Перси Шелли. Не смею верить, в этой жизни ("Мимоза", фрагмент)

Дата: 14-02-2016 | 21:52:02

Перси Б. Шелли Не смею верить, в этой жизни ("Мимоза", фрагмент ["The Sensitive Plant"])


Не смею верить, в этой жизни
Борьбы, ошибок, укоризны,
Где всё – мираж, мечта одна,
И мы - всего лишь тени сна.

Недурно кредо, в самый миг, -
Довольно, коль один постиг:
Равно и смерть, хотя отсрочь её –
Подделка та же, как и прочее.

                         Санкт-Петербург, 10.02.2016г.



Percy Bysshe Shelley From THE SENSITIVE PLANT (A poem in three parts) 


[Composed at Pisa, early in 1820 (dated 'March, 1820,' in Harvard manuscript), and published, with "Prometheus Unbound", the same year:included in the Harvard College manuscript book. Reprinted in the "Poetical Works", 1839, both editions.]

PART 3.

I dare not guess; but in this life
Of error, ignorance, and strife,
Where nothing is, but all things seem,
And we the shadows of the dream,       _125

It is a modest creed, and yet
Pleasant if one considers it,
To own that death itself must be,
Like all the rest, a mockery.

Сергей, красивые строчки у Шелли.  Но Вы их вырвали из контекста - и это создало дополнительные проблемы. Так   "I dare not guess;" по-моему относится скорее к тому, что было до того в предыдущем катрене... И смысл фразы другой,  "Я не смею догадываться"  -- слово "верить" тут не при чём. Слово  "укоризны"  здесь появилось только для рифмы -- а сама рифма "жизни-укоризны"  не очень хорошая. Лучше поискать другую рифму, так как про укоризну здесь Шелли не говорит ничего.  Последняя рифма  "отсрочь её – и прочее" 

тоже к стихотворению не имеет отношения. Необходимо найти что-то другое. К тому же Ваши две последние строчки удлиннились на целую стопу (в оригинале четырёхстопный ямб). Может быть, надо было бы перевести весь фрагмент: 

CONCLUSION.
    
 Whether the Sensitive Plant, or that
 Which within its boughs like a Spirit sat,
 Ere its outward form had known decay,
 Now felt this change, I cannot say.
    
 Whether that Lady's gentle mind,
 No longer with the form combined
 Which scattered love, as stars do light,
 Found sadness, where it left delight,
    
 I dare not guess; but in this life
 Of error, ignorance, and strife,
 Where nothing is, but all things seem,
 And we the shadows of the dream,
    
 It is a modest creed, and yet
 Pleasant if one considers it,
 To own that death itself must be,
 Like all the rest, a mockery.
    
 That garden sweet, that lady fair,
 And all sweet shapes and odours there,
 In truth have never passed away:
 'Tis we, 'tis ours, are changed; not they.
    
 For love, and beauty, and delight,
 There is no death nor change: their might
 Exceeds our organs, which endure
 No light, being themselves obscure.

1820


Бальмонт её перевёл зачем-то дактилем - это немного странно:


  IV

Знала ль Мимоза, что скрылась весна
И что сама изменилась она,
Знала ль, что осень с зимою пришла,
Трудно сказать, - но она умерла.

Дивная Нимфа, чьим царством был сад,
Чьим дуновением был аромат,
Верно, грустила, когда не нашла
Формы, где нега стыдливо жила -

Чудная нега любви, красоты
И неземного блаженства мечты.
Но в этом мире суровой борьбы,
Горя, обмана и страха судьбы,

В мире, где мы - только тени от сна,
Где нам познания власть не дана,
В мире, где все - только лживый туман, -
Самая смерть есть мираж и обман.

Вечен таинственный, сказочный сад,
Вечно в нем Нимфа живит аромат,
Вечно смеются им вешние дни,
Мы изменяемся, - но не они.

Счастье, любовь, красота, - вам привет!
Нет перемены вам, смерти вам нет,
Только бессильны мы вас сохранить,
Рвем вашу тонкую, светлую нить!

пер. Константин Дмитриевич Бальмонт



А вот перевод Владимира Рогова (гораздо точнее):


Заключение


Вправду ль Росток Мимозы иль то,

Что было в его существе разлито,

Ощутили конец своего бытия,

Поведать вам не в силах я.


И вправду ль, только, не дыша,

Простерлась Дева, то душа,

Что всем любовь, как свет, лила,

Вслед радостям печаль нашла, —


Гадать не смею; но когда

Кругом незнанье, мрак, вражда,

Когда все суще лишь извне

И мы — лишь тени в зыбком сне,


Вот мысль моя; хотя скромна,

По размышлении она

Приятна будет для ума:

Что кажимость — и смерть сама.


И Дева, и цветущий сад

С цветами, что его живят,

Свои не завершили дни:

Мы изменились, не они.


Прекрасному не страшен тлен,

Любовь не знает перемен,

Но нам вовек незрим их свет:

Ведь силы в ощущеньях нет.


Март 1820



Дмитрий! Спасибо за такое основательное внимание к моей безделке, которую я перевёл исключительно для пополнения контекста у себя этой темы Шелли...

Касательно Ваших замечаний:

1. Не смею догадываться = Не смею верить

2.У меня ведь четырёхстопный ямб в последних строчках сохранился. Добавился дактиль в окончании. По-русски ведь её в предпоследней строчке не станешь акцентировать при прочтении, если только ни выходец из какой-нибудь Российской глубинки (да и размер стиха не позволит). И тогда её проговаривается как дактилическое окончание, как и в заключительной строчке прочее.

3.Строчку Of error, ignorance, and strife я перевёл почти полностью - Борьбы, ошибок, укоризны, заменив лишь  ignorance на укоризны. Что, во первых, вписывается в психологический фон, заданный Шелли, а во-вторых органично подхватывает ошибки.  

4. Что же касается моего невольного вздоха хотя отсрочь её - то он ничто перед отсебятинами двух уважаемых конкурентов.

С уважением, Сергей.