Ю. Ли-Гамильтон. Химеры Прометея

Дата: 16-02-2015 | 12:50:01

I


Когда на содрогнувшийся Кавказ
    бог изливает ярости фиал,
    перуны мечет в каждый перевал,
ища Титана; и свирепый глас

громов пленённых пробивает лаз
    в небесной тверди; и внезапный шквал
    поёт свои пеаны между скал, —
стон испускает Прометей тотчас.

И следом, заглушая ураган,
    несётся крик такой больной души,
исполненной таких жестоких ран,

и раздаётся хохот из глуши,
    такой смертельной мукой обуян,
что ангелы дрожат в ночной тиши.

21-22 октября 2014



II


Невидим Прометей. Но по ночам,
    когда от молний вспыхивает бор
    между уступами Кавказских гор,
и пламя бьёт с высот по ледникам,

взметая снег багровый к облакам,
    и из ущелий рвётся на простор
    испуганных орлов визжащий хор,
тогда назло взбешённым небесам

там, на горящем кряже, предстаёт
    Титана тень в кипящей полумгле,
и вновь, как если б годы не прошли,

он, дерзкий взор вперяя в небосвод,
    грозит рукой, прикованной к скале,
Зиждителю уродливой земли.

22-23 октября 2014



Eugene Lee-Hamilton (1845-1907)

Promethean fancies

I


When on to shuddering Caucasus God pours
    The phials of his fury hoarded long,
    Plunging in each abyss his fiery prong
As if to find a Titan; when loud roars

The imprisoned thunder groping for the doors
    Of never-ending gorges; when, among
    The desperate pines, Storm howls his battle song —
Then wakes Prometheus, and his voice upsoars.

Yea, when the midnight tempest hurries past,
    There sounds within its wail a wilder wail
Than that which tells the anguish of the blast;

And when the thunder thunders down the gale,
    A laugh within its laugh tells woe so vast
That God’s own angels in the darkness quail.

II


Prometheus — none may see him. But at night,
    When heaven’s bolt has made some forest flare
    On Caucasus, and when the broad red glare
Flushes from crag to crag at infinite height,

Staining the snow, or running ruby-bright
    Along the myriad glacier-crests to scare
    The screaming eagles out of black chasms, where,
But half dislodged, the dark still grapples tight:

Then on some lurid monstrous wall of rock
    The Titan’s shadow suddenly appears
Gigantic, flickering, vague; and, storm-unfurled,

Seems still to brave, with hand that dim chains lock
    Midway in the unendingness of years,
The Author of the miscreated world.

На мой взгляд, великолепное попадание, ЮРИЙ!

С праздником!