Из книги "Любви смиренный пилигрим..."

Любви смиренный         пилигрим...

 

 

 

 

Я не могу не думать о тебе,

Ведь не в моей уже все это воле.

Ведь ты живешь уже в моей судьбе,

Как сладость слез, как стон счастливой боли.

 

Восстать? Судьбе перечить ли? Бежать?

Или отдаться бурному теченью?

Что ж — жребий брошен и не мне решать,

Не мне любовь молить об отреченьи!

 

                      *   *   *

 

Спокойно твой встречаю взгляд,

В моей улыбке — безмятежность.

А на душе и рай, и ад,

Тоска и боль, любовь и нежность.

Который раз себе клянусь,

Что разлюблю тебя, — ты слышишь?!

Но ты стоишь, молчишь. Ты дышишь…

Я на тебя не нагляжусь...


          ***  

Приди! — Я жду тебя всегда

Веселой грустной и смешною.

Неважно скажешь ли мне «да»,

А важно то, что ты со мною,

 

Что я коснусь тебя рукой,

Что можешь ты ответить взглядом,

Что голос слышу я родной,

Что ты со мною снова рядом…

 

Нет, рядом — я, а ты — во мне,

В душе на самой глубине.

 

 

***

Молю, — останься, погоди,

Еще хоть взгляд, одна улыбка… —

Постой, любовь, не уходи,

Ведь все так призрачно и зыбко.

 

Ведь так легко нам затеряться,

Так просто вдруг сказать: «прощай».

Но что-то же должно остаться,

Когда беды подступит край,

 

Когда вновь станет одиноко

И этой боли не стерпеть…

Ведь так бессмысленно жестоко —

Одним лишь словом все стереть


            ***

Прощанья, проводы, разлуки…

Какая боль и грусть в словах!

За что даны нам эти муки

И одиночество и страх,

 

Что никогда не повториться,

Не возвратиться этим дням,

Что вера в счастье — небылицы,

И что судьба враждебна нам,

 

Что солнца луч лишь на мгновенье

С тобой нас выхватил из тьмы…

Одни лишь эти подозренья

Страшней пожизненной тюрьмы!

 

 

                                                          *   *   *

Опять гляжу в твое лицо…

Пока еще со мной ты рядом.

Опять гляжу в твое лицо

Уже другим, прощальным взглядом.

 

Вбираю каждую черту,

Ее впечатывая в душу.

Я все их в памяти сочту,

Не искажу и не нарушу.

 

И в том краю, где заметет

Судьба дороги и тропинки,

Мне память вновь тебя вернет

Родной и близкой — до кровинки...


            ***

Нет, не могу, как ни пытаюсь, —

Мне равнодушье не сыграть.

И я напрасно так стараюсь:

Мне от любви не убежать,

 

От тайны губ твоих и взгляда,

От колдовского плена рук…

Ведь я довольно выпил яда:

Не избегу любовных мук.

 

Мне не спастись от этой боли,

Пока сама не отболит.

Мы до конца исполним роли,

Как сердце каждому велит...

 

 

               *   *   *

 

Молюсь тебе и проклинаю

И звук шагов твоих ловлю,

И душу ревностью пытаю,

И ненавижу, и люблю,

 

Виню тебя и слезно каюсь,

Во всех грехах себя виня,

И разлюбить тебя стараюсь…

И сам страшусь такого дня.


***

Я не жалею ни о чем, —

Чисты душа моя и совесть.

Осталась в сердце ты моем,

Как недописанная повесть,

 

Как опаливший горло крик,

Как миг, прекрасный миг паренья!

Но сердцем я одно постиг:

Длинней, чем жизнь, любви мгновенья...

 

 

              * * *

Я не умею притворяться

И прятать сердце в мягкий мех.

Я не умею притворяться

И ты прости мне этот «грех».

 

Пусть не посмею я признаться,

Но не приму надменный вид.

Я не умею притворяться

И для любви всегда открыт.

 

Я буду плакать и смеяться,

И от тоски с ума сходить.

Я не умею притворяться,

Любовь под маскою таить.

 

Ты не проси меня об этом

И эту боль мне разреши.

Пускай нечаянным сонетом

Она прорвется из души...

 

 

                                                      *   *   *    

Шаги на лестнице. Звонок... —

Меня подбросит, как от взрыва,

И ты шагнешь через порог,

Ко мне прижмешься молчаливо.

 

Губами припаду к губам,

Не в силах выговорить слово,

А сердце рвется пополам,

А сердце выпрыгнуть готово.

 

И обниму, и задохнусь,

Как после долгих лет разлуки,

И, как волною, захлебнусь

От острой радости и муки.

 

И жаждой душу истомлю,

Спеша, как в жизнь, в тебя вглядеться…

И шепот сдавленный: «люблю», —

Как будто крик, исторгнет сердце...

 

 

            ***

Я забываю обо всем,

Едва с тобою встречусь взглядом.

Я забываю обо всем,

Когда со мной ты снова рядом.

 

Свой взор с твоим соединю,

В твоих глазах ища ответа.

Тянусь к манящему огню,

Тянусь к спасительному свету,

 

Тянусь озябшею рукой

И затаенной болью сердца…

Истосковавшейся душой

Спешу теплом родным согреться.

 

Вновь в целом Мире мы вдвоем

И нет тебя на свете ближе.

Я забываю обо всем,

Едва лишь вновь тебя увижу.

 

И вновь мешаю с явью сон,

Тобой пьянея безнадежно.

Я забываю обо всем

И все становится возможным...

 

Ты для души моей бальзам,

Глазам и сердцу ты отрада.

За миг с тобой — я все отдам.

А врозь и вечности — не надо!

 

            ***

Люблю тебя, как любят ночь,

Траву и ржанье жеребенка.

Ты мне близка, как будто дочь,

И я люблю в тебе ребенка.

 

Я это чувство не сотру,

Как нарисованное мелом.

Люблю тебя я, как сестру,

И, как мечту, в наряде белом.

 

Любви своей не тороплю

И чувством медлю насладиться. —

Тебя, как женщину, люблю,

Ведь невозможно не влюбиться!

 

Еще одной любовью жив

Я до беспамятства и муки:

Люблю тебя, как любят жизнь…

Как можно с жизнью быть в разлуке?!

            ***

В глаза любимые гляжу,

Склоняюсь к жизни изголовью

И если чем-то дорожу,

То лишь любовью, лишь любовью.

 

Любви смиренный пилигрим

Служу всегда ее сословью

И если чем-то я томим,

То лишь любовью, лишь любовью.

 

Пусть счастье ветрено, как дым,

Согласно пошлому злословью,

Но если кем-то я храним,

То лишь любовью, лишь любовью...


            ***

Не иссякает тот родник,

Что ты наполнила любовью.

Он рук твоих тепло хранит

Наперекор судьбы злословью.

 

И в хмурых буднях бытия,

Когда ни в чем не вижу лада,

Твое лицо припомню я…

Мне так в него вглядеться надо!

 

И от тоски сойду с ума,

Любовью душу обжигая.

Но Мир мой больше не тюрьма:

Ты рядом — теплая, живая...

            ***

Я не могу тебя забыть

И ты не верь, что я стараюсь.

Я не могу тебя забыть

И пред тобою в этом каюсь.

 

Уж лучше выплакать глаза,

Кипящий воск залить мне в уши,

Но сердце ослепить нельзя,

Нельзя глухою сделать душу.

 

Я сам себя приговорил

Любить глаза и губы эти:

И если я тебя забыл,

То значит нет меня на свете…

 

 

                                                      *   *   *  

По тонкой нити между гор

Скользит, ползет фуникулер —

Разверзлась бездна под ногами…

И между нами та же нить.

Ее легко перерубить:

Но ты представь: что будет с нами…

***

Ты не солги, ты не солги словами,

Ведь так легко поверить им в ночи.

Их все порой твердят под небесами  —

Попробуй ложь от правды отличи.

 

И нотой страсти, в голосе дрожащей,

И колдовством во взоре не солги,

Ты не солги мне нежностью щемящей,

Губами и руками не солги.

 

Ты не солги прервавшимся дыханьем

И сердцем оборвавшимся в груди.

Ты не солги ни смехом, ни рыданьем, —

Сомненьем душу мне не береди.

 

Ты не солги, очнувшись на рассвете,

От грез ночных, что душу мне сожгли.

Чтоб вдруг не стало ложью все при свете…,

Ты не солги, любовь, ты не солги...

 

 

            *   *   *      

 

Слова мучительно искать,

Терзая душу немотою,

Тебя коснувшись, трепетать,

Твоею бредить красотою

 

И пить любовное питье:

Взгляд, запах, голос и дыханье,

И ощутить тепло твое,

Как сокровенное признанье,

 

И рук не в силах разомкнуть,

От губ не смея оторваться,

Навстречу медленно шагнуть

И в бездну, падая, сорваться,

 

И сердцем, телом, и душой

Вдруг с обостренностью щемящей

Сродниться, слиться вновь с тобой

В огне любви животворящей…

 

И все из памяти стереть.

И жизнь мгновением измерить.

И от любви вновь умереть,

Чтобы в нее, как в жизнь, поверить!

 

 

                                                          *   *   *

Прости за то, что я опять тоскую,

С тревогой вновь гляжу тебе во след.

Прости за то, что я тебя ревную,

Хотя причин для ревности и нет.

 

К чужим рукам ревную или взглядам,

Ко всем, с кем хоть на миг тебя делю,

И к прошлым встречам, и к былым разладам,

И снова душу ревностью гублю.

 

К делам твоим ревную и заботам,

К тому, что разделить нам не дано.

Ревную к поездам и самолетам,

Хоть знаю я, что все это смешно.

 

К тому, что сам порою отдаляюсь,

К тому, что вдруг грозит тебя отнять,

Ревную, хоть в тебе не сомневаюсь,

Боясь тебя однажды потерять.

 

Ревную так порою нестерпимо,

Что эту боль никак не утолю…

Прости за то, что быть хочу любимым,

Прости за то, что так тебя люблю...

 

            ***

Ты прислонись ко мне, родная,

Глаза ресницами прикрой —

И снова радость неземная

Преобразит весь Мир земной.

 

Я обниму тебя за плечи,

Коснусь щеки твоей щекой

И нежность душу мне излечит,

И захлестнет меня волной.

 

И остановится мгновенье,

И мы забудем обо всем, —

Любви высоким измереньем

Другие все перечеркнем.

 

И вновь таинственно и мудро,

Ошеломляя и пьяня,

Перевернет нам душу чудо,

В любви рожденного, огня.

 

О, эта трепетная радость:

Та близость, что дана двоим!

О, как же мало сердцу надо, —

Чтоб билось в такт оно с другим!

 

Ты солнцем мне наполни вены,

Пролейся каплею дождя…

Пусть чувства вырвутся из плена,

Навеки в души к нам войдя,

 

Чтоб ощущать всегда друг друга,

Как в миг сближенья наших тел,

Чтоб в сердце яростную вьюгу

Унять никто из нас не смел!

 

            *  *   *

Не говори мне «никогда».

Не повторяй мне «невозможно».

Твой приговор, как мрак острожный,

Как путь, ведущий в никуда.

 

И опустеют невода,

И станет жутко и тревожно

От этих слов неосторожных,

И упадет с небес звезда;

 

Как будто дикая орда

Набег готовит свой безбожный,

И снова меч покинет ножны,

И станут прахом города.

 

Но, как весталка, ты горда.

С высокомерностью вельможной

Ты говоришь мне «никогда»

И повторяешь «невозможно».

 

А я до Страшного суда

Твердить все буду непреложно:

Не разлюблю я никогда.

Жить без любви мне невозможно!

 

 

Осени щедрой короной увенчана...

(романс)

 

Осени щедрой короной увенчана,

Как же к лицу тебе осени цвет!

Как хороша, как мила ты и женственна:

Так не горюй, ведь вины твоей нет

 

В том, что у глаз затаились морщинки,

Что в волосах седины паутинки,

Что ты грустишь, глядя юности вслед,

Что ты от осени прячешься в плед.

 

Осени щедрой короной увенчана,

Как же к лицу тебе осени цвет!

Как хороша, как мила ты и женственна:

Так не горюй, ведь вины твоей нет

 

В том, что в очах заблестели слезинки

Что колют сердце холодные льдинки,

Что ты устала за тысячи лет,

Что ты с бессонницей вновь тет-а-тет.

 

Осени щедрой короной увенчана,

Как же к лицу тебе осени цвет!

Как хороша, как мила ты и женственна:

Так не горюй, ведь вины твоей нет.

 

Возраст не повод грустить без причины:

Осени краски горят на картине,

Зреет душа, как диковинный плод…

Сколько любви в сердце зрелом живет!

 

Осени щедрой короной увенчана,

Как же к лицу тебе осени цвет!

Как хороша, как мила ты и женственна:

Так не горюй, ведь вины твоей нет.

 

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!