Сезариу Верде Он

Посвящено «Diário Ilustrado»*

Что за пир развратный там длился без конца!

В королевском замке другого нету дела,
Пили вина даже и мраморы дворца.

 

Правила Фолúя**, шампанское шумело

Кто-то пел средь шума, играли на валторнах,

Хохотал от хмеля монарх белее мела.

 

Поднимались кубки под пьяный визг придворных

И бурлили пунши, краса и гордость бала,

На столах с чеканкой, серебряных, узорных.

 

Не пиры ль Лукулла? И знатный прихлебала,

И невежда важный все пили жадно вина -

Сколько лет им было, то знает тьма подвала.

 

Иовы народа от голода, безвинно,

Падали и гибли, и плакали, и выли,

А ступни монарха на шкуре грелись львиной.

 

Что же до посуды, хрустальные бутыли

В зеркала кидали те пьяные ослы.

Под дождём и ветром простые люди стыли.

 

Пьяное величье, ведь ноги тяжелы,

По ковру бродило причудливо, кругами,

Герцоги и слуги валились под столы.

 

Пел какой-то клирик в несносном этом гаме,

Плавал пурпур в кубках, и, через край влеком,

Алкоголь клубился, лишь он владел мозгами.

 

Буйное веселье! Не помни ни о ком!

Под конец король сам, поднявшись пред толпою,

Посредине тоста  замолк, упал ничком.

 

Светоч европейский, раскисший с перепою,
Он пополз к окошку, раскачиваясь гадко,

Ящерицей мерзкой, вонючей и тупою.

 

Ночь была прекрасна, как древняя загадка,

Свежий бриз повеял на лоб владыки-хама,

Он к окну рванулся, мгновенье было кратко:


Вырвало беднягу на мостовую прямо.
…   …   …   …   …   …   …   …   …   …   …  

И на щебне утром гниют, глаза щипля,

Горы рвоты кислой среди рванья и хлама…

 

- Родилась газета – блевота короля! 

__________________________________

*«Diário Ilustrado» - монархическая газета, таким образом это стихотворение Верде – смелая критика на современную ему португальскую монархию.

** Фолúя — одна из самых ранних известных в Европе музыкальных тем, основа для многочисленных вариаций.

 

Ele

 

Ao Diário Ilustrado


Era um deboche enorme, era um festim devasso!
No palácio real brilhava a infame orgia
E até bebiam vinho os mármores do paço.

O champagne era a rodo, o deus era a Folia;
Entre o rumor febril soltava gargalhadas,
Pálido e embriagado, o herói da monarquia.

Riam-se os cortesãos p’ra as taças empinadas,
E referviam sempre os ponches palacianos,
Nas mesas de ouro e prata, em Roma cinzeladas.

Era a repercussão dos bodos luculianos!
E os áulicos boçais e os parasitas nobres
Bebiam avidamente os vinhos de mil anos.

Desmaiavam na rua, à fome, os Jobs, os pobres;
Em peles de leões os régios pés gozavam
E o norte nos salões gemia uns tristes dobres.

À louca, os convivas, com força, arremessavam
Garrafas de cristal a espelhos de Veneza
E à chuva, ao vento, ao frio, os povos soluçavam

Tremia, vinolenta a velha realeza,
Caíam na alcatifa os duques e os criados
E, sujos, com fragor, rolavam sob a mesa.

A púrpura nadava em vinhos transbordados,
Cantava um cardeal não sei que chansonnette
E o espírito subia aos cérebros irados.

Era um tripúdio infrene o festival banquete!
O rei, bêbado, enfim, vazando o copo erguido,
Quis saudar e caiu, de bruços, no tapete.

E o sultão europeu em vinhos imergido,
Pisado pelo chão, rojou-se p’ra janela,
Como um lagarto imundo, estúpido e comprido.

A brisa dessa noite, hiberna noite bela,
Deu na fronte real uma fugaz lufada,
E o rei, agoniado, à luza de cada estrela,

Curvou-se e vomitou nas pedras da calçada.
...............................................................................
Na praça, de manhã, havia, ó rei brutal!
Montões de sordidez horrível e avinhada...

– Nascera o Ilustrado – vómito real!

 

1874.

 

 

 


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!