Владимир Ягличич Картина озера и другое

Дата: 13-09-2014 | 02:04:25

Владимир Ягличич Картина озера
(С сербского).

Прекрасная и вечная картина.
Весь берег страстно в озеро глядится,
как будто хочет кинуться в пучину,
в зеркальный плен, в прозрачную водицу.

Тут длится безымянное слиянье -
небесные лучи его согрели -
благословенный, в солнечном сиянье,
святой покой и достиженье цели.


Владимир Ягличич Ценители
(С сербского)

"И горько сам под саваном
смогу расхохотаться".
Воислав Илич

"И горко сам насмejо ce
под мртвачким покровом"
Воjислав


Стихи и песни, сны о счастье,
след страстных взлётов и паденья !
Чтоб злой глупец с нахальной пастью
сказал: не страсть, а плод корпенья.

Что хуже, так разъевшаяся туша,
какой-нибудь профессор дальнозоркий,
пока супруга с ассистентом тешит душу,
меня отыщет у себя в конторке.

Затем, как с древним сысканным сосудом,
направится к министру-самодуру -
мол, надобно украсить этим чудом
национальную литературу.

Конечно, не поймут друг друга.
Меня почтит лишь всем известный,
блистательный поэт-пьянчуга,
любитель сливовицы местной.


Владимир Ягличич Некрологи
(С сербского).

Два очень броских некролога.
Газетный лист оформлен строго:

мы видим имена и лица
да сожаленья на странице.

Друзья в теченье полувека
прекрасно знали человека

и нынче говорят изустно,
какие в них таились чувства.

Один, прощаясь, для чего-то
несмелым пальцем гладит фото.

Мертвец, убитый вечной гонкой,
сейчас лежит с улыбкой тонкой.

Живых друзей мы ценим тоже,
а умершие нам дороже.


Владимир Ягличич Тревожные думы,

Сбылась беда, к какой его молва приговорила,
о чём твердили линии мозолистых ладоней,
затёртые, как трассы на пластинках из винила.
Невыносимый час скорбей и боль - ко всем заботам !
И близкие, теснясь вокруг, ждут скорбных церемоний.
И кровь готова взвиться буйным гейзером в аорте,
и потрясенье, будто бы вступил в борьбу с комплотом.
Так Цезарь чуял бунт врагов, вскипающий в когорте.

В толпе порядка нет. Одно подобие предстало,
простая толчея людей, пришедших к ритуалу,
хотя уже давно почти ни в ком не стало веры.
Лишь только телевизор да компьютер - две иконы
и окна в мир, куда все смотрят свыше всякой меры.
Сменились принципы и все моральные законы.
Что было дорого, всё больше тонет в дешевизне
и всюду зло всё больше вытесняет радость жизни.

В чём мы уверены ? Мы все уйдём во тьму, конечно,
раз жизнь у нас бессмысленна; возможно, и без сути.
Но вовсе нет таких причин, чтоб смерть брала нас спешно.
Пусть день за днём берёт лишь тех, что молят о приюте.
Мы - без заступников. Нам нечем будет защититься.
И будут гарпии кричать над нами изуверски.
Зловещим карканьем проводят нас ночные птицы -
Но мы не разберём. Ведь будут клясть нас не по-сербски.

Нас ждёт свобода. Мы переместимся в стратосферу.
Искали благодать - и обретём взамен химеру.
Легко представить нашу жизнь уютным перерывом,
меж парой жутких сцен, когда снимается ужастик.
Когда на некий срок раскрыт над нами тёмный полог,
то свет нам кажется вполне цивильным и красивым
и чудится, что мы живём и трудимся для счастья,
но этот мир надежд лишь иллюзорен и недолог.


Владимир Ягличич Неразрывная связь

Ничего не делил бы с вами:
ни равнины, ни горы, ни реки,
а занялся б другими делами
и простился б скорей навеки.

Но, когда уж пальто наготове,
вдруг ребёнок смеятся станет -
и спадает давление крови,
а из сада розы поманят.

Задираете нос для ссоры -
он сырой, как у жабы с болота,
и во мне уже нет задора,
и к грызне - никакой охоты.

Что ни раз, обратясь к Сивилле,
я о будущем знать желаю -
та в ответ - о хворях, распыле,
о тревогах родного края.

Что сиянья полно, что сгнило.
Были взлёты, были паденья.
Всех и каждого здесь вспоила
материнская грудь с рожденья.

Сёстры, братья ! Не будет прощанья.
Сдёрнув маску и все прикиды,
я хочу прийти к пониманью -
чтоб воспеть вас, забыв обиды.



Владимир Ягличич Побег (Izlazak)
(С сербского).

1.
С каких-то пор гляжу на вещи, мучась:
на мебель, телевизор, на посуду -
они хотят влиять на нашу участь
и вечно нас преследуют повсюду

своею пылью, что нам надоела,
объёмностью, что давит нас угрюмо,
стремлением мешать нам делать дело,
желанием забраться в наши думы.

Тьма книг да ящики, что крутят диски,
да кабели, что всюду под ногами.
В них страхи и трагические риски -
в добавок к эстетической программе
вдруг брызнет электрическое пламя.

Да и перо моё томится целью -
разить, а не отсиживаться в келье.
В итоге скарб, забивший все хоромы,
велит мне убираться прочь из дома.

2.
Но мрачен лик у дома за дверями,
и лестница - как спуск на дно оврага.
Стою: минуты кажутся часами.
Уйти - нужна великая отвага.

Но страх - иллюзия. Была б охота !
Ведь есть жильё получше, без сомненья:
земля достойная твоей заботы -
запущенное дедово именье.

Оно сегодня ждёт, как баррикада:
прильну ль я нынче вновь к окну эфира,
а я ещё не знаю, что мне надо:
уйти ль из жизни, или из квартиры ?

3.
С каких-то пор, пресытясь пошлым вздором,
всё вспоминаю о селе и деде,
и выбираюсь тёмным коридором,
чтоб прочь умчаться на велосипеде.

4.
Неважно, как помчусь я до распутья,
где распрощаюсь с леденящей сутью.
Наврядли путь проляжет ровной гладью,
но поборюсь с жестокой непроглядью.
Помчусь с одним желаньем, где ни буду,
не ведая, когда дойду дотуда.
(Наверное, надежда иллюзорна,
но с ней расстаться было бы позорно).

5.
Со всей своей решимостью отважно
пущусь из обстановки мне немилой,
хотя бы и в распутицу - неважно ! -
но, если возвращусь, то с новой силой.
(Предметный мир - как спрут - и, несомненно,
не даст сбежать из тягостного плена).
Я всё же подберу заветный ключ:
пусть в тесный мрак пройдёт хотя бы луч.


Владимир Ягличич Драгану Даниловичу
(С сербского).

С утра сверх зубьев огражденья
светило смотрит вниз лучисто.
День вымостили прегрешенья,
а тропки выметены чисто.

Целуя сельскую дорогу,
всё мерит рыжий луч бесстыжий.
Я б сам за разум дал немного:
и мной инстинкт - не разум - движет.

Пустив по ветру крохи знаний
и славу не ценя нимало,
я весь с утра в пылу мечтаний,
чтоб голова свежее стала.

Здесь вид на мир какой-то зыбкий,
лишь ветер распевает, дуя,
мол, было всё сплошной ошибкой -
всё зря и попросту впустую.

Примечание.
Стихотворение написано в начале 90-х гг.
Драган Данилович (год рожд.1964) - сербский художник-карикатурист, друг автора.


Владимир Ягличич Без
(С сербского).

Пусть больше ни во что не ценят,
что ты помог ребёнку и больному,
но нас ничто не переменит -
покой не купишь по-иному.
Плоды земные - всё тлетворней.
Движенье дальше - всё нелепей.
Живём БЕЗ жизни и БЕЗ корня,
не для себя и носим цепи.

Пусть больше не найдёт путей
узнать у старших все причины
никто из ищущих детей.
Мир БЕЗ ответов. А кретины
берут всё на смех зло и чуждо:
и разум наш, и наши нужды,
и имена, и всех пенатов,
но нам с предвыборных плакатов
покажут "добрых" плутократов.
Наводят ужас - что ни лик.
Мир ходко движется в тупик.

Владимир Ягличич Пробуждение
(С сербского).

Ни ночь, ни заря. Просто тьма отделилась от света.
Ты в кресле заснёшь, чтобы в яме проснуться в итоге.
И вот куда-то зовут. Не знаешь, откуда это.
Никто с фонарём не укажет оттуда дороги.

И мало что видно в яме. Лишь только одна свеча
тускло горит, качаясь, в этой суровой могиле,
да восковая струя, покуда ещё горяча,
себе магистраль пробивает меж тех, что застыли.


Владимир Ягличич Глубокая тайна
(С сербского).

Народ мой обладает древней тайной.
Она не тонет в современном шуме,
не гибнет даже в лютости бескрайней,
живёт в его душе и в мудрой думе.

Народ хранит и то, что я не в силах.
Льёт пот страданий, но не бросит знамя.
Он помнит родичей, что спят в могилах,
и гром побед, и грязь, что под ногтями.

Я встретил земляка. Он шёл с работы.
Мотыжил в поле. Нас свела дорога.
Я плохо представлял его заботы.
Он мне сказал: "Трудиться нужно много !"

Он прав. Не сыщешь лучшего примера.
Вся мудрость не под докторской ермолкой,
а у людей с натруженною холкой, -
да в снах, где слиты вместе жизнь и вера.






Хорошо, только поправьте имя автора.

Прекрасная умная поэзия!
Спасибо, Владимир! Вы как всегда на высоте!-:)))


п.с. "Вдладимир Ягличич Картина озера" - затесалась лишняя буковка...

С теплом,
Вячеслав.