Шекспир. Сонет 99. Бранил фиалку ранней я весной...

Бранил фиалку ранней я весной:
«Ярка ты слишком, милая воровка,
И нежной кожи пурпур неземной
Из крови друга ты сгустила ловко,
И аромат дыхания – не твой!».

Лилея красть у рук его горда,
И локон виден в листьях майорана;
А розы – на иголках от стыда:
Одна бела, другая же румяна;

А третья, не бела и не красна,
Их лепестки соединила вместе;
До смерти будет съедена она
В своем расцвете червяком из мести.

  Цветов есть много, но ни одного,
  Кто у тебя не взял бы ничего.


XCIX

The forward violet thus did I chide:
‘Sweet thief, whence didst thou steal thy sweet that smells,
If not from my love’s breath? The purple pride
Which on thy soft cheek for complexion dwells
In my love’s veins thou hast too grossly dyed.’
The lily I condemnиd for thy hand,
And buds of marjoram had stol’n thy hair;
The roses fearfully on thorns did stand,
One blushing shame, another white despair;
A third, nor red nor white, had stol’n of both,
And to his robb’ry had annexed thy breath,
But for his theft in pride of all his growth
A vengeful canker eat him up to death.
  More flowers I noted, yet I none could see
  But sweet or colour it had stol’n from thee.

А что.. А ничего себе..
Когда обвинение не буквально, проявляются живость процесса и сумасшедшинка обвинителя..
Приятно вспомнить, Александр.. И что Вильяма читают..
И Ваше упорство, достойное подражания..