Критический возраст

Ну, что ж сюжет банален и прост, как все женское. Работы нет, почти одна, дочка выросла и впереди полный океан свободы соленый от слез и бушующий от волнений освобожденной от всяческих обязательств души. Новый день, он наступил или еще продолжается старый – злой и надменный ко всем, кто остался за бортом? Подругам не до тебя. Тому, кто живет около, тем более, а дочерины 18 лишают всякой надежды найти взаимопонимание. Так, что же остается еще не старой, но давно и не молодой женщине за 40, потерявшей почву под ногами, а тем более, когда мир и вправду топит непогода вот уже которую неделю. Апрель, знаете ли, отвратительное время года. Именно этот месяц в последнее время является той кочкой, через которою с периодичностью в несколько лет я налетаю на очередные неприятности. А тут еще за 40. Просто подножка судьбы: опять свободна, ну пусть с оговоркой на почти, а она не принимается в расчет.
Собрать подруг не получилось как всегда. У одной вечные студенты, занятия и личная жизнь. Вторая в трансе от такой же почти случившейся с ней свободы. Странное, все-таки, время сейчас: умные, красивые женщины в полном рассвете сил оказываются за боротом жизни именно в тот момент, когда, казалось бы, должны быть востребованы в большей мере. То, что сейчас все определяют формы, а не ум и содержание, удручает больше всего. Если вымрут мамонты в очередной раз, мир не умрет, но лишится шарма. Это я о женщинах за… Смотрю на жизнь и понимаю, что становлюсь, если не лишней, то обособленной в своей недооцененности. А жаль. Сколько еще подвигов могло бы быть впереди, сколько гениальных открытий могли бы совершить ученые, наблюдая такой индивид в свободном полете. Но кто теперь занимается открытиями, кому здесь вообще есть до кого дело. Может, не все так безнадежно, не знаю. Но пока резюме раскиданы в просторах Интернета, где требуется и требуется, но… презентабельная внешность в возрасте далеком от критической цифры. Сижу, жду, починяю примус…
О любви не будем, о ней все сказано. Говорили, говорили и наткнулись на тот факт, что ничего в этом направлении уже придумать нельзя. Ничего со времен рыцарей и драконов переиначить не удалось. Ну, может быть, чуть больше цинизма и расчета, но в этом случае понятие любовь себя исчерпало потому, как мы-то с вами знаем, что эти понятия с пылкостью чувств не совместимы, как гений и злодейство. Хотя… мне же за 40, а потому я уже мало что помню об этом, так получилось. Я не виновата, ну, мне так кажется. Все, точка. Об этом больше не слова. А то заплачу еще, а мне нельзя, у меня все только начинается. Что не важно, а важно, что по-старому уже точно не будет. И слава богу.
Звоню родителям и понимаю, что ничего не хочется рассказывать, даже поныть не хочется. Все, взрослею, наконец-то. Вот не тянет расстраивать стариков. Жалко перекладывать свою свободу на их плечи. Удивляюсь и хвалю себя за выдержку. Я же сильная, я же все смогу сама, не важно, что который день хожу вокруг телефона и жду, что вспомнят, что позвонят. Это уже прелести свободы, в один миг перепрыгнувшей на пьедестал условного одиночества. Я не думаю, что я одна такая, кто-то же был в моей шкуре. Был, но по-другому смотрел на мир, и ему повезло. А мне еще надо работать над своим эгоцентризмом со знаком минус. Проклятый возраст! А может, в нем есть своя прелесть, ведь что-то обязательно должно быть. Даже «у природы нет плохой погоды». А жизнь человека, это не какие-нибудь дожди и ветры. Это марафон на длинную дистанцию, в котором предусмотрены остановки, взлеты и падения, ну и приплюсуйте сюда эти погодные аномалии. Смешно, честное слово. Подхожу к зеркалу, а улыбки на помятой физиономии не нахожу. Здрасьте. Все, пора выходить в люди. А то я за Вас, мадам, что-то побаиваться начинаю. Разрешите пригласить Вас на променад. И не отказывайтесь, прошу! Так и пойдем, побалтывая о том о сем, только вот о критическом возрасте ни-ни… Пусть люди не думают, что у нас с Вами приключилось раздвоение личности. Мы же умеем пустить пыль в глаза, знаем, как обходить неловкие моменты. Оденьте наушники, достаньте мобильный телефон и говорите, говорите, а я буду слушать очень внимательно. Впереди самая что ни на есть весна, а весной всякое может случиться. Весне все возрасты покорны и подвластны. Ступайте смело, осталось сделать несколько шагов. Апрель - он не вечен, как ничто в этом мире. И бог с ним, с плохим, пусть оно подождет за дверью. Сначала – надежда на весну, а уж там как получится, как напишется, как устроится.
Но это уже будет совсем другая история.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!