"К Мордору подползает зима – почти незаметно..."

Дата: 16-12-2014 | 16:04:59

* * *

К Мордору подползает зима – почти незаметно.
Вроде бы, все на местах: владыка на троне, охрана на стреме,
армия блещет щитами, полиция чаще и пуще
ищет и рыщет, народ аплодирует, выпучив красные очи.
Но проступает, знаете ли, как будто бы охлажденье,
будто бы контуры мира становятся четче, дымы – пожиже.
Орки, конечно, орут, но с какими-то нотками фальши.
Тролли, естественно, троллят, но как-то не очень усердно.
Темный властитель слишком давно пребывает во власти
снов и иллюзий. Мнится ему сакральное Лукоморье,
кольца всевластья, сплетенные в цепь, могучее древо,
жирный кошак с ухмылкой и голосом Стивена Фрая,
древний сундук, заяц, утка, яйцо, тупая иголка,
девочки в ластах, но тут расступаются ясные воды,
и вылезают тридцать морпехов с ахейского острова Пиндос,
с ними – бравый капрал Черномаз… Темный рыдает.
Темного корчит. Темному душно… Он просыпается с криком.
Он призывает к себе урук-хайев с южных окраин,
бурых медведей с Урала, драконов – из Поднебесной…
Он просыпается. «Что, – вопрошает, – драконы?» – «Их нету»…
Вновь просыпается. «Как там драконы?» – «Какие драконы?»…
Плачет. Опять просыпается… – ну, и так далее. В небе
черною молнией носится назгул, кличет и кычет:
«Ворог у Черных ворот... ! Эльфы распяли…! Всех – в пепел…!
Нам Поднебесная шлет сто восемь отменных драконов…!
Морлоки просят подмоги – соратники, кто сколько сможет…!»
Мордор свирепо ревет и смекает, что мяса не будет.
Мяса не будет, крови не хватит на всех – это ж ясно.
«Все – как один!» – ревут, примечая тех, кто потолще.
Маленький орк забирается в гору, садится на камень,
тихо вздыхает, чешет подмышку, смотрит и видит:
слева выходят к долине горные тролли и волки –
к орочьим хижинам, вбитым в хребтину пологого склона,
озеро лавы прямо под ним, над озером – назгул,
справа Ородруин плюется огнем и зловоньем.
«Все-таки Родина», – думает орк, обхвативши коленки.
«Чертова Родина…» – смотрит на Око, но Око в астрале –
только сполохи огня на псевдоготических скалах.
«Камень и пламень», – сверкает в мозгу. «Камень и пламень», –
шепчет неслышно маленький орк и вдруг ощущает
магию соединения слов, смертельную сцепку
смыслов и звуков. Он бьет себя в лоб, но снова и снова
«камень и пламень» – звенит в голове – «пламень и камень».
В ужасе смотрит на Око, но Око в глубоком астрале.
С запада дует все резче и злее, мяса не будет;
Вниз – неохота, и больше того, вниз – невозможно:
либо съедят, либо сам кому-нибудь вцепишься в глотку.
Что остается? Сидеть и ждать, что за «камнем и пламнем»
вспыхнет еще озаренье, и снова, и снова, и снова –
так, чтобы орочья речь не распалась на клекот и скрежет
в день, когда легкая тень проскользнет по тайной тропинке
к черной пещере – отверстому зеву Ородруина.

Словоблудие, не более того. Чтоб похвалили определённые, так сказать, "круги".