Макс Герман-Найсе. Гимн Солнцу

Дата: 03-07-2015 | 23:02:32

Взахлёб пить солнце, свет лучей палящий,
успеть, пока на мир не пала тьма,
впитать холмов цветущих зной звенящий -
глотнуть вина, сводящего с ума.
И будто бражник в царстве аромата
порхать вслепую, позабыв про страх,
как в летней сказке - в зареве заката,
с сияющей короной в волосах.

Взахлёб пить солнце, чтоб виски пылали;
и, обликом светила пленены,
мы не заметим хлада синей дали,
дарующей спасительные сны;
пока в нагорье облаков пурпурных
не вспыхнет долгожданная гроза -
и, убивая тишь ночей лазурных,
забрызжет страстью солнца небеса!

22.07.1935


Max Herrmann-Neiße. Sonnen – Hymne

Die Sonne trinken und in vollen Zügen,
eh sich die Welt umnachtet und vergeht,
daß aller Sommerduft der Rosenhügel
wie roter Wein durch das Geblüt uns geht,
daß wir als unbeschwerte Schwärmer taumeln
beseligt blind für künftige Gefahr,
berauscht vom Zauber unsres Sommertraumes,
den goldnen Kranz der Strahlenden im Haar.

Die Sonne trinken dass die Schläfen glühen,
die Bilder blitzend unsern Sinn durchwehn:
wir spüren nichts vom Nahn der Abendkühle,
weil wir gebannt in Feuersbrünsten stehn,
bis aus der Wolken purpurnem Gebirge
das lang erwartete Gewitter flammt
und mordet meiner Nächte stilles Wirken
mit aller Lust, die von der Sonne stammt.

На мой взгляд, было бы просто прекрасно, если бы не перевод последних 4 строк. Когда я прочла оригинал, смысл изменился. Его легко восстановить в Вашем переводе, если поменять так, например,

"Пока с вершин, из облаков пурпурных
не грянет долгожданная гроза
и не убьет покой ночей лазурных,
забрызгав страстью солнца небеса"

А вообще у меня появилось а) искушение подобраться во второй части поближе к авторскому тексту; b) обыграть второй возможный смысл последней строки. Нельзя ли её прочитать и так, что гроза убьет в авторе ночной покой ВМЕСТЕ с его, автора, страстями, происходящими от солнца?

И вот что получилось:

Пить солнце, пусть горят виски и очи!
В мозгу у нас - видений ярких рой.
Не чувствуем мы холод близкой ночи,
пока пылает в нас пожар дневной,
покуда в вышине, в багровых тучах,
гроза не вспыхнет, и моих ночей
не истребит она покой могучий
со страстью раскаленных солнцем дней.

С уважением
S.