсь, миссис Пирс вела себя с вами не слишком круто? Или кто-то из прислуги?

ЭЛИЗА

Нет.

ХИГГИНС

Полагаю, у вас не повернется язык обвинять меня в недостаточной учтивости?

ЭЛИЗА

Как можно!

ХИГГИНС

Приятно слышать. (<i>Успокаивается.</i>) Вы просто переутомились. День был тяжелый. Хотите шампанского? (<i>Идет к двери.</i>)

ЭЛИЗА

Нет. (Вспомнив про этикет.) То есть благодарю вас.

ХИГГИНС (добреет на глазах)

Это нервное перенапряжение последних дней. Понятно, что вы переволновались перед нынешним экзаменом. Однако всё закончилось. (<i>Нежно треплет ее по плечу. Она сжимается.</i>) Теперь это можно выкинуть из головы.

ЭЛИЗА

Да, выкинуть. (<i>Встает. Подходит к фортепиано. Садится на скамейку. Закрывает лицо руками</i>.) Господи! Я не хочу жить!

ХИГГИНС (с неподдельным изумлением)

Что с вами? Ради всего святого, объясните нормально, что произошло? (<i>Докторально</i>) Поймите, Элиза, природа ваших эмоций сугубо субъективна.

ЭЛИЗА

Вряд ли я пойму. Это слишком тонко для меня.

ХИГГИНС

Это значит, что у вас самовнушение на нервной почве, и не более. На самом деле вас никто не обижал и обижать не намерен. Будьте умницей, ложитесь спать. Пожалуй, не держите в себе свои переживания, поплачьте немного, прочтите молитву.

ЭЛИЗА

Спасибо. Я уже слышала вашу молитву: «Хвала небесам, наконец-то всё позади».

ХИГГИНС (с досадой)

И что? А вы разве не солидарны с этим? Вы не рады, что обрели свободу?

ЭЛИЗА (с энергией отчаяния)

Свободу — для чего? Что я умею? К чему вы меня подготовили? Куда мне идти? Что мне делать? Что мне предстоит?

ХИГГИНС (причину ее расстройства уяснил, но эмпатией не проникся)

Ах, вот вы о чем! (<i>Засунув руки в карманы, расхаживает по комнате. Как будто из крайнего одолжения снисходит до разговора о таких элементарных материях.</i>) На вашем месте я бы не страдал. Можно не сомневаться, что вы найдете себе работу без труда (извините за игру слов), хотя, признаться, до сих пор я не представлял, что вы уйдете отсюда.

<i>ЭЛИЗА мечет в него пронзительный взгляд, но его это не трогает. Изучая содержимое вазы с фруктами, он решает проблему, что ему съесть и выбирает яблоко.</i>

Слушайте, Элиза, а почему бы вам не выйти замуж? (<i>Отхватив большой кусок, жует его со смаком.</i>) Может, вы не знаете, но не все мужчины — убежденные холостяки, вроде нас с полковником. Большинство из них относится к тому разряду несчастных, которые женятся. А вы очень даже ничего. Иногда в вас можно обнаружить нечто привлекательное. Нет, сейчас вы страшны, как мегера, но когда вы примете свой нормальный вид... Я хотел сказать, что для несчастных, признающих брак... В общем, идите спать. И когда вы утром увидите себя в зеркале, вам сразу полегчает.

<i>ЭЛИЗА опять смотрит на него, и опять ее взгляд проходит сквозь него. Он наслаждается поеданием яблока. Впрочем, за этим процессом его посещает замечательная идея.</i>

Кстати, моя матушка могла бы подобрать вам подходящую партию.

ЭЛИЗА

Вот до чего я докатилась после Тоттенхэм-Корт-Роуд...

ХИГГИНС (опомнившись)

Вы о чем?

ЭЛИЗА

Там, на улице, я продавала цветы, но я не продавала себя. Теперь вы сделали из меня леди, и я не могу ничего продавать, мне осталось только продаваться. Лучше бы вы не вытаскивали меня со дна.

ХИГГИНС (бросает недоеденное яблоко в камин)

Вот чушь! Элиза, что вы несете! Зачем вы унижаете человеческие отношения этими торгашескими спекуляциями! Откуда это ханжество? Да никто вас не гонит замуж насильно!

ЭЛИЗА

А куда мне идти?

ХИГГИНС

Да на все четыре стороны! Я хотел сказать: вам все пути открыты. По-моему, кто-то жаждал поступить в цветочный магазин? Или это было слишком давно? Если вы не передумали, Пикеринг вам поможет, он же у нас меценат. (Усмехается.) Хотя в его благосостоянии пробита брешь в двести фунтов, включая плату за ваше сегодняшнее облачение. Да, каких-нибудь полгода назад цветочный магазин был для вас несбыточной мечтой. Ну, приободритесь. У вас большое будущее. А сейчас я пойду укладывать свои кости. Я так устал, что не могу поднять веки самостоятельно. А за чем, собственно, я сюда пришел?

ЭЛИЗА

За вашими тапками.

ХИГГИНС

Да, конечно. А вы мне их доставили, хотя и несколько эксцентричным способом.

Поднимает тапки и хочет выйти, но ЭЛИЗА поднимается и задерживает его.

ЭЛИЗА

Прежде чем вы уйдете, сэр...

ХИГГИНС (роняет тапки, ошалев от обращения «сэр»)

Что?

ЭЛИЗА

Я желаю знать: все эти платья принадлежат мне или полковнику Пикерингу?

ХИГГИНС (застыл посреди комнаты от изумления такой дикой глупостью)

Да на кой бабские платья полковнику?

ЭЛИЗА

А может, они пригодятся для нового подопытного существа?

ХИГГИНС (задет и уязвлен)

За кого вы нас принимаете?

ЭЛИЗА

Какое это имеет значение! Я желаю знать только одно: что из одежды я могу считать своим? Ведь все мои собственные вещи вы приказали сжечь.

ХИГГИНС

С чего вам взбрело в голову считаться в час ночи?

ЭЛИЗА

Мне важно это знать. Что именно я могу забрать с собой, чтобы меня потом не обвинили в воровстве?

ХИГГИНС (наконец-то глубоко оскорблен)

В воровстве? Как вы можете, Элиза? У вас нет сердца.

ЭЛИЗА

Сожалею, но я простая девушка, не искушенная в тонкостях светской жизни. Я вынуждена быть очень осторожной. Между людьми вашей и моей касты не может быть никаких сантиментов, только полная ясность. Поэтому, будьте любезны, скажите точно: что здесь моё, а что нет.

ХИГГИНС (в ярости)

Хватайте всё, что есть в этом окаянном доме! Оставьте только брильянты: они взяты напрокат. Вы удовлетворены? (Поворачивается, чтобы пойти к выходу.)

ЭЛИЗА (наслаждаясь его состоянием, дегустирует нектар мести, измышляет всё новые каверзы)

Не окажете ли вы мне последнюю услугу? (Снимает драгоценности.) Заберите, пожалуйста, это и спрячьте у себя для надежности. Стоит ли рисковать, оставляя их у меня?

ХИГГИНС (в ярости)

Давайте! (ЭЛИЗА передает ему бриллианты.) Будь они моей собственностью, я запихал бы их в вашу неблагодарную пасть! (Рассовывает драгоценности куда попало, не замечая, что тем самым придает себе очень курьезный вид.)

ЭЛИЗА

А вот это кольцо — не собственность ювелира. Оно не взято напрокат. Вы его сами купили в Брайтоне. Запихните его в мою неблагодарную пасть.

ХИГГИНС в бешенстве швыряет кольцо в камин. Потом поворачивается к ЭЛИЗЕ с таким выражением лица, что она отшатывается и прячется за фортепиано.

Не трогайте меня!

ХИГГИНС

Что?!! Вы окончательно спятили. Неблагодарная стерва! (ЭЛИЗА взывает от восторга.) Это вы нанесли мне удар в самое сердце.

ЭЛИЗА (дрожа от восторга)

Я рада. Наконец-то я хоть отчасти могу воздать вам должное.

ХИГГИНС (с достоинством, докторально)

Из-за вас я потерял самообладание, а со мной этого еще никогда не бывало. Ну, почти никогда. Я закрываю дискуссию, потому что элементарно хочу спать. Я ухожу.

ЭЛИЗА (с вызовом)

Но перед уходом, пожалуйста, напишите записку миссис Пирс насчет кофе и чая. Потому что я ничего ей не передам.

ХИГГИНС (аристократически)

К черту чай вместе с кофе! К дьяволу миссис Пирс! К едрене фене вас! И ко всем чертям меня самого — старого маразматика, за то, что я поверил, будто сокровища знаний, добытых трудом, и лучшие порывы моей души кому-то нужны, а тем более — наглой уличной девчонке!

С достоинством выходит и захлопывает дверь с такой силой, что уничтожает всё впечатление от своего величия.

ЭЛИЗА

Вау! Йес!

<i>Сначала выражает восторг победы в каком-то дикодансе

<В оригинале: wild pantomime. Словечко дикоданс приписывается И. Глазунову.></i>

<i>Затем становится на колени перед камином и начинает искать в нем кольцо.</i>

Очень люблю эту пьесу. В самых разных интерпретациях, включая мюзикл. Прочёл с интересом. Понравилось. Жду продолжения.

Большое спасибо за отклик и одобрение.

Продолжения, наверное, не будет, поскольку сайт поэтический.

Я поместил более или менее нейтральный и показательный фрагмент - 4-ый акт.

К сожалению, мне доступны для сопоставления только два перевода - Е.Д. Калашниковой и П.В. Мелковой.

Получил настоящее наслаждение, купаясь в тексте!..

Не так давно ставил (как художник) "Пигмалиона" курсовым спектаклем в Ин-те Культуры... Кажется в переводе Калашниковой...

Оставил комм. и в друих отрывках. Кстати, мне кажется, и на Пру можно спокойно разместить - почему бы и нет? Шоу и в Африке Шоу.  :))) Тем более, что есть сов. собственные находки.

Ещё раз спасибо

Большое спасибо, уважаемый Дмитрий.

Я очень рад, что этот текст доставляет людям радость, и Вам тоже.

Только что закончил его.
Сейчас я перечитаю, что получилось, поправлю и непременно напишу Вам подробные ответы.