Инкубатор

Дата: 28-05-2014 | 22:07:08

Один из его отсеков. Утро.
КУРЫКРАСНУХА, СИНЮХА, ЧЕРНУХА и ДРУГИЕспят на своих рабочих местах. Раздается крик ПЕТУХА ПЕТРОВИЧА. КУРЫ просыпаются.

Время от времени по сцене прокатываются эллипсоиды, заостренные с одной стороны, закругленные — с другой. Это
ЯЙЦА.



ЧЕРНУХА (потягиваясь). Петуха бы!
КРАСНУХА. Ты хоть перья-то расправь! Петуха ей подавай.
ЧЕРНУХА. А тебе-то что? Петух с утреца — самое милое дело.
СИНЮХА. Поклевать бы чего.
КРАСНУХА. А ты? Не успела глаза продрать — сразу за просо. Посмотри, на кого ты похожа?
СИНЮХА. Для кого красоту-то наводить? Для Петровича? Так он же каплун!

(КУРЫ смеются.)


КРАСНУХА. Зачем для Петровича? Для себя. (Чистит перышки.) Разве приятно — распустехой-то ходить?
ЧЕРНУХА. Как ни прихорашивайся — конец один.
СИНЮХА (со смехом). Петуший!
ЧЕРНУХА. Оттопчут — и все дела!

(КУРЫ смеются.)


КРАСНУХА (обиженно). Да ну вас! Вечно испортят настроение.

Входят ПЕТУХАН, ПЕТРОВИЧ, ХОХЛАЧ, КВОХТУН, ПЕТУШОК и ДРУГИЕ ПЕТУХИ.


ПЕТУХАН. Привет, девки! Соскучились поди?
ЧЕРНУХА. Уж не по тебе ли?
ПЕТУХАН. А хоть и по мне!
СИНЮХА. Да кому ты нужен?
ЧЕРНУХА. Петух ощипанный.
ПЕТУХАН. Цыц, помет куриный! Раскудахтались! Мало я вас топтал.
СИНЮХА. А то не мало: раз в день.
ЧЕРНУХА. И то не всякий.
ПЕТУХАН. А ну, петухи, налетай! Учтем курью критику.

ПЕТУХИ игриво подходят к КУРАМ.


КРАСНУХА. Ни стыда, ни совести!
ПЕТРОВИЧ. Помалкивай, цыпочка. Нечего курочку из себя строить. Сама-то небось больше всех хочешь.
КРАСНУХА. Не подходи: клюну!
ПЕТУХАН. С тебя и начнем. Петрович, хватай ее!
ПЕТУШОК. Прекратите!
ПЕТУХАН. Чего-чего?
ПЕТРОВИЧ. Подумать только: у куренка голосок прорезался!
КВОХТУН. На своей улочке и курочка храбра.
ХОХЛАЧ. Да ведь не поет курица петухом, а если споет — так на свою же голову.
ПЕТУШОК (робея). Это неправильно!
ПЕТУХАН. Что именно?
ПЕТУШОК. Каждый петух должен жить со своей курицей...
ПЕТУХАН. Рехнулся.
ХОХЛАЧ. Клюнул что-нибудь лишнее.
КВОХТУН. Клюкнул.
ПЕТРОВИЧ. Импотент, наверное.

ПЕТУХИ и КУРЫ смеются.


ПЕТУХАН. Вот тебе, Петрович, и помощник.
ХОХЛАЧ. Евнух куриный.
ПЕТУШОК. Куда деваются наши яйца?
КВОХТУН. Куда надо. Ты лучше скажи, почему одни яйца белые, другие — коричневые?
ПЕТУХАН. Это зависит от петуха.

ПЕТУХИ и КУРЫ снова смеются.


ПЕТУШОК (робея). Вы не ответили на мой вопрос.
ПЕТУХАН. На какой?
ПЕТУШОК. Насчет яиц.
ПЕТУХАН. Не твоего куриного ума дело.
ПЕТРОВИЧ. Всяк петушок — знай свой шесток.
КВОХТУН. Наше дело петушье — топтать кур; курья забота — нести яйца. А они пусть себе катятся. Своей дорогой.
ПЕТУШОК (более смело). Как вы не понимаете: нельзя так относиться к своим яйцам. Это же наши будущие дети. Мы должны о них заботиться, кормить, воспитывать. Пусть петухи и куры живут семейно, парами, со своими цыплятами, любят друг друга... а не так, как сейчас...
ПЕТУХАН. Ну все, прокукарекал свое — и вали, покуда цел. Я с тобой потом разберусь.
КВОХТУН. Яйца курицу не учат. Подрастешь — получишь право голоса.
ПЕТРОВИЧ. А пока помалкивай. Курица кудахчет, а петух молчит.
ХОХЛАЧ. Курятина ему, видите ли, не нравится. Зато нам — в самый раз. Ах, какие девочки! Какие ножки!
КУРОЧКА (робея). А я... с ним согласна.
ПЕТУХАН. Тебя не спросили, несушка половозрелая!
ПЕТУШОК. Не смей... те оскорблять мою невесту!
ПЕТУХАН. Что ты сказал? Невесту?.. Ах ты цыпленок пареный!

(По инкубаторской радиосети разносится: «Двадцать тысяч семьсот тринадцатый, мать твою! Где тебя носит! С ведрами на выход!» )


ПЕТУШОК (пользуясь ситуацией). Слышите? Это голос нашего куриного бога. Слышите? Он подтверждает мои слова! Он согласен со мной! Спасибо тебе, куриный бог мой, за то, что ты не оставил меня!

ПЕТУХИ и КУРЫ потрясены.

Тот же отсек некоторое время спустя.


ПЕТРОВИЧ. Куры отбились от крыльев.
ХОХЛАЧ. Цыплята осточертели...
ПЕТРОВИЧ. Снуют туда-сюда — голова кругом.
КВОХТУН. С каждым днем еды все меньше. Скоро совсем клевать нечего будет.
ХОХЛАЧ. Кругом скорлупа, не пройти.
ПЕТРОВИЧ. Главное — этот ощипок. От его куроучения спасу нет...
ПЕТУХАН. Носится со своим богом как курица с яйцом.
ХОХЛАЧ. Ты бы все же полегче. Беду накличешь.
ПЕТУХАН. Ладно тебе, раскудахтался. И так ничего хорошего.
ПЕТРОВИЧ. Он-то молоденькую себе подцепил.
ПЕТУХАН. Нет, почему мы должны ему верить? Речи куриного бога непонятны. Каждый петух, даже каждая курица могут понимать их по-своему. А может, он просто водит нас за клюв?

(Голос из радиосети: «Почему воду не подключили, мать вашу так!». )


ХОХЛАЧ. Вот тебе и водит за клюв. Прости ему, куриный бог, он не ведает, что кудахчет.
ПЕСТРЫЙ. Прямо мороз по коже.
ПЕТУХАН. Немудрено. Она же у вас куриная.
КВОХТУН. Ты что, очумел? Мало нам напастей.
ПЕТРОВИЧ. Дождешься — начнется куриный мор.
ПЕТУХАН. Если и начнется, то не из-за меня, а от недостатка пищи и воды. Вы лучше скажите, что означают слова куриного бога?
ПЕТРОВИЧ. Не нам, петухам, судить об этом.
ПЕТУХАН. А кому? Этому шалтаю-болтаю? Чем мы хуже него? (Его осеняет.) Я знаю, что сказал куриный бог.
КВОХТУН. Так. Еще пророк выискался.
ПЕТРОВИЧ. Мало нам одного.
ХОХЛАЧ. Свихнулся, не иначе. На почве религии.
ПЕТРОВИЧ. Не хочешь прилечь или водички глотнуть?
ПЕТУХАН. Заткнитесь! Я знаю, что говорю. Куриный бог только что сказал мне: «Петухан, не слушай этого полудохлого цыпленка. Пусть твои петухи и куры снова заживут по-старому. Будь у них (пауза) королем, а Курочку (пауза) возьми себе».
ПЕТРОВИЧ. Ну, ты даешь, Петухан!
ПЕТУХАН. Молчать! Как ты смеешь так говорить со своим королем?!

Другая сторона отсека.


ПЕТУШОК (в раздумье). Курочка считает меня умным, смелым, благородным. Она гордится мной, а я... Что я могу? Цыплята плодятся не по дням, а по часам. Все захламлено скорлупой. Запасы еды и воды пополняются медленно. Пришлось ограничить пайки. Куры и петухи недовольны. Раньше, когда не было цыплят, нам всего хватало. А теперь... Куриный бог мой, вразуми меня! Население растет. Где брать еду? Где брать воду? Что делать?

(Голоса из радиосети: «Двадцать тысяч семьсот тринадцатый, что со вторым отсеком?» — «Я не знаю». — «Не знает он! Не знаешь — сходи посмотри!». )


Куриный бог! Я слышу тебя. Я готов исполнить твою волю. Но, кажется, я разучился понимать твои слова... Вразуми меня, куриный бог мой...

Входит КРАСНУХА.


КРАСНУХА. Все ходишь, мечтаешь — а там такое творится!
ПЕТУШОК. Что случилось?
КРАСНУХА. Петухан со своей стаей...
ПЕТУШОК. Не квохчи. Говори толком.
КРАСНУХА. Петухан сказал, что только он понимает речи куриного бога...
ПЕТУШОК. Куриный потрох!
КРАСНУХА. Не ругайся. Дескать, бог назначил его королем, повелел разогнать семьи, кур снова сделать общими, цыплят сдать вместе с яйцами. А твою Курочку...
ПЕТУШОК. Что?
КРАСНУХА. Петухан взял себе...
ПЕТУШОК. Не может быть! Подонок! Что же она? Что остальные?
КРАСНУХА. Что-что! Ничего. Ты туда беги! Потом спрашивать будешь!

ПЕТУШОК и КРАСНУХА уходят.

Другая сторона отсека.


ПЕТУХАН (сидя на королевском насесте). О, великий куриный народ! Мы, милостивый король Петухан первый, во исполнение воли куриного бога...

Входит ПЕТУШОК.


ПЕТУШОК. Ты не имеешь права говорить от его имени!

Подручные королевские ПЕТУХИ хотят схватить его. ПЕТУХАН их останавливает.


ПЕТУХАН. Не успел явиться, как уже надерзил своему королю.
ПЕТУШОК. Ты мне не король!
ПЕТУХАН (сделав вид, что не слышит). Но мы не станем карать тебя за непослушание. Пока не станем. Мы даже готовы вступить с тобой в дискуссию — чтобы доказать всему куриному народу пагубность твоих заблуждений. Итак, отвечай нам: что принесли петухам и курам твои реформы?
ПЕТУШОК. Свободу. Возможность создавать семьи, растить цыплят, жить по своему разумению...
ПЕТУХАН. Все это хорошо. Но разве ты сделал их счастливее?
ПЕТУШОК. Счастье — это проблема, которую каждый петух и каждая курица решают самостоятельно...
ПЕТУХАН. Вздор! Что понимают в счастье твои куриные мозги? Счастье — это вдоволь пищи и воды. Счастье — это сытая беспроблемная жизнь. Счастье — это физическая доступность любого петуха любой курице. Где просо? С тех пор, как ты решил осчастливить их, еды постоянно не хватает. Где вода? Несушки, которые сутками работают на насестах, не могут даже вдоволь напиться. А эти твои половые ограничения... И ты еще смеешь говорить о свободе!
ПЕТУШОК (явно смущен). Я исцелил свой народ от куриной слепоты. Я придал смысл его куриной жизни...
ПЕТУХАН. Курам на смех! У жизни нет никакого смысла. Ты бы сперва спросил, чего хочет куриный народ: твоего смысла или моего счастья. Петушина ты, простофиля! Когда у них не останется еды, им будет все равно: есть у жизни смысл или нет. Как говорится, голодной курице просо снится.

ПЕТУХИ и КУРЫ аплодируют. ПЕТУШОК смущенно молчит.


Молчишь? Мокрая ты курица, а туда же: петушиться вздумал.

ПЕТУХИ и КУРЫ смеются.


Мы помилуем тебя, если ты всенародно отречешься от своих заблуждений. В противном случае...
ПЕТУШОК (овладевая собой). То, что творишь ты, — это произвол. А петухи и куры добровольно, без принуждения, избрали иной путь. Они были послушны гласу куриного бога. Неужели ты думаешь скрыться от его гнева? Он настигнет тебя повсюду. Ты еще ответишь за свои злодеяния. Где моя Курочка? (Бросается на ПЕТУХАНА.) Я задушу тебя голыми крыльями!

ПЕТУХИ хватают ПЕТУШКА.


ПЕТУХАН. Удача не курица, не прикормишь. Если кого и покарает куриный бог, то тебя первого. Заклевать его!

(С обратной стороны отсека слышатся шаги.)


ПЕТУШОК. Стойте! Слышите? Это куриный бог! Он идет мне на помощь. Уж он-то отделит просо от шелухи. Куриный бог, я, твой заблудший сын, жду твоего пришествия с благоговением и страхом! Внемлите мне! Сейчас мы узрим нашего бога!

Двери отсека открываются. Входит 20713.
ПЕТУХИ, КУРЫ и ЦЫПЛЯТА в ужасе мечутся по отсеку.


20713. Мать честная, что здесь творится!

(Голос из радиосети: «Двадцать тысяч семьсот тринадцатый, что там у тебя?». )


20713. (снимая трубку с телефонного аппарата, установленного в отсеке). Здесь сам черт ногу сломит. Куры, петухи, цыплята, горы скорлупы... Так, хорошо, будет сделано. (Кладет трубку.) Все, ребятушки-цыплятушки, райская жизнь кончилась. (Открывает задвижки.) И не рада бы курочка на стол, да тащат за хохол.

(Внезапно двери отсека захлопываются. Из открытых задвижек начинает бить вода.)


Вы что же, свиньи, делаете! Я же еще здесь! (Тщетно пытается закрыть задвижки. Бросается к телефону. ) Эй вы! Остановите воду! Я же еще не вышел! (Никто не отзывается.) Скоты! Будьте вы прокляты!

(Вода, постепенно заполняя отсек, смывает со сцены ПЕТУХОВ, КУР, ЦЫПЛЯТ и 20713.)

Утро следующего дня.

КУРЫ спят на своих рабочих местах. Раздается крик ПЕТУХА. КУРЫ просыпаются. Время от времени по сцене прокатываются эллипсоиды, заостренные с одной стороны, закругленные — с другой. Это ЯЙЦА.


ПЕСТРУХА (потягиваясь). Петуха бы...

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!