30/VIII.1918

Дата: 17-04-2014 | 23:55:57

Леонид Иоакимович тупо сидит за столом,
Помавая пером, ожидая вотще вдохновенья.
Вдохновенье нейдет. Распадаются связи и звенья.
Подступает безмолвие, творческий кризис, облом.

Леонид Иоакимович взглядом скользит по стене,
Но стена отвечает молчаньем – бесчувственный камень.
А как раньше писалось: «На солнце, сверкая штыками…»!
Или, скажем, чуть ниже: «Керенский на белом коне…»!

Да, писалось! А нынче не то чтоб штыки не блестят,
Но блестят по-иному. Керенский? Керенский в Париже.
То есть, в общем, куда ни прицеливай – выше ли, ниже –
Но писать больше не о чем: Русь, как истлевший костяк,

Разоряемый ветром… Так это же тема! Перо
Набирает разбег, но теряет проворство и скорость.
Леонид Иоакимович стонет, болезненно скорчась.
На него Моисей Соломонович смотрит хитро

Со страницы вчерашних «Известий» – бликует пенсне.
Леонид Иоакимович, щурясь, глядит обалдело,
И в его голове созревают подробности дела,
Но пока еще неким намеком, отнюдь не вполне.

Леонид Иоакимович пробует вновь ощутить
Ускользающий ритм – но ни звука в пустом мирозданье:
То есть муза исчезла, ушла, не сказав «до свиданья»,
Не оставив словца на какой-нибудь жалкий петит.

Леонид Иоакимович чувствует сухость во рту,
И ему представляется Некто, сманивший Невесту,
Умыкнувший его вдохновенье, оставив заместо
Несравненной музыки зияющую пустоту.

И, взглянув на газету, он видит отчетливо, как
Моисей Соломонович, утром на службу прибывши,
Вдохновенно творит – то есть даже не пишет, но пышет,
В упоенье экстаза сжимая припухлый кулак.

И услужливо музы, как мухи, кружатся над ним.
Он указы строчит, обрамляя в железный анапест
Глубину рассуждений, он ищет, он херит крест-накрест,
Он летит в беспредельное, метром, как ветром, гоним.

О, чеканная поступь созвучий! О, вольная гладь
Русской речи! О, строгость цезуры! О, синтаксис ловкий!
Как легко Моисей Соломонович точной рифмовкой
Подгоняет финальную мысль: «Расстрелять! Расстрелять!»

Как он ловит дыхание времени, новых побед!
Как… Но тут Леонид Иоакимович морщится жутко,
Достает револьвер, надевает в прихожей тужурку,
Выбегает во двор и садится на велосипед…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!