"На воду дующий, почти сумев..."

Дата: 07-05-2014 | 23:50:41

* * *

На воду дующий, почти сумев
внушить себе, что дело не напрасно,
что есть в нем толк, общественный резон
и даже, может быть, предназначенье,
одобренное кое-кем в верхах,
вдруг слышит в глубине усмешку рыбы –
не просто так усмешку, а над ним
(из глубины – над ним! Парадоксально!);
он видит искривленное волной
лицо чуть потемневшего металла
и оскорбительно спокойный взгляд,
и иронично выгнутые скулы…

На воду дующий впадает в гнев
и, не переставая дуть, хватает
ближайший дрын, и мощно бьет туда,
где только что, но дрын легко проходит
сквозь воду и врезается в песок;
тогда он снова бьет – уже не рыбу,
которой не видать, а плоть воды,
он разбивает целое на части,
на зерна брызг, на атомы почти,
как бы уподобляясь Демокриту,
не зная, впрочем, кто он, Демокрит,
не зная также отчего взбесился,
лишь ощущая, что и этот гнев
в верхах найдет прямое пониманье…

Но, вымокнув до кончика хвоста,
он прекращает бить и поднимает
взгляд от воды, и видит в небесах
(что отменяет прежний парадокс, но
рождает тут же парадокс иной)
усмешку рыбы, лик ее и скулы
предельно ясно: можно различить
чешуйки оловянного подбрюшья
и бронзовые крылья плавников,
и видопринадлежность на латыни…

На воду дующий сжимает дрын,
хотя и понимает бесполезность
подобных мер: известно, небеса
не ранишь дрыном, не пропорешь финкой,
в них даже дуть бессмысленно – они
и сами могут дунуть так, что мало
не будет; наконец, в верхах пока
само наличие небес не то что
бы отрицают, но из года в год
обходят показательным молчаньем…

На воду дующий отводит взгляд,
бросает дрын и харкает под ноги,
а после, ощущая дискомфорт
и потому поспешнее, чем надо,
уходит – под усмешку с высоты,
которую он чувствует спиною;
в пути он успокаивает дрожь,
но все же озирается порою
и наполняет сквернословьем рот –
вполголоса, невнятно и несмачно,
поскольку это, кажется ему,
способствует и всякое такое.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!