Ян Куровицки. Стихи.


Jan Kurowicki Ян Куровицки
http://pisarze.pl/poezja/6227--wiersze-tygodnia-jan-kurowicki.html

Spotkanie Встреча


Пришёл ко мне Гёте, и запахло садами Веймара.
Он смотрел с отвращением на залежавшуюся пыль в моей комнате,
На меня, с которым ничего не случается, и только.

Экселенц- сказал я- ожидаются ли у меня какие нибудь
Творческие замыслы, какие-нибудь идеи, а не только пыль, в которой
Тонет моё существование..

Ведь на свете осталась только ирония,
Но с ней живётся только наполовину, потому что остальное ослепляет Забота.
Событием стало твоё появление; лишь оно, хотя и в этом
Нет уверенности. Полюби что ли Мефистофеля вместо Фауста,
Ведь он того стоит.

И погаси отвращение, которое не приличествует смерти или
Полосни себе горло бритвой, поблескивающей тут вместо
Света.

Ведь ничто так не оживляет действия как труп.




Przemiany Превращения

В лесу я становлюсь лесом, звоном комара, мухой в глазу косули.
Ещё я и тёмный блеск ласточки, ткущей свой полёт.

Тлею в запахах, оттенках, в хриплом дыхании
Растрёпанной целости.

Любовь срывает с себя любовь как змея кожу,
Извивается струёй дыма в устах смерти.

Меня оставляет самому себе.



Historia rodzinna Родословная

Когда мой прадед Эдип выколол себе глаза, осталось у него зрение души
И Софоклу было о чём поведать.

Когда Беспокойство ослепило моего деда Фауста, ему осталось Ничто,
И Гёте было о чём написать.

В обоих случаях это благосклонно комментировалось в небе.

Когда зачал меня мой отец, не было о чём говорить и писать,
Вот: скурвилась только Обыденность и приняла моё тело.

У неба остался однако комок в горле.
Я не владею ничем. Ничто владеет мной.

Слушаю и читаю моих предков, хотя и проклинаю отца,
Только белая простыня укладывается мной в случайные сны.

Сверху вниз и снизу вверх плывёт она.
До мёртвых значений и небесных птиц, которые над этим потешаются.



Zamknicia i otwarcia Запирание и отпирание

Каждый год приходят ко мне и уходят клетки.
Запирают себя и отворяют, скрипят ; с дверных петель стекает
Ирония и смех, смех и ирония, и заклеиваются слюной.

Вхожу в них добровольно или непокорно и выхожу с
Тем же самым.

Когда-то казалось мне, что я птица и в счёт идёт только
Отпирание клеток.

Потом я обнаружил в этом возможности дел того мира,
Которые сами собой становятся мной.

Полётом овладевшие доски, гвозди, замки, карма или её отсутствие.
Придерживают меня они у земли
Гасят небом

***

Слушайте, Лев,
какую потрясающую встречу Вы устроили мне с незнакомым прежде Яном Куровицким!
От первого стихотворения я был просто в изнеможении от восторга, поверьте.
Удачи Вам.