Литературная лента «Юности» (ЛЛЮ) • Как беден наш язык! • № 6 (689) 2013

КАК БЕДЕН НАШ ЯЗЫК! / ПОЖАЛУЙСТА, ГОВОРИТЕ ПО-РУССКИ!

 

Марианна Тарасенко

 

Марианна Тарасенко родилась в Новосибирске. Окончила филологический факультет Тартуского университета (специальность «филолог-русист, преподаватель»). Работала учителем в школе, затем на кафедре русского языка Таллинского политехнического института. После ликвидации кафедры еще пять лет проработала в школе. В настоящее время работает редактором (в том числе и литературным) выходящего в Эстонии на русском языке еженедельника «День за днем».

 

 

Любовь Раневская как зеркало русского языка


Наверное, многие из нас в свое время пали жерт­вами каверзного вопроса учителя литературы в школе: «Почему Чехов назвал свое произведение “Вишнёвый сад”, а не “ви́шневый”»? И многим этот вопрос казался абсурдным. Как это почему? Потому, что в слове «вишнёвый» — буква «ё», а не «е», а сло­ва «ви́шневый» вообще не существует.

Но дело в том, что во времена Чехова в русском язы­ке существовали оба эти слова и обозначали они понятия несколько различающиеся. «Ви́шневый» — «приготовленный из вишни», например ви́шневый сок, а «вишнёвый» — цвета вишни, например виш­нёвое платье.

Таким образом, произнося «ви́шневый сад», мы делаем упор на практическую ценность растения: это ягоды, из которых следует варить варенье, это древесина, это предмет купли-продажи. А «вишнёв­ый сад» — это цветущие деревья, пьянящий аромат весны и все вытекающие отсюда последствия. И воз­никает оппозиция «материальное — духовное». Вот почему у Чехова сад именно «вишнёвый»: с точки зрения его старых владельцев.

А потом слово «ви́шневый» отмерло (удивительно, что в наш материалистический век исчезло именно оно) и противоречие стерлось, реальное примири­лось с идеальным.

Но, тем не менее, в русском языке сохранились пары слов, происходящих от одного корня и различаю­щихся лишь окончаниями и ударениями, да и то не во всех формах. Логично было бы заподозрить, что раз уж такие слова существуют, то, наверное, и зна­чения у них должны быть разными. Увы, не все у нас склонны к подозрительности такого рода.

Чтобы далеко не ходить за примерами, обратимся к камням всеобщего преткновения: парам «язы­ково́й — языко́вый» и «временно́й — вре́менный». Если в начальной форме эти слова не только звучат, но и пишутся по-разному, то в других формах их на­писание совпадает — «временных», «языковому», «языковая» и т. д. Истоки путаницы с ударениями можно было бы поискать именно здесь, но беда в том, что очень многие неправильно употребляют (или произносят?) эти слова и в начальной форме, то есть в именительном падеже мужского рода. Ско­рее всего, потому, что не знают их правильного зна­чения.

«Временно́й» — это определяемый временем. «Вре­менна`я» последовательность — это хронологиче­ская последовательность, порядковое расположе­ние во времени, а «временна`я» зависимость — то, что зависит от времени. Другое значение имеет слово «вре́менный»: длящийся, действующий в те­чение некоторого времени, антоним к слову «посто­-


янный». Может быть вре́менная работа, вре́менное строение, вре́менное умопомрачение... Кстати, толь­ко им можно объяснить то, что многие сотрудники российского радио и телевидения упорно не желают замечать разницы между двумя этими прилагатель­ными.

Слово «язык» имеет целых восемь значений. Не хо­чется утомлять читателей перечислением их всех, но два просто лежат на поверхности. Во-первых, это орган, расположенный в полости рта, а во-вто­рых, наша речь, которую мы благодаря этому ор­гану более или менее связно и выдаем на-гора. От слова «язык» в первом значении и образовано при­лагательное «языко́вый», обозначающее что-то принадлежащее этому языку, например, «языко́вые сосочки», или приготовленное из языка, например, «языко́вая колбаса». А от слова «язык» во втором значении образовано прилагательное «языково́й»: «языково́е явление», «языково́е» чутье и так далее.

Если же теперь кто-нибудь, окрыленный новыми знаниями, попытается образовать аналогичные пары «сли́вовый — сливо́вый», «ку´хонный — ку­хо́нный» или «глади́льный — гла`дильный» и на­учно обосновать семантику каждого слова, его по­стигнет неудача: слов «кухо́нный», «сливо́вый» и «гла`дильный» вообще не существует. Единственно правильный вариант произношения — «сли́вовый», «ку´хонный» и «глади́льный», что не так уж и слож­но запомнить. В первых двух случаях ударение оста­ется на тех же слогах, что и в словах, от которых эти прилагательные образованы: «слива» и «кухня». Что же касается «гладильного», то оно придумано для того, чтобы жизнь не казалась медом.

Кстати, неизвестно, что было бы с прилагательным «сливовый», если бы в саду Раневской росли сливы... Вполне вероятно, это оказало бы какое-то влияние на русский язык.

 

 № 6 (689) • 2013