Шадреш бесконечности

Дата: 01-07-2015 | 01:18:16

1

- Ты посмотри, какой закат!
- Ага, как угольки в мангале.
И снова сиднями сидят,
лишь только позы поменяли.

Над ними вечные дубы
шумят листвой, и в этом шуме
есть предсказания судьбы,
по крайней мере, предпосылки для раздумий.

Шурша ореховым листом,
под кедром сорокаметровым
поет малиновка о том,
как больно жалил грудь венец терновый…

Костер кривляется у ног
марионеткою заката.
- Ну, что, давай на посошок?
- Пожалуй. А потом – по хатам…

2

А на поляне гвалт и беготня –
играют отроки в команчей и гуронов.
И челкою саврасого коня
взметается прибрежной ивы крона.

И от заката покрасневший лес,
где ирокезом – ель, бойтатою* – омела,
как воинство, сошедшее с небес,
топорщит копья и готовит стрелы

уже на отвоеванной земле
вокруг ручья, звенящего, как стремя,
вокруг остатков пищи на столе,
что был сколочен грубо и на время.

Заходится надсадным лаем пес.
Трепещут листья, воздух голубеет…
И выбегает ветер на откос,
и замирает, как пред Челубеем.

3

Огнем пылают бахтерцы
и бессерменские боданы,
на шлемах вкруг венцов зубцы
как будто лепестки тюльпанов.

Наборный щит и сагайдак,
на золотой пластине кречет, –
а сам глядит с прищуром, так,
как будто взглядом стрелы мечет.

На мазды с хондами взглянул
едва, презрительно-скользяще…
Пронесся по вершинам гул,
последний всадник скрылся в чаще.

Молчали женщины с детьми.
«Гал-гал! Гал-гал!» - кричали галки.
- Что это было, черт возьми?!
- Хер его знает! Годовщина Калки…

4

Дотлел бикфордов шнур заката,
на черном небе звезд гораздо.
Несутся, плотной тьмой объяты,
две хонды и четыре мазды.

Тьма – глаз коли, тем паче ветки
всё лезут сбоку, словно вампы,
кривляясь, как марионетки,
подсвеченные снизу рампой.

Ну а дорога бесконечна,
она все длится, длится, длится…
И нет машин почти что встречных.
И где там города границы?

Лишь только столбики с подсветкой
вдоль трассы, будто истуканы,
листвою скрытая разметка
да альфа зоркого Тукана.

* Бойтата – огненный змей (на языке индейцев Амазонии), по сути, шаровая молния.

Александр, третья часть больше всего понравилась. Каюсь, не знаю что такое "бессерменские боданы", да и "бахтерцы" тоже. но сразу захотелось узнать, ибо завораживает. Какой то новый вариант современного эпоса. Единственно, - не совсем понял: есть какая то музыкальная подоплёка, учитывая название всего цикла, в удлиннении последней строки в двух катренах первой части? С уважением, Константин.