Райнер Мария Рильке. Осенний день

Дата: 05-09-2015 | 11:52:28

Довольно лета, Господи, пора -
затми xод солнечных часов на башне, *
на пашни и луга спусти ветра.

Последним фруктам прикажи созреть,
вгони сласть солнца в гроздья винограда
и подари стареющему саду
два южных дня - тепла не будет впредь.

Бездомному угла не обрести,
а одинокий обречён навеки
читать, писать и не смыкая веки
осенними аллеями брести,
что вдаль бегут, как бронзовые реки.


Rainer Maria Rilke. Herbsttag

Herr, es ist Zeit. Der Sommer war sehr groß.
Leg deinen Schatten auf die Sonnenuhren, *
und auf den Fluren lass die Winde los.

Befiehl den letzten Früchten, voll zu sein;
gib ihnen noch zwei südlichere Tage,
dränge sie zur Vollendung hin, und jage
die letzte Süße in den schweren Wein.

Wer jetzt kein Haus hat, baut sich keines mehr.
Wer jetzt allein ist, wird es lange bleiben,
wird wachen, lesen, lange Briefe schreiben
und wird in den Alleen hin und her
unruhig wandern, wenn die Blätter treiben.

* Наиболее чaсто встречающаяся надпись на солнечных часах:
"Horas non numero nisi serenas" (лат.) -
"показываю только светлые (радостные) часы".
(второе значение слова "serenas" - "радостные")


Яков, ваш с Владиславом Осенний день прекрасен - каждый по-своему) Хотя Ваш перевод, похоже, ближе первоисточнику (повторяюсь - не мне судить)))
Спасибо, красиво...

Блестяще, Яков! Красотищщща!
Обожаю золотую осень!

Не силён в немецком, но у Вас действительно наиболее точный перевод.
Да что уж там, честно говоря, он мне понравился больше оригинала с его смазанной концовкой с листьями. И Ваши "бронзовые реки" (именно аллеи с опавшей листвой, погоняемой ветром) здесь более уместны, чем просто "дующие"листья в оригинальной трактовке. Я понимаю, что Рильке именно это имел в виду, но Вам удалось передать гениальность его стихов изяществом русских фраз и оборотов.

С ув
Вир

Не силен в немцком, но что значит, «затмить ход» часов, это бежать быстрее или медленнее часов?

Приветствую вас, Яков! Интересный перевод. Вы добавили осеннему дню Рильке цветных металлов:)
Впрочем, бронзовые реки, на мой взгляд, пришлись к месту. Последняя строфа вообще хороша.
Затми ход сбоит и делает строчку неудобоваримой.
О сласть солнца трудно не споткнуться. Сжигающая медь и стареющий сад, по-моему, тоже не очень убедительны. Захотелось немного поработать с вашим текстом, ну и позволила себе, не ругайтесь:)

Довольно лета, Господи, пора -
окутай тенью солнечные стрелки
и над землёй гулять спусти ветра.

Последним фруктам прикажи созреть,
ещё два тёплых дня пожалуй саду.
Хмельную сладость гроздьев винограда
печатью завершённости пометь.

С уважением, М.М.

Тридцать лет уже я перечитываю этот текст Рильке. Ещё после первого чтения сами собой сложились последние пять строк — не перевод конечно, а так, вольная интерпретация. Над остальным как-то не решался думать. Ваш увлекательный перевод подтолкнул внутреннее молчание нарушить — спасибо Вам за это. А Ваши "аллеи-реки" мне слышатся как "огненные", сад же, напротив, я бы не стал "сжигать" медью дней. А, например, подарил бы этому саду "двух южных дней сладчайшую камедь". В грозди же винограда вогнал бы "свет солнца" вместо "сласти". То есть, мне кажется, Вы построили эффективную конструкцию, которая позволяет её варьировать (совершенствовать дальше?). Умолкаю. Ещё раз спасибо — и за перевод, и за стимул:)

С уважением,
Тимофей Сергейцев

Спасибо, уважаемый Яков!

Получилось блестящее стихотворение по русски...

Я читаю и перечитываю Райнера Рильке с 1978 года по замечательному изданию в серии "Памятники литературы", в переводах Константина Богатырева. А
этого стихотворения я не знала...

В знак благодарности присылаю Вам мое вольное переложение начала Первой Дуинской элегии
Ваша Людмила


***

Ветер, что пел нам, стих,
холода грань алмазна.
я поборю мой крик,
я отрекусь от соблазна
темных рыданий... Ночь,
бездна ее несметна,
кто нам может помочь? –
нет, ни ангел, ни смертный,
с этим, молю, смирись,
знаю, смириться – жутко,
как ненадежна жизнь
наша в мире рассудка,
где торжествует хам,
рад добыче счастливой...
Что ж остается нам? –
дерево у обрыва,
верность словам – святых,
пламя, что возгорится,
ветер пространств мировых
нам опаляет лица,
с этим сроднимся огнем,
плача, но не лукавя,
птицы властным крылом
шаг наш в бездну – прославят.