Бедный Вова

Дата: 15-02-2015 | 14:04:19

1

Холод собачий.
Кончилось лето.
Кончилось бабье.
Грустно-то как.

В парке маньячит
кент с сигаретой.
В смысле маячит
навязчиво так.

Снова и снова
бедного Вову
дворник Трофимыч
гонит метлой.

Снова и снова
делом и словом
наикрепчайшим
гонит домой.

Вот только нету
у Владимира хаты.
Ну и куда он, сердечный, пойдет?

Стрельнет сигарету
у падлы патлатой.
Девять пропикало. Проснулся народ.

Холод собачий
встречает рабочий
хмурой ухмылкой
и матерком.

Маленький мальчик
по-птичьи лопочет,
вертит затылком
и хохолком.

Дернет мамашка его за ручонку,
запрыгнут в автобус, набитый битком.
Доцент Иванов матюгнется вдогонку.
Ччччерт! Ну, теперь весь день кувырком.

Полноте, Иванов. Бог, как говорится, с вами.
День нынче сказочный, как леденец.
Тонкие лужи. Хрустит под ногами.
Листья опавшие, как оригами,
в виде лисичек, рыбок, сердец.

Весь город сегодня в осенних обновках,
скроенных ладно, купленных ловко
(на распродажах в шумных пассажах).

Дефиле, господа!
То есть все ходим туда-сюда.

Ветренный – в ветровке.
Толстый – в толстовке.
Ковбой – в ковбойке.
Байкер – в майке из теплой байки.
Его байкерша Майка - в лайкре, лаке и жилетке из лайки.

И только бедный Вовка,
нос морковкой,
в жалких обносках,
в ушанке дырявой,
один носок красный, другой – шерстяной,
в зубах папироска,
сумка от противогаза справа,
грозный Трофимыч, как всегда, за спиной.
Типа, обидно, ёптить, за державу…

… Листья сжигают. Пахнет войной.

2

Пахнет луком подворотня.
Харч готовится сегодня
из куриных потрохов
и классических стихов,
из лущеного гороха
и прерывистого вздоха,
из лаврового листа
и забытого поста,
из картофеля соломкой
и трясучки перед ломкой,
из последней банки шпрот
и стопарика в улет.

В этот мрачный двор-колодец
солнце, словно инородец,
завернет на пять минут,
мол, меня в отелях ждут.

И потому так ослепительно отчетливы детали:
пятно любви на драном одеяле,
которое качает ветер на веревке,
бутылочные крошки после бурной ночевки,
вьюнок, ползущий по стене, позолотившиеся крыши,
надорванный карниз и труп разбившейся в лепеху мыши.

Картина, кажется, ясна.
И тут гражданская война.

3

По прошлому тоскует бедный Вова.
И чтобы передать свою тоску,
мычит, как симментальская корова,
прижав ладонь к гудящему виску.

А я тоскую по весне и лугу,
по непонятным приступам тоски,
по мотылькам, порхающим по кругу,
по запаху полыни у реки.

По прошлому тоскует бедный Вова,
по скрипу домовитых половиц,
по праздникам ванильным и еловым,
по лабиринтам книжных небылиц.

А я тоскую по тропинке дикой,
которая уводит в темный лес,
где на верхушках сосен, как на пиках,
распято тело голубых небес.

По прошлому тоскует бедный Вова,
вбирая в ноздри луковую вонь.
И острый лучик солнца золотого
булавкою вонзается в ладонь.

Ах, солнце, солнце, щедрый инородец,
то до хрена, то сразу ни хрена.
Собачий холод.
Мрачный двор-колодец.
Холодная гражданская война.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!