Поэзотриптих

Дата: 01-09-2014 | 13:24:02

ПЕССИМО

Я уж о том и не говорю, что у женщин случаи такие есть, когда очень и очень приятно быть оскорбленною, несмотря на всё видимое негодование.
Они у всех есть, эти случаи-то; человек вообще очень и очень даже любит быть оскорбленным, замечали вы это?
Но у женщин это в особенности.
Даже можно сказать, что тем только и пробавляются.
Ф.М. Достоевский
"Преступление и наказание"

Такие нынче времена,
Они и мерзостны и серы.
Коню не важны стремена,
Важнее всадника манера.

Иной сидит себе в седле,
Но чуть поддёрнет он уздою,
И конь, как Вакх навеселе,
Летит кометою гнедою.

Другой нагайкой, каблуком
Дубасит круп блестящий конский,
А конь плетётся ишаком,
Вдову везущим на знакомство.

Объят седлом, он выстрел ждёт,
Скакун по имени «Россия»
Кто поведёт его вперёд
В седле, как на Голгофе сидя?

Кто, круг зловонный разорвав,
Прикажет просто «Делай дело!»
Вопрос сотрёт «Кто виноват?»
И с ним другой вопрос «Что делать?».

Ещё снабдил Россию Бог
Любимым возгласом бессилья
«Я – не лекарство, Нет! Я – боль!»
Как любит этот взрыд Россия!

Всё жаждем праведных попов
Своим загрешенным приходам,
Чтоб...может быть...тогда...потом,
Стать четвертьправедным народом.

Она! Как её забыл?
Крупна, ценна, казиста с виду.
И я ведь так её любил
когда-то...ладушку-обиду.

Обиду, сладостную боль
Возящих воду на закорках,
Души российской плаху, хворь
Рак - для живых, отраду - мёртвых.

И эту боль и этот взрыд
Мы ценим с истовой заботой,
Как ценит старый инвалид
Свои копеечные льготы..

А может хватит в душу лезть
Россия – женщина, ведь точно?
Её удел: себя жалеть,
Жалеть взахлёб и днём, и ночью.

Беречь себя? Ещё чего,
Пусть бережёт меня, он…этот
Он сбережё-о-о-т! Ведь для него,
Куда приятней старый метод.

И вот расчёт за сладкий миг:
Разверстый паз, и боль, и мука.
Иль входит в злой холодный мир
Дитя, ненужное, как муха.

Стоит скакун, усталый круп,
Глазами ищет: «Где же завтра?»
И вроде бы ездок не глуп,
Да ноги в путах у кентавра.

ЭРО

Когда Создатель остроумный, походя,
-Такой каприз, порой бывает у него -
Неверным светом запоздалой похоти
Вдруг озарит полуживое естество…

Вкус кислосладкий блюда местечкового
Возникнет на подсохшем языке,
И камешек соска так остро снова ты
Вдруг ощутишь меж пальцев на руке…

Совместный одр и дружба добродушная
И стона спёртого совместный скудный пир.
Вам на двоих была та ссуда ссужена
Грядёт возврат, торопится Банкир.

Ты отдал всё, кошель твой пуст как вакуум,
Но никогда ты не узнаешь, нет
Размер остатка в сумке её лаковой
Тех, ссуженных Создателем монет.

А свет погас, растаял коркой наледи,
Ненужный всплеск в спокойстве полусна.
Оставь, Создатель! Да...,смешно... а надо ли?
Ведь сна так мало, да и спит она…

АГНОСТО

Светлая Пасха, воздух апрельский,
Пахнет ванилью, скорлупки красны.
Грустный пророк, дар земли Вифлеемской
Что ж ты вознёсся во время весны?

Осень, ведь самое время ухода
пара с земли, светлых дней и листвы,
Ну, подождал бы немного...полгода,
Или…с довеском недель – до зимы.

Знаю, не ты расписал тот сценарий,
Чай, позатейливей был сценарист…
Жизни ковчег, не соструган он нами,
Мы лишь, как твари по паре внутри.

Зло и добро не дают в общей сумме
Ноль, пустоту, в мирозданье провал,
Ты всех любить, как себя, надоумил,
Только вот «как» промолчал, не сказал.

Да и зачем? Это не интересно,
Надо, конечно же, но не сейчас,
Вот поделить полномочия, кресла,
Право трактовки…Да! Это про нас.

Ну а тебе Рождества свежий ельник,
Пасхи съестного веселья фонтан,
Что ж ты вознёсся-то не понедельник?
Видно спешил обустроить всё там…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!