Анри Казалис Тайна и другое. Цикл.

Дата: 18-10-2015 | 07:17:25

Жан Лаор Тайна
(С французского).

О палевая ночь ! И ты теперь бледна.
Я - в думах о былом, но где ж те времена ?

Мне снится скорбный час, недвижимое тело.
Где ж тот восторг, в котором жизнь кипела ?

Ночные соловьи молчат с недавних пор,
а как же мне был мил тогда твой нежный взор !

И речь твоя всегда по-ангельски звучала.
Не верится, что ты навечно замолчала.

Был слаще всяких ласк твой райский голосок.
Я млел по вечерам перед тобой у ног.

Всё думаю про смерть. В моём мозгу - гробница,
куда заключена была ты, голубица.

Куда ж мы попадём без прав уйти назад,
где смерть скуёт и вздох, и взгляд, и аромат ?

Мне надобна душа - твоя, и в нетерпенье
я жажду встречи с ней при каждом дуновенье.

Когда я подношу к устам своим цветы,
так в памяти моей благоухаешь ты.

Не от тебя ль сигнал в мерцанье звёзд над кровом ?
Зачем все тайны, Смерть, ты держишь под засовом ?

О Мёртвые ! Куда мчит дух, оставив прах ?
Не прячется ль потом он в преданных сердцах ?

Не остаётся ль - весь - в таком захороненье -
в сердцах, что, постарев, всё предадут забвенью ?

О ласковая Ночь ! О россыпь звёздных вежд !
Мне снится горький крах всех пламенных надежд.

Jean Lahor Le mystere

O nuit, o belle nuit, pale comme sa chair :
Je reve au passe mort, je reve au passe clair...

Je revois ta chair pale, et reve aux heures mortes,
Ou notre joie, ou notre extase etaient si fortes !

Le rossignol des nuits d'alors ne chante plus :
Je songe a tes grands yeux qui m'etaient apparus.

Et je songe a ta voix angeliquement tendre,
Que jamais, oh ! jamais je ne dois plus entendre,

Aux baisers de ta voix si mortellement doux,
Aux delices des soirs passes a tes genoux !...

Et je pense a la mort, et je pense a la tombe,
Qui fut scellee un jour sur ma pale colombe ;

Et je cherche ou s'en vont ceux qui s'en sont alles,
Ces regards, ces soupirs, ces parfums envoles.

Je reclame ton ame invisible a l'espace :
Ton ame est-elle errante en ce souffle qui passe ?

Et je porte a ma bouche et je baise une fleur,
Ou je sens ton haleine et revois ta paleur.

Ton ame revit-elle en ce frisson d'etoile ?...
Morts, pourquoi le mystere horrible qui vous voile ?

O nos morts bien aimes, ou disparaissez-vous ?
Serions-nous vos tombeaux ? N'etes-vous plus qu'en nous ?

Serais-tu tout entiere, helas ! ensevelie
Dans ce coeur d'un amant qui, vieillissant, t'oublie ?

- Nuit chaude, o nuit aimante, et pleine de soupirs,
Je songe a ce neant de tous nos grands desirs !


Жан Лаор Брама
(С французского).

Я - древен, и во мне два главные начала.
Я - море, что в себе всё сущее смешало.
Я - безымянный бог, мой облик - как эфир.
Я - зрительный обман, что будоражит мир.
С душою без границ, я - общая обитель.
Я - пращур всем, но мне не ведом мой родитель.
В моих мечтах плывёт весь наш небесный кров.
В моей груди живёт и мрёт весь сонм богов.
То кровь моя течёт в лучах рассвета.
Ещё ночей и зорь не ведала планета,
а я уже привык над тьмой воды лететь.
Я - то, что было, есть и то, что будет впредь.
Я - ширь, объём и глубь вещественной основы,
куда должно всё пасть, чтоб зародиться снова.
Я - вечное ядро и сцепка меньших тел.
Я - сумма всех живых и тех, кто уж истлел.
Огромные миры, что я творю в мечтанье -
- Ничто, пустой мираж, иллюзии сознанья,
огнистый след зарниц, что скрашивают ночь.
Вы спросите меня: к чему все те обманы ? -
Но дух мой жаждет снов, всегда и неустанно,
чтоб в свете звёзд расцвёл мой сумрачный объём,
чтоб вечный ужас мой рассеян был огнём.

Jean Lahor Brahm

Je suis l'Ancien, je suis le Male et la Femelle,
L'Ocean d'ou tout sort, ou tout rentre et se mele ;
Je suis le Dieu sans nom, aux visages divers ;
Je suis l'Illusion qui trouble l'univers.
Mon ame illimite est le palais des etres ;
Je suis l'antique Aieul qui n'a pas eu d'ancetres.
Dans mon reve eternel flottent sans fin les cieux ;
Je vois naitre en mon sein et mourir tous les dieux.
C'est mon sang qui coula dans la premiere aurore ;
Les nuits et les matins n'existaient pas encore,
J'etais deja, planant sur l'ocean obscur.
Et je suis le Passe, le Pesent, le Futur ;
Je suis la large et vague et profonde Substance
Ou tout retourne et tombe, et tout reprend naissance,
Le grand corps immortel qui contient tous les corps :
Je suis tous les vivants et je suis tous les morts.
Ces mondes infinis, que mon reve a fait naitre,
- Neant, offrant pour vous l'apparence de l'etre -,
Sont, lueur passagere et vision qui fuit,
Les fulgurations dont s'eclaire ma nuit.
- Et si vous me demandez pourquoi tant de mensonges,
Je vous reponds : " Mon ame avait besoin de songes,
D'etoiles fleurissant sa morne immensite,
Pour distraire l'horreur de son eternite !... "


Жан Лаор Грустная песня.
(С французского).

В тебе уснула нежность лета,
а в сердце ясный блеск луны,
и я ныряю в волны света,
бегу из дней, что мне скучны.

Забуду, как страдал угрюмо,
лишь только успокой, мой друг,
сердечную тоску и думы
бодрящей лаской милых рук.

Дай голове, когда присяду,
покой поверх твоих колен;
прочти ей, скорбной, ту балладу,
где есть про нас с тобой катрен.

Твои глаза полны слезами,
но я хочу в них пить не грусть -
пусть в них горит любовь, как пламя;
и я, быть может, излечусь.

Jean Lahor
Dans ton coeur dort un clair de lune

Dans ton coeur dort un clair de lune,
Un doux clair de lune d'ete,
Et pour fuir la vie importune,
Je me noierai dans ta clarte.

J'oublierai les douleurs passees,
Mon amour, quand tu berceras
Mon triste coeur et mes pensees
Dans le calme aimant de tes bras.

Tu prendras ma tete malade,
Oh! Quelquefois, sur tes genoux,
Et lui diras une ballade
Qui semblera parler de nous;

Et dans tes yeux pleins de tristesse,
Dans tes yeux alors je boirai
Tant de baisers et de tendresses
Que peut-etre je guerirai.


Жан Лаор Экстаз
(С французского).

На смерть похож мой сладкий сон.
На лилиях лежу и усыплён
дыханием возлюбленной моей.
Блаженнейшая изо всех смертей !
На белом лоне милой усыплён -
на смерть похож мой сладкий сон.

Jean Lahor Extase

Sur un lys pale mon coeur dort
D’un sommeil doux comme la mort
Mort exquise, mort parfumee
Du souffle de la bien aimee
Sur ton sein pale mon coeur dort
D’un sommeil doux comme la mort.


Жан Лаор Песня о ветре
(С французского).

О ветер ! Ты всё мчишь вразнос,
с цветка к цветку, от дамы к даме:
встряхнёшь, погладишь прядь волос...
И мне б не знаться со слезами.

О звуки песни ветровой -
как пенье с замкнутыми ртами.
И мне бы, ветер, голос твой,
когда я не богат словами.

Ты, ветер, рьян ! Тебе не лень
взбурлить всё море в раже диком.
И я хотел бы в горький день
владеть таким же грозным рыком

и выразить в нём весь мой гнев,
всё то, что возмутило круто,
чтоб шёл врасхлёст, осатанев,
весь океан народной смуты.

Jean Lahor La Chanson du Vent

Vent fou qui voles ou tu veux
De fleur en fleur, de femme en femme,
Vent qui caresses les cheveux,
Vent libre, je voudrais ton ame.

Vent qui murmures dans les bois,
Comme un choeur a bouche fermee,
Certain soir, je voudrais ta voix,
Pour parler a ma bien-aimee;

Et vent qui souleves les mers,
Qui hurles le long des rivages,
Je voudrais dans mes jours amers
Parfois aussi tes cris sauvages,

Pour y jeter tous mes sanglots,
Toutes mes coleres, mes haines,
Et pour fouetter comme des flots
L'ocean de la foule humaine.


Анри Казалис Флорентийская серенада
(С французского).

Звезда, чья прелесть шлёт лучи,
как бриллиант, среди ночи !
Взгляни ! Любимой что-то снится,
и смежены её ресницы.

Пришли сквозь сень её завес
благословение небес.
Она заснула. Окна - настежь.
Проникни к ней туда на счастье

и поцелуй свой не сотри
с ланит любимой до зари.
Пусть снится ей в её мечтанье
Звезда Любви во всём сиянье.

Henri Casalis Serenade Florentine

Etoile dont la beaute luit
Comme un diamant dans la nuit,
Regarde vers ma bien-aimee
Dont la paupiere s'est fermee.

Et fais descendre sur ses yeux
La benediction des cieux.
Elle s'endort... Par la fenetre
En sa chambre heureuse penetre;

Sur sa blancheur, comme un baiser,
Viens jusqu'a l'aube te poser
Et que sa pensee, alors, reve
D'un astre d'amour qui se leve!


Жан Лаор Деревья
(С французского).

Любите, чтите лес. Деревья - нам опора.
Падёт надёжный щит - ослабнет вся страна.
Не мрамор отпугнёт все вражеские своры.
Чтоб жил народ, нужна зелёная стена.

Мы ценим крепкий лес не так, как лежебоки,
не только лишь для снов в покоящей тени,
нам дороги его живительные соки.
В нас пламенная кровь, а ей они сродни.

В тех соках аромат и дух родного края,
и древний смысл и пыл, что сотни лет не гас,
и, если страждет лес, свой буйный сок теряя,
так кровяной поток пойдёт и вон из нас.

Давным-давно дубы прослыли божествами.
Считалось - под корой бытует существо,
хранящее народ, явившийся с мольбами
и с трепетом в глазах, глядящий на него.

Нам следует любить свои леса по-братски.
Они нам всем дают и тишину и мир,
как первым беглецам, в замену муке адской,
испившим меж ветвей лишь сладостный эфир.

В моих мечтах опять, повсюду, где лишь можно,
займёт земную ширь имперский этот страж,
и нас переживёт - навек и бестревожно -
похоронив людской напрасный ералаш.

Jean Lahor Les arbres
A Andre Theuriet*

Aimez et venerez, ne tuez pas les arbres ;
Ces verts abris tombes, les pays sont moins forts.
Il ne suffit donc pas de la splendeur des marbres :
Tout peuple meurt, apres que ses grands bois sont morts.

Ce n'est pas seulement pour la douceur du reve
Par nous goutee en l’ombre apaisante des bois,
Qu’il conviendra toujours de respecter leur seve,
Soeur pale du sang rouge et sacree autrefois ;

C'est qu'ils gardent en eux l'ame de la patrie,
Son vieil esprit, ses moeurs, son antique vigueur ;
Quand la seve s'ecoule en la foret meurtrie,
Un peu de notre sang quitte aussi notre coeur.

Un etre obscur et doux vraiment dort sous l’ecorce.
Les chenes autrefois etaient des demi-dieux,
Protecteurs de la race et gardiens de sa force,
Et leur horreur sacree etonnait nos aieux...

Nous la devons aimer, la foret fraternelle,
Qui nous epanche encor le silence et la paix,
La paix des jours premiers refugiee en elle,
En l'obscure fraicheur de ses rameaux epais ;

Et j'ai reve parfois qu’etendant sur la terre
A nouveau son empire et son calme divin,
Elle nous survivrait, auguste et solitaire,
Ayant enseveli tout le vain bruit humain.

L'Illusion. A.Lemerre, 1925

Примечание.
*Claude Adhemar Andre Theuriet (1833-1907) - французский поэт, романист, рассказчик, сказочник, драматург; был родом из Лотарингии. Его книги публиковались в русских переводах.


Жан Лаор Восточная царица
(С французского).

В обвязке золотой, сверкающей на талии,
красива и грозна, она - как армия в баталии.
Когда царица вся в парчу облечена,
зловещей красотой толпа потрясена.
Влюблённые бледны, невольно лица хмуря.
Она порой нежна, порой коварна по натуре.
Здесь, при дворе, любой ценитель красоты
обожествляет в ней звериные черты.
Её дворец - как храм. В великолепных залах
содержат в клетках львов, есть много змей немалых.
Как ладан воскурят, глотая сладкий дым,
все тайны тёмных грёз, она вверяет им.
А то глядит в саду, как выманит погода,
на ужасы и дрожь ночного небосвода.
И в яростных глазах при том не интерес -
но лишь бесстрастность звёзд да всполохи небес.
А то она, присев, спокойно, как тигрица,
устало, как во сне, вдруг в город свой вглядится,
где раздаётся стон, где воздух - будто взгрет,
а после звуки флейт и дребезг кастаньет.
Там, змей себе ввязав, на головы, в косицы,
на пятки став, крутясь, затанцевали жрицы.
Царица, опьянев от шума у ворот,
зовёт к себе того, кто в эту ночь умрёт.

Jean Lahor Reine d'Orient.

Une ceinture d'or resplendit a sa taille :
Terrible et belle, ainsi qu'une armee en bataille,
Le soir, quand elle marche en ses lourds vetements,
Sa sinistre beaute fait palir ses amants.
Pareille a la Nature, inconstante comme elle,
Tendre parfois, parfois feroce et criminelle,
Deesse a tout un peuple epris de sa beaute
Elle fait adorer sa bestialite.
Son palais est un temple, ou des salles splendides
Enferment des lions et des serpents livides,
Confidents de son reve obscur, et caressants
Quand, le soir elle va parmi les flots d'encens
Du haut de ses jardins contempler, taciturne,
La frissonnante horreur du firmament nocturne.
Alors, tantot farouche, elle donne a ses yeux
L’impassibilite des astres et des cieux ;
Tantot, comme une bete accroupie et tranquille,
Lasse et morne, elle songe, en regardant sa ville ;

Ou brulante, tandis que gemissent dans l’air
Les flutes au milieu des crotales de fer,
Et qu'avec des serpents enroules dans leurs tresses
Tournent sur un seul pied et dansent des pretresses,
Elle enivre ses sens de lumiere et de bruit,
Et fait signe a l'amant qui mourra dans la nuit.

   
Жан Лаор Ястреб Аллаха
(С французского).

Душа моя ! Прошу, не мешкая внемли.
Взлети на высоту над ширью всей земли,
как ястреб самого Аллаха, озирая
подряд все существа её любого края,
любой приметный факт на протяженье дня,
из-за которых нет покоя для меня.
Исследуй океан всех дел и их причины,
попробуй осознать представшие картины.
Под действием ветров в морях бурлит вода.
А видишь ли ты как, и, главное, куда
уходит без конца жизнь многих поколений ?
Рождаются и мрут - в борьбе, среди томлений.
Попеременно смех с рыданьями слышны,
как монотонный шум назойливой волны.
Вся видимость - поверх, а что внутри и между ?
Но ты, душа, горда, ты всё хранишь надежду
дождаться впереди счастливого житья,
но грянешь во хмелю во тьму небытия.

Как ястреб, под конец, ты прянешь прямо в шквалы,
поскольку все мечты в полёте растеряла.
Как капля, ты в себя вобрала небеса.
В глазах мелькнула вся всемирная краса.
Благословен Аллах, позволивший как птице
тебе - всего на час, но в небе очутиться.

Jean Lahor L'epervier d'Allah

O mon ame, epervier d'Allah, d'un vol altier
Viens et monte, et planant sur l'univers entier,
Embrassant d'un regard toutes les creatures,
Les formes d'autrefois et les formes futures,
Ces apparitions, сes visions d'un jour
Qui font trembler les coeurs de terreur ou d'amour,
Contemple l'ocean des effets et des causes,
Et medite devant ce spectacle des choses.
Comme la mer qu'agite et que pousse le vent,
Vois-tu rouler au loin dans l'infini vivant
Les generations qui naissent et qui meurent ?
Parmi les bruits confus entends-tu ceux qui pleurent ?
Entends-tu se meler les rires, les sanglots,
Pareils a la clameur monotone des flots ?
— Mortel, as-tu compris que tout n'est qu'apparence ?
En ton orgueil encor gardes-tu l'esperance
De remplir tous les temps futurs de ton neant ?
Pourtant plonge, ivre et fier, en ce gouffre beant,


Ainsi que l'epervier plongeant dans la tempete :
Car tout ce reve une heure a passe dans ta tete,
Tu fus la goutte d'eau qui reflete les cieux,
Et l’univers entier est entre dans tes yeux :
Et benis donc Allah, qui t'a pendant cette heure
Laisse, comme un oiseau, traverser sa demeure.



Блестяще, Владимир!
Только разрешите мне привести короткую справку для неосведомлённого читателя, который не знает, что Jean Lahor это псевдоним Henri Cazalis'а. К таковым относился и я пару минут назад.
Henri Cazalis (9 March 1840, Cormeilles-en-Parisis, Val-d'Oise – 1 July 1909) - французский врач, который был поэтом-символистом и литератором, писавшим под псевдонимами Jean Caselli и Jean Lahor.

Интимное.. Из самого-самого.. Я бы не взялся, может, и оттого, что в теме..
И спорил бы с автором каждой строчкой.. А, как читатель, подпишусь и поплачу..
Очень сложное и достойное прочтение, Владимир Михайлович.
С благодарностью, В.К.