Читая Ярослава Ивашкевича

Дата: 03-05-2014 | 14:50:25

Дождь

Едва закрыть успели ставни
дождь постучал приятель давний
а помнишь
год тому назад
какую

он устроил бучу
когда привел с собою
тучу
и пировал два дня подряд

Куражась
доходил до точки
по крыше лез на сеновал
а по ночам в садовой бочке
как пьяный мельник распевал

И все-таки на землю

Едва коснется ураган
вершин высоких сосен,
гудит невидимый орган
и наступает осень.

Листвы осенней витражи
гроза дрожать заставит,
листок осиновый дрожит,
срываясь в долгом Ave

Maria. Ввысь летят слова.
Словам высоким внемлю.
На землю падает листва.
И все-таки на землю.

Врасплох

Телегу снег застал врасплох,
и разъезжаются колеса.
Снежинки ловим, точно блох,
над домом дым приклеен косо.

Река подернулась ледком,
не за горами день, когда мы
по ней пойдем гулять пешком,
как будто господа и дамы.

Печален колокола звон,
костела будничная праздность
и католических ворон
картинная благообразность.

Волк

Я старый волк. На склоне дня
бреду околицей деревни,
не замечающей меня
слепыми окнами харчевни.

Там дверь откроется, как пасть,
чтобы ошпарить перегаром,
чтоб мог с крыльца в сугроб упасть
какой-нибудь крестьянин старый,

чтоб с песней вышел молодой
в распахнутой овечьей шкуре,
когда хозяйка за водой
пройдет к колодцу, брови хмуря.

И сквозь густой табачный дым
в утробе логова людского
я различу, какой еды
куски берутся бестолково.

Захлопнется с размаху дверь,
подхватит ветер пара клочья.
Я буду выть всю ночь теперь.
Проклятая порода волчья!

Глаза у страха велики…
У них – дубины и двустволки,
а у меня мои клыки,
и все вокруг друг другу – волки.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!