Роберт Фрост Охотник на кроликов и другое. (Цикл).

Дата: 04-05-2014 | 04:41:44

Роберт Фрост Охотник на кроликов
(С английского).

Охотник беспечен.
Укрылся да свищет.
Ружьё висит.
Вокруг ольшаник
и топь в снегу -
ужасно белая.
Ищейка рыщет.
Она старается.
В восторге визжит -
как угорелая.
Заводит игры.
Несёт на бегу
серого зайца.
Вручает дичь,
чтобы прикончить.
Ей это жутко.
(И мне - не шутка).
Нас можно постичь...

The Rabbit-Hunter

Careless and still
The hunter lurks
With gun depressed
Facing alone
The alder swamps
Ghastly snow-white.
And his hound works
In the offing there
Like one possessed.
And yelps delight
And sings and romps,
Bringing him on
The shadowy hare
For him to rend
And deal a death
That he nor it
(Nor I) have wit
To comprehend
1942 "A Witness Tree".


Роберт Фрост Ноябрь
(С английского).

Листья в мечтах об овации,
но нынче не просто миграция.
Они летят чередом
к полной своей ликвидации.
Слипаются, падают в грязь
в промозглый день, под дождём.
"Конец нам !" - звучат моления.
Их пора унеслась.
И мы приступаем к спасению -
гордо берёмся сгребать
в полном недоумении,
что мрут, как начали спать,
что мрут, предпочтя рыдать.
А мы отрицаем в презрении,
что нации гибнут в сражении.

Robert Frost November

We saw leaves go to glory,
Then almost migratory
Go part way down the lane,
And then to end the story
Get beaten down and pasted
In one wild day of rain.

We heard " 'Tis Over" roaring.
A year of leaves was wasted.
Oh, we made a boast of storing,
Of saving and keeping,
But only by ignoring
The waste of moments sleeping,
The waste of pleasure weeping,
By denying and ignoring
The waste of nations warring.
(1938) 1942 "A Witness Tree".

Аннотация.
В стихотворении "November", написанном непосредственно перед началом Второй
Мировой войны, звучит явная, хотя ещё очень смутная и не до конца продуманная
тревога поэта, вызванная неэффективной и неверной позицией ведущих мировых
демократических держав в опаснейший период, когда уже начиналась полномасштабная нацистская агрессия.


Роберт Фрост Пауза
(С английского).

Чтоб всё познать, есть смысл остановиться.
Высокий склон и крут и величав,
и взору открывается страница
с пространным текстом из кустов и трав.
Нам надобно читать, пока есть время,
смотря на дёрен, майник, змеевик,
прилежно изучать плоды и семя
и мозг включить, чтоб мыслить он привык.
Всегда при чтенье или размышленье
нам нужен пристальный и твёрдый взгляд,
и в час неумолимого сраженья,
и даже в час блаженства и услад.
Нас высмеют и пригрозят пинками,
но нужно, чтоб задумались мы сами.

Robert Frost Time Out

It took that pause to make him realize
The mountain he was climbing had the slant
As of a book held up before his eyes
(And was a text albeit done in plant.)
Dwarf cornel, gold-thread, and maianthemum,
He followingly fingered as he read,
The flowers fading on the seed to come;
But the thing was the slope it gave his head:
The same for reading as it was for thought,
So different from the hard and level stare
Of enemies defied and battles fought.
It was the obstinately gentle air
That may be clamored at by cause and sect
But it will have its moment to reflect.
1942 "A Witness Tree"

Аннотация.
Комментаторы считают, что в стихотворении "Time Out" Роберт Фрост высказывает
своё убеждение в познаваемости природы, похожей на книгу, которую нужно суметь прочесть. Поэт уверен, что люди способны вести диалог с природой, задавать ей вопросы и читать её ответы.


Роберт Фрост Последний последователь.
(С английского).

Он страстен был, отважен - был таков,
что на Земле не сыщешь двойников.
Он был как золото из родников,
но не из мрачных душных рудников.

Нам преподносят странные шарады:
богов полно, и угождать им надо.
Поэтам же - любого их разряда -
не слишком щедро выдают награды.

Поэты не особо преуспели,
любые восхитительные трели
частенько попадают мимо цели.
Нетрудно приуныть, подобно Шелли.

От Золотого Века до сих пор
по поводу поэзии - раздор.
Весь возмущённый социальный ор
всё чаще принимается за вздор.

Стезя поэта часто не легка.
Поэт, избравший участь бедняка,
не ставший золотить свои бока,
лишь многих отпугнёт наверняка.

У музы скорбь о том, кто брёл в каморку,
меся ногами мусор по Нью-Йорку,
кто даль мечты хотел увидеть зорко
и нёс на ужин для подруги корку.

С ним стало трудным всякое общенье.
В нём быстро изменялись настроенья:
тысячелетие при завершенье
не обещало никакого улучшенья. -

На то у государственной машины
шуруют гвельфы, бьются гибеллины.
О том вещают книжные лавины.
Так думаю я сам не без причины.

Мой друг не чувствовал нужды в словах.
Одна печаль была в его глазах.
Рай на Земле рассыпался во прах -
он помышлял о царстве в небесах.

Robert Frost The Lost Follower

As I have known them passionate and fine
The gold for which they leave the golden line
Of lyric is a golden light divine,
Never the gold of darkness from a mine.

The spirit plays us strange religious pranks
To whatsoever god we owe the thanks.
No one has ever failed the poet ranks
To link a chain of money-metal banks.

The loss to song, the danger of defection
Is always in the opposite direction.
Some turn in sheer, in Shelleyan dejection
To try if one more popular election

Will give us by short cut the final stage
That poetry with all its golden rage
For beauty on the illuminated page
Has failed to bring—I mean the Golden Age.

And if this may not be (and nothing’s sure),
At least to live ungolden with the poor,
Enduring what the ungolden must endure.
This has been poetry’s great anti-lure.

The muse mourns one who went to his retreat
Long since in some abysmal city street,
The bride who shared the crust he broke to eat
As grave as he about the world’s defeat.

With such it has proved dangerous as friend
Even in a playful moment to contend
That the millennium to which you bend
In longing is not at a progress-end.

By grace of state-manipulated pelf,
Or politics of Ghibelline or Guelph,
But right beside you book-like on a shelf,
Or even better god-like in yourself.

He trusts my love too well to deign reply.
But there is in the sadness of his eye,
Something about a kingdom in the sky
(As yet unbrought to earth) he means to try.
1942 "A Witness Tree".

Аннотация.
Стихотворение "The Lost Follower" - траурное прощание с поэтом, до конца
верившим в утопические учения о построении на земле справедливого общества
всеобщего равенства и процветания. Роберт Фрост пишет о несбыточности таких
социальных иллюзий.


Роберт Фрост Как удержаться на планете.
(С английского).

Мы жаждали дождя, а не Содома.
Распорядитель показал свой нрав:
он, злое наводнение наслав,
был тороват на молнии и громы.
Когда мы умоляли о дожде,
ответ с крутых небес был полон гнева,
но сладкий душ пролился на посевы
и лился вновь, повсюду и везде.
И почва много влаги набрала.
Земля, напившись, к людям подобрела.
Соотношение добра и зла
меняется в природе то и дело.
Между природой и людьми - война,
но, может быть, не станет длиться вечно.
Природа стать любезнее должна -
хотя бы только на один процент,
не нужно лишь плодиться бесконечно,
чтоб выжил на Земле наш контингент.


Robert Frost Our Hold on the Planet

We asked for rain. It didn’t flash and roar.
It didn’t lose its temper at our demand
And blow a gale. It didn’t misunderstand
And give us more than our spokesman bargained for;
And just because we owned to a wish for rain,
Send us a flood and bid us be damned and drown.
It gently threw us a glittering shower down.
And when we had taken that into the roots of grain,
It threw us another and then another still,
Till the spongy soil again was natal wet.
We may doubt the just proportion of good to ill.
There is much in nature against us. But we forget;
Take nature altogether since time began,
Including human nature, in peace and war,
And it must be a little more in favor of man,
Say a fraction of one percent at the very least,
Or our number living wouldn’t be steadily more,
Our hold on the planet wouldn’t have so increased.
1942 "A Witness Tree".


Роберт Фрост Тройная броня.
(С английского).

Я - в латах, трижды защищён,
я прячусь в свой надёжный схрон;
устроил внутренний заслон
и внешне тоже ограждён.

Я совершил нелёгкий труд -
мой дом построен как редут.
Ко мне злодеи не войдут
и брешей в стенах не пробьют.

К нам всякий сброд проникнуть тщится,
нездешний люд, чужие лица.
Мне служит, чтоб от них закрыться
национальная граница.

Robert Frost Triple Bronze

The Infinite’s being so wide
Is th reason the Powers provide
For inner defense my hide.
For next defense outside

I make myself this time
Of wood or granite or lime
A will too hard for crime
Either to breach or climb.

Then a number of us agree
On a national boundary.
And that defense makes three
Between too much and me.
(1939) 1942 "A Witness Tree".

Аннотация.
Комментаторы отмечают, что стихотворение "Triple Bronze" звучит иронично и
написано в эпиграммном стиле.


Роберт Фрост Неповторимые птичьи напевы.
(С английского).

В райском саду от зари до заката
птицы певали свои пасторали.
С ними там Ева пела когда-то. -
Евины песни всех звонче звучали.
Голос певицы был нов и чудесен,
переливался, как быстрая речка.
Птицы пленялись мелодией песен,
не понимая на слух ни словечка.
Ева навеки осталась в том пенье.
Песни её подхватили птицы. -
В каждом лесу и в любом селенье
ей суждено никогда не забыться.
Неповторимые птичьи напевы !
Ведь не напрасно их пела Ева.

Robert Frost Never Again Would Birds' Song the Same

He would declare and could himself believe
That the birds there in all the garden round
From having heard the daylong voice of Eve
Had added to their own an oversound,
Her tone of meaning but without the words.
Admittedly an eloquence so soft
Could only have had an influence on birds
When call or laughter carried it aloft.
Be that as may be, she was in their song.
Moreover her voice upon their voices crossed
Had now persisted in the woods so long
That probably it never would be lost.
Never again would birds' song be the same.
And to do that to birds was why she came.
1942 "A Witness Tree".

Примечание.
Стихотворение "Never Again Would Birds' Song the Same" можно найти в Интернете в русском переводе Василия Бетаки.


Роберт Фрост Облачная тень

Ища, что в книжке говорится о весне,
она, как лёгкий бриз шуршала в тишине.
Я счёл за нужное ей дать совет:
"Напрасно ищешь ! О весне там нет".

Кому важна весна ? Она не отвечала,
лишь облачная тень на личико упала.
Наверное, надулась в знак протеста,
что я скрываю нужное ей место.

Robert Frost A Cloud Shadow

A breeze discovered my open book.
And began to flutter the leaves to look.
For a poem there used to be on spring
I tried to tell her “There is no such thing!”

For whom would a poem on spring be by?
The breeze disdained to make reply;
And a cloud shadow crossed her face
For fear I would make her miss the place.
1942 "А Witness Tree".

Примечание.
Стихотворение "A Cloud Shadow" многократно переведено на русский язык
в различной интерпретации. В нём содержится забавная загадка.
Любопытно, как Роберт Фрост и разные переводчики описывают персонаж (или персону), листающую книжку стихов. У автора это бриз (некто женского рода),
имеющий лицо.
У Михаила Рахунова - дочь ветерка с испуганным лицом.
У Алёны Алексеевой - волна ветра, но с лицом.
У Валентина Савина - бриз (он), но с лицом.
У Ирис Виртуалис - весна с ветреной рукой.
У Рафаэля Шустеровича - ветерок, но с виском.
У Виктора Топорова - зыбь с презрением и тоской.
У Петра Долголенко - некто похожий на бриз, нахмуренный, с презрительным
взглядом; в другом варианте, у него же, - струя ветра, нахмуренный ветер,
с лицом, на котором укор.
У Дмитрия Якубова - бриз (он) с испугом на лице.
У Андрея Пустогарова - ветренная погода с омрачённым лицом.
Какой ёмкий простор для полётов нашей поэтической фантазии !


Роберт Фрост Поиск горечавки.
(С английского).

Я шёл по лугу налегке и браво
скандировал и напевал.
Всё упражнял, оглядывая травы,
и память и вокал.

Там всё цвело, от незабудок до купавок,
на много миль вокруг.
Я ж в поисках лиловых горечавок
обрыскивал весь луг.

Я должен был успеть до косовицы.
Трава успела подрасти.
Мелькнула на тропе пугливая лисица
и убралась с пути.

Я бросился за ней в лесную чащу,
и случай мне помог -
нашёл там пышный настоящий
желанный мне цветок.

Он кверху вскинул фиолетовые шпили.
Его ольха там сберегла,
и ветерки его в тени не теребили
и не тревожила пчела.

Я на коленях любовался им вначале,
убрал вокруг него сучки,
и около него, как призраки, стояли
другие нерасцветшие ростки.

Натешившись, смекаю по приметам,
что недалёк и листопад.
Прощаюсь с завершённым летом,
тихонечко бреду назад.

Robert Frost The Quest of the Purple-Fringed

I felt the chill of the meadow underfoot,
But the sun overhead;
And snatches of verse and song of scenes like this
I sung or said.

I skirted the margin alders for miles and miles
In a sweeping line.
The day was the day by every flower that blooms,
But I saw no sign.

Yet further I went to be before the scythe,
For the grass was high;
Till I saw the path where the slender fox had come
And gone panting by.

Then at last and following him I found –
In the very hour
When the color flushed to the petals it must have been –
The far-sought flower.

There stood the purple spires with no breath of air
Nor headlong bee
To disturb their perfect poise the livelong day
‘Neath the alder tree.

I only knelt and putting the boughs aside
Looked, or at most
Counted them all to the buds in the copse’s depth
That were pale as a ghost.

Then I arose and silently wandered home,
And I for one
Said that the fall might come and whirl of leaves,
For summer was done.
(1901) 1942 "A Witness Tree".

Примечание.
Стихотворение "The Quest of the Purple-Fringed", написанное в молодости, Роберт Фрост назвал "The Quest of the Orchis". Когда его ботанические знания
обогатились, он понял, что цветок, который он разыскивал - не орхидея, а
гентиана (горечавка). Поэтому в последующих изданиях он изменил название стихотворения, указав только, что разыскивал фиолетовый цветок с каёмкой.


Роберт Фрост Обдумай, обеспечь.
(С английского).

Столкнулся с тощей бедолагой,
подёнщицей, почти бродягой, -
с былой красоткой Ависагой.

Слыла звездою Голливуда,
а нынче ей куда как худо...
Судьба горазда на причуды.

Умри пораньше, обмани судьбу !
А если не спешишь лежать в гробу,
живи с умом, не вылетай в трубу.

Заделайся большим биржевиком
и, если умудришься стать царьком,
не назовут паршивым стариком.

Удачники находчивы в борьбе
и впереди в косьбе и молотьбе.
Такая прыть поможет и тебе.

Старинные заслуги не спасут.
Начнёшь сдавать, так всё равно затрут.
Без устали борись за свой статут.

Пусть о тебе не молкнет речь.
Сплоти друзей и знай, чем их привлечь.
Обдумай свой финал и обеспечь.

Robert Frost Provide, Provide.

The witch that came (the withered hag)
To wash the steps with pail and rag
Was once the beauty Abishag,

The picture pride of Hollywood.
Too many fall from great and good
For you to doubt the likelihood.

Die early and avoid the fate.
Or if predestined to die late,
Make up your mind to die in state.

Make the whole stock exchange your own!
If need be occupy a throne,
Where nobody can call you crone.

Some have relied on what they knew,
Others on being simply true.
What worked for them might work for you.

No memory of having starred
Atones for later disregard
Or keeps the end from being hard.

Better to go down dignified
With boughten friendship at your side
Than none at all. Provide, provide.
1936 "A Further Range".

Примечание.
Стихотворение "Provide, Provide" можно найти в Интернете в русских переводах
Т.Вассы ("Предоставьте") и Sentjao ("Стяжай, стяжай").

"Чтоб всё познать, есть смысл остановиться.
Высокий склон и крут и величав,
и взору открывается страница
с пространным текстом из кустов и трав."

Сильно и современно!
И по мысли, и по техническому исполнению!

+10!