Монаху Зосимовой Пустыни, что в Арсаках, Аристоклию

Дата: 18-12-2015 | 23:02:36

Заснули Нерехты дома,

Заборы люди, окна, свечи...

Затих на ночь привычный мат,

Чтоб утром вновь стать фоном речи.

 Мой друг там где-то вдалеке

Творит неспешную молитву,

А я пишу, строка к строке.

Кладя их в ряд, как в ванной плитку.

 Он текст придумал про меня,

Про Кострому, куда сбежал я.

Да, я с дисконтом обменял

Свой кров и быт, и с пылу, с жару

 Схватил столовский пирожок

И ем с восторженною миной,

Чтоб суп сварить, я дом поджёг,

Чтоб душ принять – взорвал плотину.

 Не ты ль пример, лукавый бес,

Ушедший в мир иной вселенной?

Туда, где Богу отдан весь,

С умом, душой и плотью бренной.

 Мне не бывать, старик, как ты,

Да лучше всех сам знаешь это.

Мне не уйти лечиться в тыл,

Не для погибших лазареты.

 Но сладок воли пирожок,

Хоть несъедобен он местами.

Глянь: за окном пылит снежок

И до весны он не растает.

Уснули Нерехты дома,

Затих галдёж мобильных симок,
Спит Ярославль, спит Кострома,
И ты поспи, мой добрый инок.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!