Сезариу Верде Цинизмы


Я говорить ей буду ежечасно

О той любви, что душу изглодала,

Как верующий, с той же силой ясной.

 

Прижав ладонь ко груди исхудалой,
Её - крестом своим, Голгофой буду
Я называть, униженный, усталый.

 

Открою ей, чему молюсь, как чуду,

Сорву покровы с мира, с наслажденья,

Философом, изведавшим остуду.

 

Я покажу, как сумрачны виденья

Той жизни, чьи мучения бездонны,

Глядеть ей в очи стану целый день я.

 

И, наконец, она себя пленённой

Почувствует, вся трепеща, страдая,

И станет плакать, плакать умилённо!

 

И вот, расхохочусь над ней тогда я…



Cinismos

 

Eu hei-de lhe falar lugubremente
Do meu amor enorme e massacrado,
Falar-lhe com a luz e a fé dum crente.

Hei-de expor-lhe o meu peito descarnado,
Chamar-lhe minha cruz e meu Calvário,
E ser menos que um Judas empalhado.

Hei-de abrir-lhe o meu íntimo sacrário
E, desvendar a vida, o mundo, o gozo,
Como um velho filósofo lendário.

Hei-de mostrar, tão triste e tenebroso,
Os pegos abismais da minha vida,
E hei-de olhá-la dum modo tão nervoso,

Que ela há-de, enfim, sentir-se constrangida,
Cheia de dor, tremente, alucinada,
E há-de chorar, chorar enternecida!

E eu hei-de, entáo, soltar uma risada...

 

1874

Porto.


Странные дела творятся на сайте. Оставлял Вам, Ирина, комментарий, а он куда-то подевался.


Я сказал о том, что Ваша версия вышла слишком женской, хотя налицо чисто мужской цинизм. И еще я попросил Вас откликнуться на мой текст, заранее поблагодарив за комментарии.


Тут еще у Вас лишние символы, которые очень просто удалить. И полужирный текст, каковой надо бы перевести в регулярный.

Юра, позвольте мне не согласиться с Вами о том, что "версия вышла женской". Перевод практически ни в чём не отступает от оригинала, в него вложен тот же смысл и сохранены почти все образы автора. 

Лишние символы я уже убрала, мне трудно ориентироваться на обновлённом сайте, да и времени на ориентацию после работы остаётся мало.

Спасибо за то, что зашли. Сейча с попытаюсь найти Вас.

Ирина, я даже уверен, что Ваш перевод ни в чем не отступает от оригинала. Но тем не менее он женский. Не знаю, как Вам объяснить. В выборе лексических средств, что ли, в оборотах ли. "Прижав ладонь ко груди исхудалой" - не то это, Ирина.

В оригинале сказано: "Я покажу ей мою исхудалую грудь". А как по другому можно её показать? Рвать на себе рубаху? :) Юра, я не собираюсь с вами спорить. У Вас своё мнение, а я уверена, что я права. 

В одном Вы правы, концовку мне надо было усилить. Сейчас я её исправила.

Ну вот - расхохочусь. Уже подальше от подлинника и чуть ближе к моим корчам от смеха.


Мне очень хорошо понятна логика этого персонажа. Возможно, он ничего не скажет этой даме, которая его измучила. Поэтому - хотя бы мысленно - он будет выражаться резче. Я привел только один пример "женскости" Вашего текста, Ира. Но она присутствует едва ли не в каждой строке.


О той любви, что душу изглодала - здесь, кстати, непонятно, о чьей любви идет речь и кому она душу изглодала.


с той же силой ясной - 

 

униженный, усталый - мужчина себя скорее псом назовет, чем униженным.

 

Сорву покровы с мира, с наслажденья


Философом, изведавшим остуду.

 

Ну, и т.д.


А эта строчка весьма упруга: И вот, расхохочусь над ней тогда я…



Расхохочусь ничуть не дальше от оригинала, я просто ещё раз перечла оригинал и поняла, что  "soltar uma risada" - это, скорее, не просто рассмеяться, но именно - расхохотаться. Так что, к Вашему переводу это не имеет никакого касания, Вы мне не служили образцом. :)

Юра, давайте прекратим спор, против Ваших аргументов (по образцу: я  - мужчина, поэтому я говорю по-мужски), как против лома - нет приёма :) Останемся каждый при своём мнении.