Роберт Фрост Голубика

Дата: 03-08-2014 | 05:27:06

Роберт Фрост Голубика (Blueberries)
(С английского).

"Представь себе, что нынче видел я вокруг,
дорогою в село сквозь Мортенсонов* луг:
какая вызрела - в полпальца - голубика.
Возьми собой ведёрко да взгляни-ка.
Туда посыплется небесно-синий град,
забарабаня, будто движется парад.
Она вся спелая - ни ягодки зелёной.
Кто будет первым, тот с наградою законной".

"Жаль, я не знаю той поляны потаённой ?"

"Ты помнишь вырубку, где года два назад -
никак не более - губили всё подряд.
Потом, когда закончили то дело,
был осенью пожар - почти что всё горело".

"Там ни единый куст не вырос в этот срок,
и голубичник тоже бы не смог.
Его там не было в тени сосновой рощи.
Ни признака. Там почвы были тощи.
Теперь там выжжен весь былой сосняк,
и папоротник тоже там иссяк.
Ни травки нет. Нет зелени. Всё чисто.
Вдруг - presto - ягодки трезвонят, как мониста.
Почти иллюзион, как в цирке. Трюк артиста".

"Вняв запах ягод ты почуещь дух золы.
Там пеплом с сажею забиты все углы.
Плоды земли приобретают цвет эбена,
а ветер, их синя, туманит постепенно.
На пальцах всех, что предлагают тот товар,
всегда налёт, похожий на загар".

"Не жаль ли Мортенсону этого богатства ?"

"Нет, он не скупердяй, не любит жаться.
Ему что ягоды, что шумные вьюрки.
И то и это для него лишь пустяки.
(Он подражает добрякам-аборигенам)".

"А я дивлюсь, что ты не встретился с Лореном".

"Нет. Слава Богу ! Увидал. Пустился в путь
затем, чтоб с края пастбища взглянуть
за изгородь и дальше - на дорогу.
Лоренов юных, с разным грузом, было много.
Там и Лорен-папаша стал на страже,
но нынче почему-то без поклажи".

"Увидел ли тебя ? Что сделал ? Был ли зол ?"

"Он много раз кивнул мне - снизошёл.
Он очень вежлив, кто бы ни был рядом,
но о себе он мнит. Легко понять по взглядам.
По ним легко и размышления понять:
"Я уйму ягод не собрал опять.
Оставил зреть. Должно быть, сделал промах".

"Он первый скопидом из всех знакомых".

"Скорее бережлив, но он живёт в нужде.
Семья большая. Все заботы - о еде.
Он всех на ягодник приводит для жировки,
как птиц - клевать и делать заготовки.
Запас - на целый год, для кучи едоков,
а часть - в продажу, на покупку башмаков".

"Пусть скажут что хотят ! Но дивная метода -
жить только тем, что нам даёт Природа,
не угнетённая сохой и бороной".

"Увы ! Всегда с согнутою спиной.
Ещё юнцы, а труд у них батрацкий
и странный вид, торжественно-дурацкий".

"Зато известно им всегда наперечёт,
какая ягода когда и где растёт:
в трясинах - клюква, алая малина -
на каменистых склонах, у вершины.
Однажды шли они, и каждый нёс цветок,
воткнутый в полный свежих ягод туесок.
"А что за ягоды ?" - спросил, стыдясь незнанья.
Ответили про них, что без названья".

"А как-то раз я приложил старанье,
чтоб спровоцировать Лорена-старика.
Сказал, что все вокруг, признав за знатока,
желают вызнать у него места для сбора.
Вот, думал я, получится умора.
Польщённый плут на то ответил скоро -
пообещал помочь, а год был очень плох:
росла одна трава да жёсткий серый мох.
Уж всё немногое, что вызрело, собрали.
Лорен однако говорил в запале,
как вежливый радушный мажордом:
"Да, я уверен. Я уверен, что найдём.
И заключил с серьёзным важным видом:
"Мадам, не даст солгать ! Я все секреты выдам".

"Он счёл своими все природные дары.
Давай докажем, что всё это - до поры.
С утра, настроившись решительно и бодро,
пойдём на этот луг, лишь только было б вёдро.
Когда с зарёй роса рассыплет серебро,
в кустах теряешься, как поезд в тьме метро.
Мы бегали туда с тобой для сбора ягод,
ещё не ведая ни горестей, ни тягот.
Случалось там в кустах надолго скрыться
и, лишь увидев спугнутую птицу,
летевшую с гнезда через кусты,
я оттого угадывал, где ты.
А птица эта не сходила с ближних трасс,
взволнованно крича: "Вот здесь один из вас".
Порой казалось - ты удрал уже на милю.
Мне те исчезновения претили.
Раз, помню, выдал громкий-громкий крик,
а отклик тут же рядышком возник.
Ты вовсе никуда и не девался:
кусты густы, а не сбивался с галса".

Мы не захватим этот Рай, чтоб наслаждаться:
Лорены прибегут - сестрички, братцы.
Вся эта милая компания резва.
Не станут драться, но кивнут едва-едва.
Они считают, что имеют все права.
Займутся сбором. Мы тогда уйдём.
Но видели бы вы то место под дождём !
В листве все ягоды - блестящее виденье,
приманка для воров, как редкие каменья.

Robert Frost Blueberries

"You ought to have seen what I saw on my way
To the village, through Mortenson*'s pasture to-day:
Blueberries as big as the end of your thumb,
Real sky-blue, and heavy, and ready to drum
In the cavernous pail of the first one to come!
And all ripe together, not some of them green
And some of them ripe! You ought to have seen!"
"I don't know what part of the pasture you mean."
"You know where they cut off the woods - let me see -
It was two years ago - or no! - can it be
No longer than that? - and the following fall
The fire ran and burned it all up but the wall."
"Why, there hasn't been time for the bushes to grow.
That's always the way with the blueberries, though:
There may not have been the ghost of a sign
Of them anywhere under the shade of the pine,
But get the pine out of the way, you may burn
The pasture all over until not a fern
Or grass-blade is left, not to mention a stick,
And presto, they're up all around you as thick
And hard to explain as a conjuror's tri
ck."
"It must be on charcoal they fatten their fruit.
I taste in them sometimes the flavour of soot.
And after all really they're ebony skinned:
The blue's but a mist from the breath of the wind,
A tarnish that goes at a touch of the hand,
And less than the tan with which pickers are tanned."
"Does Mortenson* know what he has, do you think?"
"He may and not care and so leave the chewink
To gather them for him--you know what he is.
He won't make the fact that they're rightfully his
An excuse for keeping us other folk out."
"I wonder you didn't see Loren about."
"The best of it was that I did. Do you know,
I was just getting through what the field had to show
And over the wall and into the road,
When who should come by, with a democrat-load
Of all the young chattering Lorens alive,
But Loren, the fatherly, out for a drive."
"He saw you, then? What did he do? Did he frown?"
"He just kept nodding his head up and down.
You know how politely he always goes by.
But he thought a big thought--I could tell by his eye--
Which being expressed, might be this in effect:
'I have left those there berries, I shrewdly suspect,
To ripen too long. I am greatly to blame.'"
"He's a thriftier person than some I could name."
"He seems to be thrifty; and hasn't he need,
With the mouths of all those young Lorens to feed?
He has brought them all up on wild berries, they say,
Like birds. They store a great many away.
They eat them the year round, and those they don't eat
They sell in the store and buy shoes for their feet."
"Who cares what they say? It's a nice way to live,
Just taking what Nature is willing to give,
Not forcing her hand with harrow and plow."
"I wish you had seen his perpetual bow -
And the air of the youngsters! Not one of them turned,
And they looked so solemn-absurdly concerned."
"I wish I knew half what the flock of them know
Of where all the berries and other things grow,
Cranberries in bogs and raspberries on top
Of the boulder-strewn mountain, and when they will crop.
I met them one day and each had a flower
Stuck into his berries as fresh as a shower;
Some strange kind - they told me it hadn't a name."
"I've told you how once not long after we came,
I almost provoked poor Loren to mirth
By going to him of all people on earth
To ask if he knew any fruit to be had
For the picking. The rascal, he said he'd be glad
To tell if he knew. But the year had been bad.
There had been some berries - but those were all gone.
He didn't say where they had been. He went on:
'I'm sure - I'm sure' - as polite as could be.
He spoke to his wife in the door, 'Let me see,
Mame, we don't know any good berrying place?'
It was all he could do to keep a straight face.
"If he thinks all the fruit that grows wild is for him,
He'll find he's mistaken. See here, for a whim,
We'll pick in the Mortensons' pasture this year.
We'll go in the morning, that is, if it's clear,
And the sun shines out warm: the vines must be wet.
It's so long since I picked I almost forget
How we used to pick berries: we took one look round,
Then sank out of sight like trolls underground,
And saw nothing more of each other, or heard,
Unless when you said I was keeping a bird
Away from its nest, and I said it was you.
'Well, one of us is.' For complaining it flew
Around and around us. And then for a while
We picked, till I feared you had wandered a mile,
And I thought I had lost you. I lifted a shout
Too loud for the distance you were, it turned out,
For when you made answer, your voice was as low
As talking - you stood up beside me, you know."
"We sha'n't have the place to ourselves to enjoy -
Not likely, when all the young Lorens deploy.
They'll be there to-morrow, or even to-night.
They won't be too friendly - they may be polite -
To people they look on as having no right
To pick where they're picking. But we won't complain.
You ought to have seen how it looked in the rain,
The fruit mixed with water in layers of leaves,
Like two kinds of jewels, a vision for thieves."
1914 "North of Boston"

Примечание.
В русском переводе Вячеслава Толстова первая половина стихотворения
Blueberries публикована в Интернете на сайте Стихи.Ру.
*В другом варианте этого стихотворения фамилия владельца пастбища Patterson.

Какая была девственная природа при Фросте!
Но уже и тогда её губили пожары!
Какая ягодная роскошь!
И за жизнь столько лакомств не встретитшь.
Спасибо, Владимир!
+10!

Очень живо,в тон оригиналу:)