И свет нездешний от больших медуз

Дата: 03-04-2016 | 02:49:00


                                                                                                     

На рейде одинокий сухогруз

стоял неделю. Стал привычным даже.

Смеясь, девчонка резала арбуз

в кругу подруг на загородном пляже.

С глазами золотистыми она

смотрелась нимфой в месте этом, ибо

шуршала галькой мелкая волна

и изредка выплёскивалась рыба.

С подводной маской я нырнул у свай

причала старого, проверить: мидий нет ли? –

и стая лобанов вразвалку – ай-

я-яй! – прошла в каком-то полуметре.

Смотрел угрюмо краб из-под камней,

такой большой, что я на миг забылся,

подумал: краба подарю я ей,

девчонке той, да в щель он вдруг забился.

Ввергало в изумленье и в испуг

нашествие медуз со всех сторон там,

и напрягалась бухта, словно лук,

звенящей тетивою горизонта…

Я сам себе пытаюсь объяснить,

что быть грешно безудержно счастливым.

Судьбу сшивает на живую нить

из божьей свиты кто-то торопливо.

Не оттого ль за мысом норд подул,

сдувая время наше молодое,

и сейнера натужный ровный гул

отчётливо был слышен под водою?

Я знал, что всё в душе имеет след:

навал медуз, всплеск рыбы, скос Мартьяна,

поэтому на мир я, как поэт,

уже тогда смотреть учился рьяно…

На рейде одинокий сухогруз,

девчонка с золотистыми очами

и свет нездешний от больших медуз

мне до сих пор являются ночами…

 

 

 


Я знал, что всё в душе имеет след:

навал медуз, всплеск рыбы, скос Мартьяна,

поэтому на мир я, как поэт,

уже тогда смотреть учился рьяно…


Вот так инерционно-поэтическое мышление соединяет "рьяным" взглядом вещи не сопоставимые по смыслу, но оправданные случайным звоном рифмы. Кому бы хотелось увидеть "девчонку с золотистыми очами" в окружении больших медуз?  Так можно захлебнуться увиденным, но традиционно-поэтическое сознание спокойно и безнаказанно упивается этим морем.

   Примите это за шутку. Но мне это делает понятным, почему автор, потративший усилия на запечатанье в каркас жестких рифм некое жидкое содержание, не воспринимает видимо аморфную жесткость верлибра.

Да, Вячеслав, и поэтому тоже.

Как-то Белла Ахмадулина  обмолвилась, что,  если в тексте нет музыки - это не поэзия.  Я разделяю и это мнение, так же как "плакат" А Кушнера.

Вячеслав, спасибо Вам за отклик. Мне приятно, что Вы обратили внимание на мой текст  и даже почтили его снисходительно-шутливой репликой. Я давно заметил, что маститые филологи, когда хотят сказать что-либо завуалированно-неприятное, а не находят повода, лежащего на поверхности, то придумыают сами этот повод и прооезжаются по нему с "убийстенной" иронией. Вот и Вы придумали " "девчонку с золотистыми очами" в окружении больших медуз".

Нет у меня в тексте такой дечонки.!  Как говорится, у меня "котлеты отдельно, мухи отдельно!". Я не буду  дискутироать на эту тему. Вы и сами всё прекрасно знаете.. Просто мы молимся разным богам. Сейчас, куда ни плюнь, попадаешь на некие литературные мездусобойчики. Будь то премии, фестивали, конкурсы, диспуты et cetera. Вот Вы разместили на Ленте произведений статью, которая восхваляет свободный стих (кстати, предлагая убрать слово "верлибр", как инородное). Это из этой же оперы. Из междусобойчиков. Уязвимость темы своей статьи автор  постарался восполнить массой сложных филологических терминов, что, на мой взгляд, имеет обратную сторону.  Две стороны медали, монеты, мнений...

Давайте останемся каждый при своём...

А статьи лучше всё-таки размещать в Литсалоне.  В спорах рождается, как там её?..Тьфу!..-:)))

С уважением,

Вячеслав Егиазаров.

Спасибо за Like!

Для вас литература - междусобойчик, а Бурич на жизнь положил на доказательство своих мыслей. Этим и остался в литературе, как бы его не отпихивали в междусобойчик.  Интересно, как может быть "уязвима" сама тема? В советское время просто говорили тому же Буричу: нельзя!

А он маскировался, видите ли, "сложными терминами", вредитель!

Нет здесь в Литсалоне тех, с кем можно спорить, и спора я не предлагал. И написал о том, что увидел, или на что обратил мое внимание мой учитель, академик Рождественский. А мне отвечают: а мы не видим, мы слышим музыку вслед за Ахмадулиной, которая обмолвилась. Я буду опираться на знание, а мне возразят, что у нас на все есть мнение, а прочее - филология. Я буду приводить примеры, мне ответят, это что-то с запада, этих имен мы не слышали. Ломоносов привез нам из Марбурга немецкую поэтику и мы в нее уверовали. Как в 1972 году отвечал Буричу Борис Слуцкий: а нам "не надобно"! После чего сам засочинял верлибры.


Насчёт Литсалона: Вячеслав, зачем Вам придумывать, что будет в  Литсалоне, если Вы разместите свою работу, и заранее расстраиваться от, Вами же придуманных, результатов. Лучше проведите опыт, попробуйте разместить... Вы не представляете сколько появится у Вас  единомышленников. Я в этом уверен! Имею опыт

Мы друг друга, чувстую,  не переубедим..

Уязвимость темы Бурича, на мой взгляд , в том, что он, стараясь пропагандировать верлибры, ищет для него русские корни. И находит их у наших велих поэтов (Пушкин, Блок и т.д.) даже Сумарокова притянул в эту компанию. В пример приводит их свободные (БЕЛЫЕ) стихи. Но я никогда свободные стихи не считал и не буду считать верлибрами. Настолько они (по Ахмадулиной!) пропитаны музыкой.  Бурич, видимо чувствуя эту уязвимость, даже предлагает избаиться от иностранного слова "верлибр".   Ну выламывается он из этого ряда. Так зачем было и огород-то городить?

И получается: да, филология! Да, междусобойчик!

Можно быть на той или на противоположной стороне. 

Литературы от этого не убудет!!!

Как объяснить, что мне не единомышленники нужны, а понимающие мою мысль. Иначе литературы убудет.

А всё-таки  попробуйте!  Снять-то никогда не поздно!..-:)))

И понимающие там есть. Это точно!