Сезариу Верде Мы Часть вторая (начало)

Какие фрукты! Самая пора!
На фермах двух ограждены посадки,
Где солнце на шпалеры и на грядки
Прямой наводкой бьёт уже с утра!

Вот роща апельсинная на склоне
(И оттого на листьях гладких – тени)
Террасами спускаются ступени -
Гигантов лестница на синем фоне.

И от полосок злаков, за какие
Ещё аренду платят, срок не мал, -
Живой забор её отмежевал -
Деревья ладанные, небольшие.

Вдоль мостовой - шеренга хат белёных,
Что отделяют сад, где зреют груши,
Где в тени яблонь он - темней и глуше,
От виноградника на светлых склонах.

Что может лучше быть: в саду твоём,
В спокойствии часов, скользящих мимо,
Шум водокачки, скрип неутомимый,
Журчанье струй, что льются в водоём.

Там, в глубине, меж вязов, древних, строгих,
От засухи трёхмесячной река
Тропинкой предстаёт издалека,
Путь каменистый в берегах пологих.

Жемчужниц блеск и гальки, там, на дне,
Взбираются, стройны и величавы,
На склоны африканские агавы,
Высокие, с алоэ наравне.

Холмы вдали, с покровом их ползучим,
Сухим и с возвышеньями ограды,
Напоминают головы – громады,
Седые волосы - под солнцем жгучим.

И будто мощью экваториальной,
Как за окном невиданной теплицы,
Всё привлекает, ширится, искрится
В долинах, плодородных нереально!

Как мы просты во нравах и в повадке!
Какой мы сами стали целиною!
Осенней спелостью плодов взрывною
Согнулись ветки, груз лелея сладкий.

Песком и глиной – нет здесь почв иных -
Взращённые, здесь яблони едва ли
Не фауной под этим грузом стали -
Полипами на землях заливных.

При всём при этом нет в хозяйстве нашем
Ни кустика для красоты, но каждый
Зелёный стебель принесёт однажды
Всю пользу, для которой предназначен.

В конце концов, в долине этой щедрой
Нет ничего, чем мы не управляем:
Цветение овладевает краем,
Плод зачиная, семя входит в недра.

*
На лаве и песке трудясь немало,
Среди сортов фруктовых, средь цветенья,
Уж десять лет, как мощное растенье,
Здесь наша сильная семья сияла!

И лишь моя сестра всегда вносила
Изящества и трепетности нотку
В ту сельскую, простую обстановку,
В работу, где и мощь нужна, и сила.

И было в год один, во всём отличный,
В год плодородный, что пришло к нам горе:
Тот ранний цвет, что увядает вскоре -
Мы потеряли тот цветок тепличный.

Кто слаб, но благороден, тот извечно
Злосчастен в этой дикой круговерти,
Его болезнь уносит к скорой смерти,
А скверных оставляют жить беспечно.

*

Смежил устало веки, снятся мне
Полотна памяти, светлы, как воды:
Поля картофеля и огороды,
Наш труд в гористой, солнечной стране!

Ах! Что за вид, приятный, благодушный,
У этих мест, когда идёшь аллейкой
Со старенькой соломенной скамейкой
К лозе, что тень даёт нам в полдень душный!

Ах! Самый зной, вокруг ни дуновенья,
Лист не дрожит, сминая теней вязь,
А ты, здоровьем, счастьем вся искрясь,
Сама к работе проявляла рвенье!

И, твой приход невольно карауля,
Сквозь ветви увидать я был так рад:
Ты отбирала белый виноград,
Который я грузил для Ливерпуля.

Продажа фруктов платит дань рекламе,
Решает рынок, и ему видней,
Сегодня белый виноград нужней
Иль сорт феррал*, алеющий, как пламя!

И в августе, когда вокруг снуя,
Всё портят пчёлы, птицы очумело,
Ты кисть плохую удалить умела
Своими ножницами для шитья.

И пчёлы, и назойливые мушки,
И майские настырные жуки -
Ярились, окружали, как быки,
Твои белейшие, родная, ушки.

Когда оса, влетев через окно,
Вонзала жало, что острее стали,
Накапав масла, мы монету клали
На розовое, нежное пятно.

И если мы слепня, как будто птаху,
Ловили шляпой, быстро и удало,
То ты напёрсток грозный свой кидала
И каждый паразит дрожал от страху.
_______________________________________

* «феррал» - название этого сорта винограда означает: «цвета железа».

*
Какая прелесть! Если ты слегка
Расстёгивала воротник суровый
То шейка, сбросив жёсткие оковы,
Была стройна, как стебелёк цветка!

Но как же я был слеп! Бродил во мраке.
В нечёткости твоих изящных линий,
В газельей кротости, во влаге синей
Очей – болезни, смерти были знаки!

Гонясь за шиллингами, я до срока
Не видел, преисполненный задора,
Что бледность «мисс», что романтичность взора
Тебя на гибель обрекли жестоко!

И лучше б щёки, руки, что так слабы,
Все в пятнах были, точно у крестьянок,
Что трудятся под солнцем спозаранок,
Плебейкой крепкой – ты ещё жила бы!

Манеры хищника, клыки и зубы
Могла б иметь, а не безвредность лани,
И страстность, и настойчивость желаний,
И, как и мы, была б суровой, грубой!

Так, в этом климате сухого жара
Породы пламенные выживали,
Полдневный свет их обжигал едва ли,
Лишь тон дарил опаловый загара!

Ввиду большого объёма произведения я не буду здесь приводить оригинал. Его можно найти по адресу, приведённому внизу. Это произведение стоит в самом низу страницы произведений Верде:
http://www.biblio.com.br/defaultz.asp?link=http://www.biblio.com.br/conteudo/cesarioverde/poesias.htm

Большое спасибо, Ирина,
за цезарианские и вечно-зелёные стихи!

Прочитал с истинно радостным
чувством эстетического соучастия.

С уважением, С.Ш.

Понравилось, как и предыдущие "Мы". Смутили здесь украинские беленые хаты, хотя, как припоминается, и в прошлом переводчики иногда позволяли себе такое interpretatio romana.