Улица Рузвельта

Дата: 23-06-2014 | 19:06:23

Качает сухогруз волна,
спят чайки на волне;
нигде нет улиц Рузвельта
других в моей стране.

И черноморских ветров соль
горька, что океан.
На Рузвельта – отель «Бристоль»
и славный ресторан!

Чудесных в Ялте див не счесть,
их больше, что ни год,
за что же иностранцам честь
мой город отдаёт?

За то, что в самый грозный час
сплотила нас беда,
а дружбу мы без громких фраз
приветствуем всегда.

Дели с открытою душой
и горе, и успех.
А Рузвельт был тогда большой
авторитет у всех.

Политики аэрозоль
коварен и бедов:
английский помнит порт Бристоль
дым транспортных судов.

Кольцо блокад и бед разжав,
познав победный путь,
здесь, в Ялте, главы 3-х держав
вершили мира суть.

В Ливадии хранит дворец
средь перечня потерь,
какой нашёл себе конец
фашистский лютый зверь.

Так сладок в зной арбуз для рта,
как сладок город мой,
когда иду по Рузвельта,
в тени её, домой…

«БРИСТОЛЬ»

Забуриться, что ль, в кабак «Бристоль»?
«Южным» ресторанчик звался нежно.
Здесь мелькнули юность и надежды –
в этом-то и всей печали соль.

Ресторанчик «Южный» - шум и чад,
шарм послевоенный, блеск и драки,
о прошедших днях сейчас молчат
новоиспечённые писаки.

Говорят, помпезным стал «Бристоль»,
но могу на это лишь заметить:
как салюту звёзд не обесцветить, –
Айседоре не затмить Ассоль.

Грина и Есенина люблю!
Вспомню их – и в сердце, словно талость.
Сколько за кормою миль осталось!
Жизнь – она подобна кораблю.

Порт английский славится – Бристоль.
улица – в честь Рузвельта! – всё краше!
Ради них забыть нам юность, что ль,
ничего не выйдет – это наше!

Той гостишки «Южной» бедный быт,
голь, толкучка, гопники, бандиты,
и хотел бы, только не забыт
шарм послевоенных лет несытых.

Пусть в душе останется мечтой
ресторанчик, где на скрипке Додик
«Чардаш» выдавал, и было, вроде,
до «Бристоля» уж – подать рукой…

ЯЛТИНСКИЙ БРИЗ

Ялтинский бриз – запах полыни;
лавр, кипарис, ливни глициний.

Кукситься, что ль, вставшему рано?
Ныне «Бристоль» мне по карману!

Ныне я царь! Выйду из бара –
модный кепарь, бриджи, сигара.

К пляжу пойду в знойную пору,
всё на виду – город и горы.

А облака даль укачала,
чешут бока яхты причалам.

У «Ореанды» встал супердом.
Вина Массандры, чаек содом.

Ялтинский бриз лечит все боли!
Лавр, кипарис, глянец магнолий…


...Не знал поэт, какую быль своим стихом он оживил...

*****************
Р.М.

Спасибо, Рута Максовна!

Увы. мы с Вами эту быль пережили.
Это частичка нашей с Вами судьбы.
Наша память.

Рад, что откликнулись именно Вы, Рута Максовна!-:)))

С уважением,
Вячеслав.

Вячеслав, сейчас прочитала в новом номере "Литературки" статью Евгения Чигрина "Здесь виноградники с холма,,," (Крым в русской поэзии) об авторах, в своё время воспевающих Тавриду. Все здесь есть - Батюшков и Пушкин, Фет и Хлебников, Мандельштам и мн. другие. Вот, может быть, и Вас когда-нибудь вставят в этот список. Желаю успехов.

Нина

Слав, поправь в конце «Ялтинского бриза»:

Вина Массандры, чаек сОдом.