Роберт Фрост От одного аспекта к другому

Дата: 18-09-2014 | 01:48:52

Pоберт Фрост От одного аспекта к другому
(С английского).

Из них один не уступал другому.
Работали за плату. Пайк был старше:
мотыжил и косил уже полсотни лет,
а Дик был юн и полон школьных правил.
Так, если спорили друг с другом, кто главней,
то спор они вели всегда на равных.

"Твоя тревога не стыкуется с предметом", -
сказал с напором Пайк. А Дик хотел съязвить:
"Твоя тревога по-крестьянски бестолкова".
Но, вместо этого, спросил: "С каким предметом ?"

"Вопрос: ведётся ли работа так, как надо.
Взгляни на Доктора - ".
Они на кукурузе
как раз мотыжили последний гон.
Уже затем всё было надобно косить.
Крылатые беспомощные стебли
лежали возле их лодыжек, и не счесть
по скольку тысяч было в каждом акре.
Дик с Пайком всё смотрели вверх,
а Доктор не снимал ноги с панели багги
и выглядел, как главный на земле.
Его хоть выставь на Бредфордском Интервале
в Коннектикуте на виду,
чтоб он стоял там как ориентир.

"Не хочет даже ни на чуть прерваться,
боится, что упустит время", - промолвил Пайк,
заметивший, что Дик всё смотрит поминутно.
И Пайк добавил: "А тебе под стать полоть,
хоть с Доктором мечтаешь поменяться.
Давай-ка покричим, попросим, чтобы дал
скорей себе и людям полный отдых
от этой гонки. Правда, пользы никакой,
и у него пощады не упросишь.
Такого рода люди не поймут, что труд -
простое дело. По ним - он доблесть,
моральный долг, когда храбрец пойдёт в огонь".

Дик попросил быть к Доктору посправедливей:
"Он как-то мне сказал, когда мы шли домой,
что держит ногу на педалях управленья
и ощущает гордость, будто награждён.
Вот ты, мотыжа от реки, шёл мне навстречу.
Теперь возьми свою мотыгу на плечо
и, отдыхая, прошагай весь гон обратно,
заискивая перед грязью лишний раз.
Не явится ли одинаковое чувство ?
Ты говоришь, что сам не избегал труда.
Ты предлагал пари, что за день сделал больше,
как делал весь тот срок, что жил".

"Но я ни для кого два гона не мотыжил !"

"Ты делал правильно. Вточь так, как все мы,
при чтении, не так ли, Билл ? Закончим строчку -
глаза уводим, отдыхая, через лист
к началу новой и тогда читаем снова.
А был порядок чтения бустрафедон:
сперва вперёд, потом назад. Он не привился".

Пайк с опасением и мрачно проворчал,
как будто уясняя мысли,
изложенные парнем. Пришёл к реке,
демонстративно прекратил работу,
и, будто не заботясь, поймёт ли Дик,
пошёл обратно и продолжил рассужденья:
"Нельзя давать себя поработить,
и очень важно не совсем увязнуть
в заботе зарабатывать на жизнь,
к тому ж мне тошно расправляться с сорняками.
Я предложил бы перемириес врагом".

"Поосторожней с этой пропагандой.
Когда бы сел я, вместо Доктора, на пост,
так проклял бы тебя за эти мысли".

"Ты рассуждаешь как индейский вождь -
ты будто вновь явившийся Текумсе.
Ты помнишь Шермана* ? Что был за генерал !
Второе имя у него Текумсе".
(Пайк даже голосом поддразнивал юнца).
"Ты, видно, хочешь зваться Ричардом Текумсе".

"Нет, передумаю".
"Ты это говоришь,
чтоб уколоть меня и с Доктором сомкнуться,
вы в социальном смысле не чутки,
не то о классах рассуждали бы иначе.
Вы не умеете предвидеть перемен".

"Я говорил, чтоб обсудить его идеи,
как и твои, но, главное, его.
Подозреваю, важность этого всё больше.
Чем дольше вижу весь объём работ,
дела всё хуже - не хочу смотреть".

"Нет, ученик, совсем не так. Не нынче -
когда-нибудь, я покажу, что всё не так.
Сегодня ж я хочу потолковать о солнце.
Май, как и ожидали, нас подвёл.
Чуть лучше был июнь - холодный и дождливый...
Хоть был и самый длинный день в году,
того, что солнце было в небе,
никто и не почувствовал тогда.
Оно явилась, чтобы нам поджечь всё лето.
Потом спасалось, чтобы в лаве не застрять,
когда могли в жару растаять скалы.
Мы ж сдерживали тот его разгул".

"Так это то, что делает наш Доктор;
что нужно было делать в школе мне,
спасая голову от лишних знаний.
В себе да в солнце разум ты признал,
а в Докторе признать его не хочешь".

"Ну, что ж. Давай договоримся и о нём.
Могу признать, он может быть полезен.
Зимой он деловой и очень занят. -
В те дни, когда в упадке** солнце
и каждый никнет перед Рождеством, -
летят снежки, фонарь мигает феерично,
блестят окраска и металл его саней".

Дик, что-то не поняв** и не расслышав,
собрался, было, сразу уточнить
расположенье Солнца в зимнем небе,
но в астрономии и сам был не силён.
Ему ещё полкурса оставалось
пройти зимой. А сверх того,
он расхотел противоречить.

И оба сгорблись затем, чтоб воевать
с речным аллювиальным грунтом.
Весь день звенели острия мотыг,
к их удивленью, повстречавшись с камнем.
Любой из них хотел быть впереди,
покрикивали при удаче,
но становились, соревнуясь, лишь дружней.

У Пайка руки действовали ловче,
с изящетвом, и не хотели уставать.
И Дик признал: "Работаешь ты мудро,
даёшь мне ценные уроки, Билл.
Я у тебя учусь раздумывать о солнце.
Ты эту тему хорошо мне преподал.
Оно дарит нам лето и сбегает,
не разглядев, чем мы, благодаря ему,
обзавелись. Ему не надобно награды.
Оно стаёт к благодарителям спиной,
не хочет, чтоб его считали богом.
Ему вполне достаточно того,
как кланялись ему в Перу и персы...
Достаточно ли я уже сказал,
чтоб выразить тебе моё почтенье ?"

"Вполне", - ответил мало что читавший Пайк.
"Так каждый год нам нужен Санта Клаус,
за кем скрываются на деле мать с отцом
с подарками на Рождество, чтоб благодарность
летела в адрес подставного добряка.
И даже он всегда, на всякий случай,
сбегает сквозь каминную трубу.
Его исландский адрес нам известен:
Живёт на Гекле. Можно написать,
но говорят он не читает писем.
А Санта Клаус нужен и, к счастью, даже есть".

"О нём я знаю, даже склонен верить", -
ответил Дик, услышав речи Пайка,
кому неведом был ни Милтон, ни Шекспир.


Robert Frost From Plane to Plane

Neither of them was better than the other
They both were hired. And although Pike had the advantage
Of having hoed and mowed for fifty years,
Dick had of being fresh and full of college.
So if they fought about equality
It was on an equality they fought.


“Your trouble is not sticking to the subject,”
Pike said with temper. And Dick longed to say,
“Your trouble is bucolic lack of logic,”
But all he did say was, “What is the subject?”

“It’s whether these professions really work.
Now take the Doctor —“

They were giving corn
A final going over with the hoe
Before they turned from everything to hay
The wavy upflung pennons of the corn
Were loose all round their legs—you couldn’t say
How many thousand of them in an acre.
Every time Dick or Pike looked up, the Doctor
With one foot on the dashboard of his buggy
Was still n sight like someone to depend on.
Nowhere but on the Bradford Interval
By the Connecticut could anyone
Have stayed in sight so long as an example.

“—Taking his own sweet time as if to show
He don’t mind having lost a case,” Pike said;
And when he caught Dick looking once too often,
“Hoeing’s too much like work for Dick,” he added.
“Dick wishes he could swap jobs with the Doctor.
Let’s holler and ask him if he won’t prescribe
For all humanity a complete rest
From all this wagery. But what’s the use
Of asking any sympathy from him?
That class of people don’t know what work is —
More than they know what courage is that claim
The moral kind’s as brave as facing bullets.”

Dick told him to be fairer to the Doctor:
“He looks to me like going home successful,
Full of success, with that foot on the dashboard,
As a small self-conferred reward of virtue.
I get you when you hoe out to the river,
Then pick your hoe up, maybe shoulder it,
And take your walk of recreation back
To curry favor with the dirt once more.
Isn’t it pretty much the same idea?
You said yourself you weren’t avoiding work
You’d bet you got more work done in a day,
Or at least in a lifetime, by that method.”

“I wouldn’t hoe both ways for anybody!”

“And right you re. You do the way we do
In reading, don’t you Bill?—at every line end
Pick up your eyes and carry them back idle
Across the page to where we started from.
The other way of reading back and forth,
Known as boustrophedon, was found too awkward.”

Pike grunted rather grimly with misgiving
As being thus expounded to himself
And made of by a boy; then having reached
The river bank, quit work defiantly,
As if he didn’t care who understood him,
And started his march back again discoursing:
“A man has got to keep his extrication.
The important thing is not to get bogged down
In what he has to do to earn a living.
What’s more, I hate to keep afflicting weeds.
I like to give my enemies a truce.”

“Be careful how you use your influence
If I decided to become a doctor.
You’d be to blame for furnishing the reasons.”

“I though you meant to be an Indian Chief —
You said the second coming of Tecumseh.
Remember how you envied General Sherman*.
William Tecumseh Sherman. Why Tecumseh?”
(He tried to imitate Dick’s tone of voice.)
“You wished your middle name had been Tecumseh.”

“I think I’ll change my mind.”

“You’re saying that
To bother me by siding with the Doctor.
You’ve got no social conscience, as they say,
Or you’d feel differently about the classes.
You can’t claim you’re a social visionary.”

“I’m saying it to argue his idea’s
The same as your idea, only more so.
And I suspect it may be more and more so
The further up the scale of work you go.
You could do worse than boost me up to see.”

“It isn’t just the same, and someday, schoolboy,
I’ll show you why it isn’t — not today.
Today I want to talk about the sun.
May as expected was a disappointment,
And June was not much better, cold and rainy.
The sun then had its longest day in heaven
But no one from the feeling would have guessed
His presence was particularly there.
He only stayed to set the summer on fire,
Then fled for fear of getting stuck in lava
In case the rocks should melt and run again.
Everyone has to keep his extrication.”

“That’s what the Doctor is doing, keeping his.
That’s what I have to do in school, keep mine
From knowing more than I know how to think with.
You see it in yourself and in the sun;
Yet you refuse to see it in the Doctor.”

“All right, let’s harmonize about the Doctor.
He may be some good, in a manner of speaking.
I own he does look busy when the sun
Is in the sign** of Sickness in the winter
And everybody’s being sick for Christmas.
Then’s when his Morgan lights out throwing snowballs
Behind her at the dashboard of his pung.”

“But Cygnus** isn’t in the Zodiac,”
Dick longed to say, but wasn’t sure enough
Of is astronomy. (He’d have to take
A half course in it next year.) And besides,
Why give the controversy a relapse?

They were both bent on scuffling up
Alluvium so pure that when a blade
To their surprise rang once on stone all day
Each tried to be the first at getting in
A superstitious cry for farmer’s luck —
A rivalry that made them both feel kinder.

And so to let Pike seem to have the palm
With grace and not too formal a surrender
Dick said, “ You’ve been a lesson in work wisdom
To work with, Bill. But you won’t have my thanks.
I like to think the sun’s like you in that —
Since you bring up the subject of the sun.
This would be my interpretation of him.
He bestows summer on us and escapes
Before realizing what we have
To thank him for. He doesn’t want our thanks.
He likes to turn his back on gratitude
And avoid being worshiped as a god.
Our worship was a thing he had too much of
In the old days in Persia and Peru.
Shall I go on or have I said enough —
To convey my respect for your position?”

“I guess so,” Pike said, innocent of Milton.
“That’s where I reckon Santa Claus comes in —
To be our parents’ pseudonymity
In Christmas giving, so that they can escape
The thanks and let him catch it as a scapegoat.
And even he, you’ll notice dodges off
Up chimney to avoid the worst of it.
We all know his address, Mount Mecla, Iceland.
So anyone can write to him who wants to;
Though they do say he doesn’t open letters.
A Santa Claus was needed. And there is one.”

“So I have heard and do in part believe it.”
Dick said, to old Pike innocent of Shakespeare.
(1948) 1949 "An Afterword" from "Comlete Poems".

Примечания.
В Интернете не обнаржено других переводов стихотворения From Plane to Plane
на русский язык. В этом стихотворении Роберт Фрост излагает диалог двух наёмных сельскохозяйственных рабочик на кукурузном поле. Один из них Билл Пайк - пожилой человек, другой Дик - ещё не закончил курс обучения в школе. Они расчищают мотыгами рядки кукурузы перед уборкой урожая. Тема беседы - отношение к работе и к жизни. В качестве примера и объекта обсуждения ими
выбран третий член их бригады: механизатор, который косит стебли, они называют его Доктором.

*Генерал Уильям Текумсе Шерман (1820-1891). Его отец был восхищён индейским
вождём Текумсе, поэтому дал сыну такое второе имя.
**Пайк сказал, характеризуя зимнее солнце, "the sign of Sickness"; Дику послышалось - "созвездие Лебедя" -
"Сygnus".


Так уже привык к фростовской описательности, что всё равно интересно. Диалоги, вроде бы простые, но не лишены своего обаяния.
Спасибо, Владимир.
Кашу маслом не испортишь!
+10!