Раймундо Коррейя. Монах

«Детское сердце добрее всего на свете», -
Я говорил ему, а он отвечал: «Едва ли.
Когда я бродил по дорогам, встречные дети
Мне, Елисею новому, в спину камни кидали».

Слова о славе и радости в этом аскете
(Волны седой бороды на рубище ниспадали)
Ничего не вызвали; он тем лишь ответил,
Что очи вперил в лазурные вечные дали.

Когда я все же сказал о любви, внезапным смехом
Разразился монах, щуря светлое око,
И это было как проблеск, едва уловимый взглядом,

Это было как будто неясных сумерек веха
Между вспышками солнца, которое уже далёко
И тенями ночи, которая уже рядом.

Raimundo Correia

O Monge

- "O coração da infância", eu lhe dizia,
"É manso." E ele me disse: - "Essas estradas,
Quando, novo Eliseu, as percorria,
As crianças lançavam-me pedradas..."

Falei-lhe então na glória e na alegria;
E ele - alvas barbas longas derramadas
No burel negro - o olhar somente erguia
Às cérulas regiões ilimitadas...

Quando eu, porém, falei no amor, um riso
Súbito as faces do impassível monge
Iluminou... Era o vislumbre incerto,

Era a luz de um crepúsculo indeciso
Entre os clarões de um sol que já vai longe
E as sombras de uma noite que vem perto!...

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!